Разместить объявление

Вальдшнеп

28.01.2007

Апрель - бесконечный карнавал природы с быстрой сменой декораций. Не успел сегодня - завтра этой сцены уже не увидишь: солнце слизнет лоскутное снеговое одеяло и раскидает весёлые коврики первоцветов.

Самые таинственные и захватывающие действа совершаются на зорях, в лесу, утопающем в вечерних или предрассветных сумерках. Что может сравниться по глубине и силе впечатления с глухариным током? Только вальдшнепиная тяга!

Заря гаснет над сырыми осинниками. Расплывающаяся из оврагов и ельников темнота гасит последние птичьи переливы. Только зарянки и дрозд-белобровик изредка прорезают звонкое безмолвие. А из-за дальней болотины несется злорадное улюлюкание длиннохвостых неясытей - это голоса зрителей с галерки: они требуют начала спектакля!

А вот и актеры - они быстры и деловиты. Бесшумно трепещут мягкие крылья, стремительно пронося их маленькие тела над уснувшими перелесками, длинные носы, как шпаги, опущены вниз. Негромкие "хор-хор-ци-ци-ци" звучит как заклинания лесных гномов-колдунов. И у каждого гнома - своя присказка: "хор-ци-ци-ци" или "хор-хор-хор-ци". Как морзянка - точка-точка-тире. Вон два гнома сцепиaлись в воздухе, и один погнал другого - тихие звуки сливаются в сплошную возбужденно-гнусавую трель: "Прочь, прочь, здесь мое сокровище спрятано!"

А сокровище, самочка, действительно, где-то тут среди сырых кочек. Тихо сидит, лишь изредка поднимется свечкой над черными вершинами и скорее вниз, в объятия темноты на любимую кочку. Это она так привечает околдовавшего её маленького чародея.

На этот спектакль всегда хочется прийти заранее, чтобы не пропустить что-то неуловимое и самое главное. Вот и в этот раз я выбрался еще засветло.

Солнце еще только раздумывает, где бы приземлиться, мягко планируя над лесом. Все покрыто светящейся рыжеватой дымкой. Вербные барашки мерцают над черными бочагами, над ними солнечным зайчиком вьется первая бабочка-капустница.

Хорошо!.. Можно перекурить и послушать весну. Где-то в сыром ельнике натужно-утробными голосами переговариваются вяхири, огромные лесные голуби с белыми пятнами на розовато-лиловых шеях. За спиной прошелестели чьи-то быстрые крылья, шипение рассекаемой воды в ручье за ближайшим ивняком. Утки! "Тир-лик, тир-лик" - ага, чирок-свистунок зовет подругу.

Удивительная уточка: селится на самых микроскопических лужах в захламленном лесу, взлет быстрый и вертикальный, чтобы выскочить в любой просвет между деревьями. В середине лета, когда эти бочаги пересыхают, выводки свистунков, где пешком, где вдоль попутного ручья перебираются на большие водоемы. Но это будет еще не скоро, а сейчас селезень в томлении ждет-не дождется маленькую самочку, а я - когда начнут тянуть вальдшнепы!

Солнечный свет упорно не хочет уходить из ласковых перелесков. Но мне не жаль. Птичьи голоса и скороговорка талой воды - кажется, это дрожат невидимые струны в хрустальном воздухе. И где-то высоко-высоко в упоении пикирует и жужжит неугомонный крохотный бекас. "Эт-ек, эт-эк!" - а это самочка бекаса. Вот она, совсем рядом: примостилась на оттаявшей осоковой кочке.

Резиновое хоркание раздалось неожиданно, прямо над моей головой. Вальдшнеп! До него рукой подать: огромные удивленные глаза и испуганно приоткрытый клюв. Низкие солнечные лучи ярко выхватили зависшую над кустом птицу - кажется, я различаю каждую черную пестрину и белую полоску на жарко-рыжих перьях, видна каждая чешуйка на мокрых черных лапках. Хорош!

Опомнившись, кулик стремглав бросается вниз и растворяется в ближайших березках, низко скользя над самой землей.

Исчез, промелькнув, как сказочное видение. Взбудоражил душу, и оставил в ней чувство смутной тревоги. Будто я что-то пропустил, не успел сделать нечто самое главное.

Что же я не успел? Вскинуть ружье, хладнокровно прицелиться и?.. Солнечно-рыжая птица с удивленно распахнутыми огромными глазами, в бездонной глубине которых отражается весь мир апрельских перелесков, грязной тряпицей спадает в прошлогоднюю траву. Комочек окровавленных перьев, обломанный при падении клюв-шпага и судорожно дрожащая, беспомощная лапка-кулачок - вот и всё, что останется от загадочного сумеречного гнома...

Может, надо было достать фотоаппарат? Судорожная возня с фотосумкой, нервный поиск птицы в видоискателе, наводка на резкость впопыхах, щелчок!.. Я даже не успею понять, что же передо мной промелькнуло и как оно исчезло, а на память останется лишь размытое в спешке, смутное изображение на фотопленке. Нет, тоже не то...

А может, ничего и не надо было делать? Просто запомнить удивленного вальдшнепа, зависшего в лучах падающего солнца - маленькое мгновение великой вечности. Вдруг это и есть то самое, за чем я сегодня пришел в эти перелески?

Сергей Коузов



Поделиться в соцсетях:

ВКонтакт Facebook Google Plus Одноклассники Twitter Livejournal Liveinternet Mail.Ru



При полном или частичном копировании материалов прямая и активная ссылка на www.zooprice.ru обязательна.