Разместить объявление

Содержание птицы на домашнем дворе

07.01.2007

Так уж вышло, что прежде чем стать птицеводом, я закончила физико-математическую школу и факультет технической кибернетики Политехнического института.Мои одноклассники и однокашники относятся к научной элите нашего общества. Они пожили-поработали в разных странах и на наших посиделках любят порассказать, как там всё замечательно и как всё безнадёжно у нас. Иногда мне хочется кричать, да ведь это же вы своим дезертирством сдали страну ворам-чиновникам и браткам-бандитам.

Но я люблю своих друзей и слишком ценю наши встречи, чтоб превращать их в политические баталии, поэтому все споры перебиваю весёлыми, а иногда грустными, но всегда добрыми рассказами о своих пернатых и лохматых, а также о тех чудаках, которые всё ещё не теряют оптимизма, пытаясь сохранить для будущих поколений шедевры отечественной селекции.

В итоге мои байки оказываются гораздо интереснее рассказов о прелестях заморской жизни. Эти истории разошлись по городу в виде анекдотов, разные издания воруют их друг у друга. Недавно мой американский редактор посоветовал мне судиться с какой-то смоленской газеткой для дачников, которая украла часть моих историй из одного российско-американского журнала и напечатала их за подписью вымышленного автора. Смешные люди!

Мне больше понравилась идея одного моего однокашника, который предложил профинансировать издание "птичьих историй" отдельной книгой, название "Байки из курятника" придумал тоже он. Но книга, скорее всего, затеряется на пыльных полках книжных магазинов. Вот я и решила некоторыми особо забавными историями поделиться с читателями журнала. Во-первых, потому что очень уважаю сотрудников редакции, сама регулярно читаю журнал "ЗооПрайс" и пользуюсь его информационными материалами, во-вторых, считаю читателей журнала своими единомышленниками и братьями по духу. А ещё я считаю, что если к действительности относиться с чувством юмора, то она не кажется такой уж безнадёжной!

петух на кухонном столе

Ванька-терминатор

В самом начале перестройки, когда на полках в ближайшем универсаме остался один молотый красный перец, я решила, что с меня хватит, и занялась натуральным хозяйством.

Первые цыплята жили у меня в городской квартире на кухне, в большой коробке из-под холодильника. Среди них сразу выделился один петушонок породы белый леггорн, который, едва у него отросли первые опёрыши, стал взлетать на край коробки и внимательно изучать окружающее пространство. Мы назвали его Ванькой.

Вскоре Ванька стал залетать и на кухонный стол, разгуливал там, поглядывая в окно. Его бесцеремонно возвращали назад, но в коробке Ваньке было скучно, неведомый мир за окном манил его, а на столе всегда можно было найти что-то вкусное.

Однажды ко мне в гости заглянули тётушка с сестрицей. Муж как раз вернулся из "дальнобоя" и клевал носом в углу, дожидаясь обеда. А я затеяла настоящий украинский борщ. Аромат разливался по всему дому. Семья уселась за стол дожидаться, пока супчик дойдёт до готовности.

Никем за разговорами не замеченный Ванька взлетел на край коробки. Потом, чтоб было лучше видно, перебрался на спинку стула моей сестры. О ней надо рассказать отдельно.

Выйдя замуж за "нового русского", она получила и дворец в центре города, и "мерс", и прислугу. В общем, эдакая сказка про Золушку с продолжением. Наша бабушка любила на сей счёт говаривать, мол, не худо, когда "из грязи в князи", беда, когда наоборот. Нет-нет, не подумайте чего, я люблю сестру, но не люблю, когда она из хорошей, простой, доброй девочки превращается в гоголевский персонаж. Ко мне в деревню, "на натуру", она и по сей день приезжает с тухлыми продуктами из супермаркета, консервированной водой и пластиковой посудой.

Короче, сидит сестрёнка, вся такая "от Версаче", фу-ты ну-ты, а за ней на спинке стула Ванька, но из-за длинных волос ему ничего не видно. Недолго думая, он перемахивает через плечо и смачно плюхается в тарелку с почти кипящим борщом. Обезумев от боли и страха, Ванька бежит по столу, попадая из одной тарелки в другую, к тому моменту я уже успела разлить борщ всем, кроме себя. Наконец он тормозит в горстке холодной сметаны в тарелке дальнобойщика. Тот проснулся, взял Ваньку двумя пальцами, смачно облизал ему сметанные лапки и розовое от свеклы пузичко, после чего уверенным движением отправил петушонка восвояси, где он и затих.

Я уже представляла, как мне надевают тарелки с борщом на голову, уже чувствовала капусту, свисающую с моих ушей, но все взяли ложки и начали дружно есть. С тех пор я почему-то больше никогда не варила украинский борщ.

Ванька после этого получил почётное звание Терминатор. Он вырос и превратился в шикарного, стерильной белизны петуха с огромной мордой, гребнем и шпорами. Он прожил длинную, по куриным меркам, жизнь, но при первом же шорохе всегда пулей "выстреливал" вверх, сбивая лампы. А вы говорите, "куриная память"!

Шерше ля фам!

Молодые петухи - это настоящая чума. В этих несуразных подростках нельзя ещё разглядеть будущего фаворита-производителя, а они уже начинают охоту на кур. Старые петухи охраняют стадо от посягательств подростков, но стоит какой-нибудь курице отойти в сторонку, на неё сразу нападает целая свора. Делать толком ничего не умеют, дерутся, стаскивают друг друга, только перья в разные стороны летят. Были случаи, когда сердце у курицы не выдерживало, и она умирала, затоптанная молодыми засранцами.

Но и это ещё не самое главное. Как только петух начинает активную половую деятельность, он перестаёт расти, т.е. из него никогда не получится выставочный красавец. И таким же ублюдочным будет потомство.

Кстати, это же относится и к мальчишкам. Я не ханжа, но категорически против всякой сексуальной революции. Смотрите, уже некому служить в армии, а о депопуляции россиян и говорить не приходится. Дорогие наши, ущербные, пьющие, курящие, неспортивные пацаны, учтите, массовая культура - полная дрянь, законы генетики работают сами по себе. Ранние браки ведут к полному вырождению. Природа не дура, и Бог не калека; любой вид, не оправдавший надежд эволюции, будет заменён более совершенным, как в своё время мы сменили динозавров. Вырождение же начинается с мужиков. Таймер обратного отсчёта уже включён, но его ещё можно остановить.

Короче, по утрам я отправляла молодняк в отдельный загон, где петушня проводила весь день в гладиаторских поединках. Среди них был один особо шустрый. Звали его Бобик. Вернее, т.к. он был родом из голландского королевского курятника, официально сего принца породы брама тёмная именовали Роберт-Август Сильвер. Бобик развлекался тем, что, увидев зазевавшуюся курочку, как фрегат под всеми парусами, подплывал к сетке ограждения, курица бросалась наутёк, не зная, что она в безопасности, а Боб бежал рядом вдоль сетки и так бил копытом, что земля содрогалась.

петух

Однажды, ближе к вечеру, я решила полить огурцы в теплице. Денёк был промозглый, ветреный, на улице не больше десяти градусов тепла. Подошла с лейкой к бочке, что стоит под водостоком возле курятника, а в ней стоит Бобик в воде по самые брови. До сих пор удивляюсь, почему не утонул. Это ж он, негодяй, бросился за какой-нибудь курицей, не глядя, перемахнул через трёхметровый забор и угодил прямиком в бочку.

Я заохала, рванула куртку с плеча, завернула Бобика и галопом помчалась в дом. Там схватила своё полотенце и стала растирать, а петух уже весь синий и вконец задубевший. Включила фен, а он не греет, провода-то в нашей округе ещё при Сталине тянули, они сейчас все из кусочков собраны, вот и нет должного напряжения. Помянула очередной раз дурным словом Чубайса.

Достала тогда бутылку чачи, ему и себе внутрь, ему ещё и на лапы. Тут фен зафурычил. Удлинитель до печки, печку растопила, сидим, греемся, сушимся. Хорошо, тепло. У Бобика глаза просветлели, и он вдруг заговорил, как булгаковский Шариков: "Б-б-б-быр-обыр-баб-баб-баб!" Я, наконец, поняла, что он хочет сказать, и сразу же тоном злыдни-свекрови съехидничала: "А я тебя разве не предупреждала, что бабы до добра не доведут?!".

Но на следующее утро Бобик, как ни в чём не бывало, распушив чистые перья, гонял по двору девок.

Арчибальд

Однажды, явно по глупости, я купила цыплят породы голландская белохохлая. Ну не смогла удержаться, так понравились эти крупноглазые чертенята в белых шапочках. На тот момент у меня, как на ноевом ковчеге, уже было "всякой твари по харе". Проблемы начались, когда цыплята выросли. У курочек на головках пёрышки собраны в "хризантемку", поэтому на глаза не падают, а вот у петухов такие чубы разрослись! Оно ещё ничего по сухой погоде, но то лето было дождливым. Как только чуб намокал, перья свисали на глаза, петух ничего не видел: ни поесть, ни от дождя в курятнике укрыться, да ещё всяк, кому не лень, долбануть норовит.

Особенно преуспели в этом цесари. Цесарка мельче курицы, но смелости, наглости и агрессии ей не занимать. Кроме того, у самцов очень крепкий клюв, они невероятно подвижны, стремительны в атаке, поэтому с ними даже индюки, у которых тоже характер вредный, предпочитают не связываться. Если уж цесарь начал кого бить, то не отстанет.

В общем, жизни у голландцев не было никакой. Мало что пожрать толком не получается, так ещё и цесарь как подлетит, да со всего маху как поддаст, слепые петухи с воплями носятся по двору в поисках пятого угла. Жалко мне их стало, и я решила петухов постричь.

Сказано - сделано. Одному выстригла "ирокез", другому - "каре", третьему - нечто напоминающее "сэссун", а четвёртого тривиально остригла "под горшок". Последним был самый лохматый, а потому самый затюканный петух по кличке Арчибальд. Его я решила остричь под запорожского казака.

Короче, стригу я Арчи, а он дёргается. Зажала коленками, боюсь ножницами глаз ему выколоть, поэтому уговариваю:

- Сейчас остригу тебе лишние волоски, глазки открою, и ты увидишь, какой прекрасный мир вокруг, какой у нас двор большой и красивый, как много разной вкусной еды, какие у нас курочки красивые, сможешь выбрать себе любую, какая понравится, или даже всех сразу. Ты накажешь всех своих обидчиков, и никто не посмеет тебя клюнуть. Ну вот, готово, ступай, милый.

Арчибальд спрыгнул с моих коленей, отряхнулся, огляделся, клюнул жадно из кормушки зерна. В этот момент мимо проплыла молодушка. Арчибальд страстно схватил её и тут же увидел другую. Не снимая лапы с первой, попытался подтянуть к себе ещё одну, но увидел третью, бросил первых двух и погнался за новой курицей, по пути успев пнуть цесаря и клюнуть кошку.

Наблюдавший за всем происходящим мой муж произнёс с восторгом: "Я просто балдею от того, насколько дословно тебя Арчибальд понял!". А я подумала, как здорово смотреть на мир широко раскрытыми глазами.

Людмила Романихина,
секретарь "Русского общества
любителей птицеводства в СПб"


Поделиться в соцсетях:

ВКонтакт Facebook Google Plus Одноклассники Twitter Livejournal Liveinternet Mail.Ru



При полном или частичном копировании материалов прямая и активная ссылка на www.zooprice.ru обязательна.