Серия 44 - ошейники от паразитов для собак и кошек

Петербургские сфинксы всегда выходят на Бест! - 1

30.12.2011

Петербургский сфинкс (Петерболд)Сколько бы мы не общались с кошками-сфинксами, понять их притягательность и таинственность мы не в силах. Казалось бы, ну что в них такого? Даже и вовсе не кошки. Как мы покрыты нежной кожей с еле заметными волосками – у кого больше, у кого меньше. Но ведь и среди нас бывают волосатые люди!  И загорают как мы, и нуждаются в солнцезащитных кремах, и моются легко и с удовольствием под душем в умывальной раковине, вытерли и сухой и чистый сфинкс мурлычет на подушке. И само имя то и них не простое – сфинкс.

«Десятый Великий аркан – Сфинкс, буква его – Йод, число – десять, в книге Сефирот соответствует ему Царство, в алхимии – порядок, в астрологии – созвездие Девы…. Непосвящённые именуют его Колесо Судьбы …. Истинное значение его – учение о целостности, единстве и законченности мироздания, о неразрывности и связи отдельных его составляющих …» читаем мы в одном из детективных романов Натальи Александровой выдержку из рукописи Франциска Падуанского, так называемого Кодекса «Омега», посвящённого гаданиям на картах Таро. В её романах всегда находится место для разумных животных, особенно для великолепных кошек. Как всё, однако, не случайно! И первый петербургский сфинкс в доме Девы – заводчик и автор породы родилась под знаком Девы в год Кота!

По стечению обстоятельств первые сфинксы российского розлива появились в Ростове на Дону и оттуда не сразу, но постепенно завоевали сердца любителей кошек в России. С одним из них я познакомилась случайно в поезде, но сразу оценила его расположенность к людям и способность приносить облегчение при боли. Может, он не был так совершенен, как добиваются ныне фелинологи от донских сфинксов, но он покорил моё сердце. Моя великолепная – по тем временам - ориентальная кошка Чемпионка Мира по протоколу WCF Радма фон Ягерхоф имела отличное элегантное телосложение, легко поддающееся чистой графике рисунка, и мне захотелось такую, но совсем голенькую и горячую кошечку, как нежный Афиноген Миф – Афоня, но удлинённых плавных линий и чистых граней, как Радма.

Те, кто занимается разведением сфинксов, знает, как трудно получить такую кошку сейчас, 15 лет спустя. Тогда же всё совпало и «так легли звезды»! Уже в первом помёте родились сфинксы Мускат и Мандарин, и во втором Ноктюрн и брашка Неженка. Тогда мы не знали, что бывают сфинксы голорожденные, флоковые, браш и браш-пойнт. Всё это наши сфинксы показали нам потом. А ведь могло бы быть иначе: родились бы лохмушки брашки с остаточной жёсткой и извитой, как на вытертой швабре, щетинкой – никакой тебе элегантности, и порода бы не состоялась или появилась бы значительно позже, когда мы бы разобрались в особенностях этого нового гена бесшерстности, отличного от других генов, влияющих на характер шерстного покрова. Но Петербургский Сфинкс сначала явил себя, и лишь потом стал задавать свои загадки, на многие их которых мы не можем ответить и до сих пор.

Петерболды изначально виделись как элегантные крепкие сухие кошки, повторяющие линии и пропорции сиамоориентальной группы восточных кошек. К этой же группе по естественной географии можно отнести и всех восточно-азиатских кошек, но, к счастью, они имеют иные чётко очерченные породно-образующие признаки и не пересекаются со взятыми за образец породами. За прошедшее десятилетие, а первый помёт, бесшерстных восточных кошек, в дальнейшем получивших название петербургский сфинкс или петерболд, получен 30 января 1994 году, тип SOSH очень изменился. Не потеряв крепости сложения благодаря запрету на использование изнеженного экстремализированного типа, они в массе подросли на ногах, то есть стали выше при измерении в холке даже на глаз без использования специальных измерений и коэффициентов, пока не принятых в фелинологии. Длинные, почти гранённые головы украсились большими низко поставленными с широко разведенными кончиками ушами.

Длинный достаточно толстый в основании хлёсткий хвост, выдающий все эмоции хозяина, завершает облик этого кошачьего совершенства. Получить эти качества у петербургских сфинксов было возможно только введением в родословные производителей, заимствованных из лучших питомников сиамоориенталов. В Петербурге такими улучшателями стали продолжатели финской линии питомника Арантин через GIC FIN* Arhantin Aristos, ORI b и EC Atanarikh Siomar*RU, SIA ds 21 и их потомки. Эта линия оказалась богата скрытым носительством редких окрасов: циннамона и гена ингибитора. Поэтому мы не оставляем надежды получить циннамон и карамель в окрасах петерболдов.

Историю появления и отбора петербургских сфинксов мы не скрывали, с самого начала считая, что основоположники новой отечественной породы имеют право на долгую о себе память. Надо отметить, что «на местах», в отдалённых и не очень регионах, прослышав о появлении петербургских сфинксов и не желая платить за котят новой породы кому-то, решили: «Сами не хуже сделаем». Этот популистский, скорее, чисто коммерческий подход привёл к созданию огромного количества сфинксов промежуточного типа. Если вы знаете, согласно анекдоту весь коньяк разливают из одной бочки, а цена определяется наклеенной этикеткой. Вам наклеят любую этикетку, только попросите. Не получился петерболд, выдадут родословную на дончака. И не только в клубе, а прямо на «Птичке», на птичьем рынке, тут же и напечатают. Хуже они или не хуже, но в рингах самопальные петерболды, сделанные «из того, что было», и называемые в Москве «полудонами», проигрывают петербургскому эксклюзиву. «Птичкины» кошатники давно прославились, если не «полу-графами» и «полу-князьями», так «полу-персами» и «полу-донами». Единственный выход для таких кошек, если внешне им повезло  повторить облик петерболда и они полностью соответствуют стандарту породы, провести их через спаривание с легитимными чистокровными петербургскими сфинксами, чтобы хотя бы котята имели в родословных основоположников породы и получили право законно наименоваться петербуржцами.

Петербургский сфинкс (Петерболд)Чем же так не хороши поддельные петерболды? Все отобранные для разведения петерболдов в Петербурге животные имели отличный экстерьер. Среди родоначальников и производителей, использованных для улучшающего подбора, нет котов и кошек со слабыми или скошенными подбородками, которые часто встречаются у случайно использованных дончаков, нет прибрюшистости и деформации грудной клетки и хвостов. Увы, у фенокопий – поддельных болдов (помните Хоттабыча – великого учёного-балду? Слова-то родственные, bald-лысый, плешивый, - главный отличительный признак у новорожденных котят этой породы) такие недостатки встречаются сплошь и рядом, особенно скошенный подбородок, придающий облику кошки что-то акулье. Подбородок у флоковых сфинксов всегда имеет более чёткие очертания, чем у совсем голеньких. Иногда ему придаёт оформленность не только остаточная миллиметровая шерсть, но и небольшая складочка, идущая от подбородка  к каёмке губы. Почти вертикальный обрез мордочки в профиль на деле имеет небольшой тупой угол около 100-110`. У старых котов, и петерболдов и сиамоориенталов, мочка носа «съезжает» книзу, значительно увеличивая восприятие этой величины на глаз, и внешне укорачивая подбородок.

У ведущих петербургских заводчиков «Котофея» и их иногородних коллег, работающих в одном творческом ключе, нынешняя idefix – получение больших ушей «в разлёт». Посмотрим, как пойдёт дело, но я опасаюсь таких ушей по весьма серьёзным соображениям. Никто не отменял закон корреляции признаков, существующий и изученный в селекции животных других видов. Действует он и в фелинологии. Экстремальное разведение кончиков ушей в стороны неизбежно делает их особо низко посаженными на голове. Опускание точек прикрепления ушных раковин потянет за собой расширение черепной части головы и, как следствие, укорочение головы. Следом потянется укорочение шеи, а она и так выглядит короче, пропадая зрительно под ушами. Сохранится ли утончённый облик петербургского сфинкса в этой погоне за экстремальными ушами!? Не возникнет ли дисбаланс между широкой в черепе головой и узкой длинной мордой. О сиамцах и ориенталах пусть заботятся их заводчики. Отношение к их новому облику и у европейских бридеров тоже не однозначно.

Хочу обратить внимание  любителей этих пород ещё на несколько интересных моментов. Я неоднократно писала об облике петербургских сфинксов, подчёркивая их элегантность, стройность, нежность. Но это не нежность конституциональная. Нежность конституции – порок для кошек любой породы, поскольку тянет за собой неприятные качества: снижение иммунитета, ломкость костей, склонность к невротическим состояниям. Конституционально это крепкие сухие животные с длинными сильными мышцами и крепким костяком без признаков ожирения или рыхлости, с увеличением длинных параметров измерений и уменьшением параметров, определяющих ширину частей тела. Нежность наших питомцев скорее бытовое понятие. Они очень умны и нежны в контактах с хозяевами, с членами наших семей и другими домашними животными. Это не мешает им пользоваться нашими слабостями и садиться на шею, не только в прямом смысле, чтобы полечить, а заодно и поездить, но и в переносном, именно потому, что они очень умны, и потому, что мы им это позволяем.

Большой проблемой, проявившейся вместе с накоплением генераций потомков, стала голорожденность. Мы ожидали, что это будут самые незащищённые, самые зависимые животные, возможно со сниженным иммунитетом, поскольку живая природа просто обязана защищать себя от доминантного гена, откровенно снижающего способность вида к выживанию в наших суровых климатических условиях. Действительно, чем более бесшерстным рождается котёнок, тем труднее его выкармливать. Он нуждается в большем количестве молока и в более жирном по качеству. Заводчикам сфинксов приходится начинать докорм специальными смесями с первых дней, иногда с первых часов жизни новорожденных котят. У кошек - родильниц  в первые дни молока немного, но «одетым» котятам его хватает. Голорожденные сфинксы очень быстро начинают страдать от недокорма даже при нормальной лактации у матери. Повышенная теплоотдача при высыхании от околоплодных вод и физиологическая потеря веса после рождения у них  легко переходит допустимую грань. Поэтому подогрев родильного домика просто необходим. Кожа истинных «резиновых» сфинксов имеет свои особенности. Она защищает себя кое-как от потерь тепла созданием жировосковой смазки, которая воспринимается некоторыми владельцами как грязь. Стремясь содержать своих любимцев в идеальной чистоте, они начинают мыть их чуть ли не через день, тем самым только усиливая выделение жировоска. Лучше оставить кошку в покое, надеть на неё тёплый свитер и не спать с ней в одной постели, если вас возмущает необходимость чаще стирать бельё.

Но стоит ли пугаться всех этих проблем? Вряд ли. Нет ни одной породы ни в одном виде животных, ставших домашними, у которых не было бы проблем в разведении. Кошки не исключение. Свои проблемы у персов и экзотов, свои у мэйнкунов и сибиряков, свои у сиамцев. Свои проблемы есть и в разведении сфинксов. Привнесение «чужих», хоть и очень импозантных признаков, не может продолжаться вечно. Чтобы порода действительно состоялась необходима стабилизация породного пула, накопление генераций чистокровных петерболдов, без примеси других пород не менее, чем в шести коленах родословной. Это дело ближайших лет, но только в том случае, если удастся справиться с зудом постоянного улучшательства за  счёт другой породы. Надо создавать улучшенные типы на основе своих петербургских сфинксов и их лучших потомков, правильно отбирая производителей и грамотно создавая пары.

Вовсе не надо каждой здоровой кошке предоставлять здорового кота. «Принцип Жириновского» здесь не действует. Только лучшие представители породы должны идти в разведение или те, от кого вы ожидаете каких-то новых качеств. Кошки хорошо переносят инбридинг, но он должен быть оправдан выбором направления инбридинга на лучших представителей породы, а не тех, кто живёт в соседнем подъезде. Нет ничего опаснее и непредсказуемее вынужденного и случайного инбридинга.  От них весь вред и компрометация метода. Наличие в родословной отличных сиамских или ориентальных предков только подтверждает доминантность гена раннего облысения, проявляющегося уже в первом поколении при спаривании сиамца или ориентала с петерболдом. В то же время мы не считаем эти спаривания межпородными, закрепив за петербургским сфинксом принадлежность к сиамоориентальной группе пород. Но бесконечно продолжать прилитие крови этих пород не только нецелесообразно, но и неграмотно.   

Петербургским же сфинксам придумали второе название петерболд или лысый Пётр в полном соответствии с первым именем, присвоенным так же в честь основателя Петербурга. Очень оно подошло и котам, и памятнику отдыхающему Петру, стоящему в Петропавловской крепости. Им обоим свойственны и гротеск, и величие, притягательность и неподвластность обычному пониманию. Если признак передается от родителей к детям сразу, а не через поколение, он называется доминантным. Вот таким и оказался тип «бесшерстности» у донских и петербургских сфинксов, взявших его «взаймы» у дончаков. Один признак – один ген. По аналогии с геном бесшерстности канадских сфинксов, обозначаемым «hr», как более слабый, рецессивный, в отличие от главного, доминантного гена нормальной шерсти Hr (Hair), пришлось этот ген обозначить как «Hrbd» - bald, что значит лысый или плешивый. У него оказалась очень интересная особенность. Проявляясь сразу у своих носителей, он подвержен количественному проявлению в зависимости от того, на фоне каких генов, отвечающих за строение волоса, он действует. Опытным путем было установлено, что на фоне гена короткошерстности «L-», тоже доминантного, отвечающего за умеренную длину (Long) шерсти 4-5см, он чаще приводит к рождению браш-сфинксов с лысинками на голове и по хребту, прочной проволочной щеткой на боках. Шерсть имеет значительную извитость, которая очень близка к рексовости, но не образует правильных волн, напоминающих каракуль, как у корниш- или германрексов. Она легко обламывается и выщипывается, но полностью ее не удалить. Если же этот ген Hrbd действует на фоне гена длинной шерсти ll, то остаточная шерсть оказывается более тонкой и ломкой, легко обламывается у самого корня, оставаясь в виде едва заметных волосяных луковиц или совсем незначительной, но, тем не менее, ощутимой как легкая бархатистость типа флока. Особенность эта наблюдается часто, но не в ста процентах случаев.

Петербургский сфинкс (Петерболд)Сегодня мы уже с уверенностью говорим о том, что ВСЕ наши петерболды гетерозиготны по гену раннего облысения, иногда называемого геном бесшерстности. Рождение котят с обычной шерстью – «пуховок» - возможно в каждом помёте от самых «голых» родителей. В отношении к котятам с обычной шерстью мы  удивительно непоследовательны. В большинстве питомников они отбраковываются ещё при рождении, а оставленные родословных не получают. Почему же, если они полноправные члены сиамоориентальной группы пород? Ведь сиамцы, родившиеся от двух ориенталов, получают все права кошачьего гражданства, то есть принадлежности к породе? На самом деле большинство таких ориенталов из под петерболдов достаточно старотипно, и может передаваться будущим владельцам только как домашние любимцы под обещание обязательной кастрации. Нет никакой необходимости в их использовании в разведении петербургских сфинксов. В большинстве случаев им нечего  добавить существующим петерболдам, особенно если они происходят от фенокопий.

Исследования срезов кожи петербургских и донских сфинксов, подвергавшихся операциям по разным поводам, показало, что у истинных петерболдов в отличие от дончаков и полудонов в коже нет волосяных сосочков, соответствующих подшерстковым. Иногда таких ориенталов используют для облагораживания фенокопий, имеющих слабые подбородки или угловатые головы, а колорпойнтов записывают тайцами.. Такое разведение полностью соответствует национальному принципу снять пенку, сами знаете с чего. Это попытка разведения в условиях нищеты, что бы потом полученных котят продать подороже, или, как говорит одна из известных в мире кошатников дама,  сделать из дешёвых кошек дорогих. Никакого «скрытого» носительства гена бесшерстности у таких ориенталов нет. Это вам не канадский сфинкс, созданный под воздействием другого гена, рецессивного по своей природе. Его свойства проявляются только в том случае, если достались в парном наборе – hr hr. Если в генотипе есть хотя бы один ген, обеспечивающий наличие шерсти, кошка будет обычной «волосатой». Короткошерстной или длинношерстной в зависимости от того, какой ген из локуса L, отвечающего за длину шерсти ей достанется. 

В отсутствии шерсти о его качестве можно только гадать, но первые дончаки были полудлинношерстными. Поэтому брашки  и пуховки могут рождаться как короткошерстные, так и полудлинношерстные. Бесшерстность российский сфинксов обеспечивается присутствием в генотипе набора Hrbd Hr, как у петерболдов, так и  у донских сфинксов. Только отдельные клубы выдают таким фенотипичным ориенталам из помётов петерболдов родословные, если они полностью соответствуют одноимённому стандарту породы. Подобное случалось и раньше, особенно в начале разведения чистопородных кошек, когда даже беспородным некрупным кошкам, взятым с улицы, но похожим на ориентальных или яванезских, хоть и не имеющим документов о происхождении, выдавались «сертификаты породной принадлежности по фенотипу», чтобы они могли участвовать в выставках и разведении. Старотипные сиамские кошки со значительной примесью крови европейских короткошерстных послужили основой для обособления породы тайских кошек. Все большие фелинологические объединения и клубы прошли этот этап. Сейчас недостатка в племенном материале уже нет, и вряд ли стоит использовать в разведении животных среднего экстерьерного уровня. Хотя и не исключено, что среди таких «выщепенцев», имеющих короткую блестящую шерсть без подшерстка со временем появится отличный в экстерьерном смысле экземпляр, соответствующий современному типу сиамского или ориентального стандарта и облика, который сможет составить конкуренцию чистокровным представителям породы.

Поскольку первые дончаки имели в наборе генов один – от носителя Hrbd, а один – от обычной домашней кошки Hr, они явно были гетерозиготны по этому признаку (Hrbd Hr). У их потомков при разведении «в себе» часть котят рождалась обычными шерстистыми, часть оставалась доминантными носителями, а часть могла родиться гомозиготными – Hrbd Hrbd. Достоверных случаев рождения гомозиготных донских и питерских сфинксов мне не известно, но, возможно, где-то они есть. У всех голорожденных животных этих пород, известных мне, в дальнейщем рождались котята всех категорий оброслости, включая и прямошерстных, которые в этой ситуации уж точно гомозиготны–Hr Hr, так как ген, обеспечивающий наличие шерсти –Hr, здесь выступает как более слабый, рецессивный по отношению к гену донской бесшерстности. Получить его они могли только от обоих родителей. А это значит, что их родители, те самые голорожденные петерболды, с морщинистой эластичной подвижной кожей, волосяные луковицы на которой заметны только под лупой, были такими же гетерозиготами по гену бесшерстности, как и все остальные вариэты этой породы по оброслости.

Известные случаи малоплодности не имеют чёткой закономерности. От одного и того же кота в спаривании с одной и той же кошкой в одном помёте могло быть шесть котят, а в другом 1-2. Поэтому так же сложно заподозрить этот ген в летальном эффекте, приводящем к дородовой гибели части эмбрионов. Хотя это действие может проявляться в некотором снижении иммунитета, или в более позднем его формировании, иначе все кошки под действием такого сильного гена, давно бы уже облысели, если бы выжили зимой без помощи человека. Теоретический расчёт возможного распределения типов шерсти в помёте от гетерозиготных производителей подтверждается только тем, что рождаются всякие.

Коты, рождённые со значительной остаточной шерстью, как ни странно, чаще лысеют полностью к 1,5 – 2 годам. Первая абсолютная брашка Неженка из Мурино полностью потеряла шерсть на шее и корпусе к 4 годам, сохранив её только на конечностях. От двух брашей, независимо от степени их раздетости, потомки родятся в том же соотношении. А поскольку кошка не дрозофилла и не горох, число котят в помете 3-4, редко больше, иногда меньше, то и обрабатывать полученные данные методом статистического анализа не представляется возможности. Число «голых» котят, состоящих как из полностью облысевших гетерозигот, так и, возможно, из гомозиготных форм, не всегда будет внешне соответствовать закону Менделя 3:1, чаще это может выглядеть в лучшем случае как 50:50 (1:1). Во многих помётах от внешне бесшерстных родителей рождаются голенькие, так называемые «голорожденные» или «резиновые» сфинксы, кошки-гамми. Так хочется считать их «абсолютными сфинксами». Главным для бридера остается не обольщаться и не принимать голого, но гетерозиготного, производителя за гомозиготного. Как я уже говорила, в помётах его голеньких потомков обязательно рождается  полностью «одетый» котенок.
Сфинксы, потеряв шерсть, вовсе не лишились своих главных кошачьих качеств.

Они прекрасные охотники. Коты остаются инициативными и агрессивными бойцами с соперниками и вовсе не ощущают себя ущербными. Но они более зависимы от человека и более к нему привязаны. Являясь более активными потребителями отрицательной, почему-то необходимой им, но болезнетворной для человека, энергии, они, независимо от своего желания, оказывают лечебный эффект не только как живая горячая грелка, но и нормализуя биоэнергетический обмен больного органа. Исследователи геопатогенных зон и линий напряжённости этой энергии отмечают, что кошки охотно укладываются отдохнуть в точках пересечения, в отличии от собак, избегающих таких мест. В моей небольшой комнате вероятно одна сплошная геопатогенная зона, потому что в ней нет места, на котором не любили бы отдыхать мои кошки. Особенно они любят посидеть на шее или больном плече у больных артритом или остеохондрозом, с удовольствием укладываются на грудь к коронарным больным, или на больной бок страдающему печеночными коликами. И становится легче. Проверено на собственном опыте и опыте других владельцев этих уникальных животных.

Все сфинксы очень любят покушать. Большой расход энергии требует адекватного пополнения. Они всеядны, едят все съедобное и чаще, чем кошки других пород. Стандарт дончаков позволяет им иметь заметное толстое брюшко в отличие от петерболдов, для которых прибрюшистость серьёзный недостаток. Особенно важно адекватное питание растущих котят буквально с первых дней и часов жизни.  Отдавая большое количество тепла  в окружающую среду, в нашем климате они нуждаются в соответствующем содержании, в теплом лежаке или, лучше, в домике, в теплых свитерах, которые защитят их кожу от охлаждения и  повреждений  при драках, если у вас больше одной кошки в доме. Их кожа потеет, загорает, покрывается угрями, особенно на подбородке и хвосте. На ней бывают родимые пятна, чего просто не видно на пушистых кошках. Выискивая теплые местечки, они легко обжигаются о батареи парового отопления, об утюг или чайник, стоит недосмотреть. Загар может ложиться на кожу кошки неравномерно. В пахах и под мышками, там, где кожа собирается складками, появляются полосы загорелой и бледной кожи. Выставочное животное должно иметь равномерный окрас кожи. Поэтому летом целесообразно защищать кожу сфинксов детскими фотозащитными кремами. Они ближе всего подходят для кошек по своему химизму. Специальные фотозащитные кремы для кошек находятся в разработке. Пигментные пятна, сопровождающие беременность и лактацию, по возвращению в обычное физиологическое состояние исчезают сами собой. Угри или акмэ снижают конкурентную способность сфинкса. Постоянно воспаляясь, они могут привести к серьёзным осложнениям. Иногда их удаляют оперативным путём, вырезая целую полоску воспалённой кожи, изуродованной рубцами от заживших нагноений, а иногда приходиться расставаться с угрями вместе с хвостом.

Кожа голых петербургских сфинксов явила нам ещё одну особенность, не встречавшуюся у кошек других категорий шерсти. При волнении на выставке, или в других стрессовых ситуациях у них на теле появляется «сосудистая география» в виде замкнутых тонких красно-розовых линий, напоминающих рисунок окружностей и полуколец, иногда ошибочно трактующаяся как аллергическая реакция. В спокойном состоянии этот рисунок исчезает. Жаль, что эксперты, определяющие этот феномен как аллергию, не идут дальше, и не пишут в описании: аллергия на эксперта, что было бы закономерно. Сфинксы - самые домашние из всех домашних кошек, они не выживут без нашей заботы. Решившись приобрести такую кошку, мы просто обязаны обеспечить ей комфортную и здоровую жизнь.

Противники сфинксов обзывают их мутантами и требуют запретить их разведение. Но ведь и человек – продукт мутации – голый и слабый по сравнению с другими приматами, родственники они нам или нет. Да и мутационный процесс от этого не остановится, иначе жизнь на Земле просто исчезнет. Большие и красивые персы, лишенные любви и заботы, моментально превращаются в чудовища с колтунами и проплешинами, и недолго живут самостоятельно. Они такой же продукт селекционного творчества человека, так же нуждаются в специальном уходе, но никто не пытается их запретить.

Пока у сфинкса сохраняется хоть какая-то шерсть, у него определяется окрас и даже тигровый, мраморный или пятнистый рисунок. У новорожденных голорожденных котят шерсть облезает еще в  амниотическом пузыре и окрас определяется по ее остаткам на лапках и хвосте, но о рисунке уже говорить не приходится, и поэтому, какой бы ген их серии «Т» ни скрывался в генотипе (мраморный, тигровый или пятнистый), им пренебрегают. В окрасе указывается, относится он к «агути» или к «не агути». Если агути – носовое зеркальце старорозового цвета с темной окантовкой, если не агути – носовое зеркальце в тон основного окраса: черное, сил, шоколадное, шиферно-серое или лиловое, красно-розовое, белое или пятнистое у партиколоров. Кожа тела слабо пигментирована в  тон основного окраса: серовато-голубоватая у черных и голубых, розовато-коричневатая у шоколадных и лиловых, розовая у красных, кремовая у белых. Живот и конечности имеют желторозовый оттенок за счёт «жёлтой перетяжки», свойственной зонарным волоскам агути, лишённым окрашенного кончика волосков на этих частях тела. Вероятно, это единственный вид кошек, имеющий окрас, внешне напоминающий подпал у собак.

Бридер должен уметь правильно определять окрас котят сразу при рождении. Позже определить некоторые окрасы будет затруднительно, если не невозможно. Но и после предварительного определения окраса нет уверенности в окончательности «диагноза». С возрастом определённые как коричневые или голубые котята могут перецвести в чёрных. Лучше всего оформлять родословные не на основании карточки котёнка, выписанной при предпродажной актировке помета, в которой указывается окрас, определённый специалистами при первичном осмотре в день рождения и при актировке в два месяца, а после осмотра подростка на выставке или в клубе в возрасте 5-6 месяцев. К этому времени окрас обычно полностью сформирован.

Особых, отдельных от других пород, проблем со здоровьем у петербургских сфинксов нет. Как и все маленькие котята в первые месяцы жизни они очень чувствительны к сальмонолёзу и патогенной кишечной палочке, вызывающим кишечные заболевания, хламидиозу в первую очередь поражающему у них глаза  и верхние дыхательные пути, острозаразному ринотрахеиту кошек, герпесу, парагриппу и калицивирозу. Профилактика этих заболеваний состоит в превентивном обследовании и лечении всех кошек питомника, своевременной их вакцинации. При первых признаках заболевания – появлении мутной слизи в углах глаз, корочек на крыльях носового зеркальца – необходимо обратиться к доверенному ветеринарному врачу. Лекарственные препараты, используемые при этих заболеваниях, очень токсичны, и необходимо правильно рассчитать дозу, чтобы не убить болезнь вместе с котенком.

Новорожденные сфинксы принципиально отличаются от всех других котят. Они рождаются с открытыми глазками или открывают их в первые дни жизни. У всех остальных домашних кошек раннее открытие глаз приводит к высыханию глазного яблока и слепоте, называется лагофтальм или заячий глаз и считается проявлением специального летального гена. Глаза сфинксят нормально развиты, мигают, жмурятся, слезные железы нормально увлажняют слизистые. Чтобы котята их друг другу не выцарапали, борясь за соски, лучше всего сразу же осторожно подстричь их острые относительно большие коготки.

Своеобразно действует ген Hrbd на вибрисы. У гетерозиготных флоковых сфинксов они сохранены, хотя и извиты, что помогает определить носителя признака при рождении, еще до появления первых проплешин. У голорожденных котят с возрастом вибрисы остаются в виде короткообломанных пеньков, то есть практически отсутствуют. Роль вибрис в жизни кошек недостаточно изучена. Их считают чем-то вроде антенн, облегчающих передвижение в темноте. Сфинксы внешне никак не проявляют ущербности из-за их отсутствия, но при рождении имеют их все: и флоковые, и браши, и «резиновые». Котята, родившиеся с хорошей шерстью, но имеющие заметные плеши на темени и извитые вибрисы, могут избавиться от остаточной оброслости уже к двум месяцам. Отсутствие лысинки при плотной рексоидной шерсти на теле и извитых вибрисах чаще всего бывает у сфинксов, входящих в браш-вариэту. На голове, шее, вдоль хребта остаточная шерсть может быть совсем короткой, 1-2 мм, в то время как на теле она может достигать 15-20 миллиметров.

Это прекрасные племенные животные, но на выставках они очень проигрывают своей волосатостью другим сфинксам и не получают сертификатов соответствия чемпионскому уровню. Какой уж тут уровень, если сфинкс должен быть бесшерстным по определению. Если шерсть такой длины сохраняется на хвосте, конечностях, в основании ушей, в виде бакенбардов на щеках, заметна на мордочке и подушечках под усы, то есть там же, где у кошек сиамского окраса проявляется окрас «цветных отметин» или колорпойнт, таких называют «браш-пойнтами» - со щетками на пойнтах. Короткую остаточную шерсть в 0,2-2мм заводчики называют и флоковой или флоком, и велюром. А совсем коротенькую, едва ощутимую, характеризуют как «пыль». Кошатники вообще любят поэтичные сравнения и названия. Остаточная шерстка  заметна то больше, то меньше. С возрастом пеньки от остевых волосков становятся всё менее заметны. Флоковые сфинксы имеют своих поклонников, старающихся поддерживать состояние гетерозиготности сколь угодно долго прилитием крови от пород, близких по статям и проверенных по полученному потомству из сиамоориентальной группы. Для эксперта важно помнить, что и у гамми, и у флока в проходящем свете видны единичные пушковые волоски, которых не может быть у сфинксов, подвергнутых искусственной депиляции.

Даже у совсем голых сфинксов можно обнаружить сохранившиеся отдельные тонкие волоски-пушинки, заметные только в проходящем свете. В самую жару мои коты обрастают пуховым облачком. Возможно, это их аналог ватного халата жителя пустыни, спасающего и от перегрева, и от ночной прохлады. Зимой при хорошем отоплении необходимости обрастать не возникает и сфинксы имеют лучший выставочный вид, чем летом, еще потому, что пигментация кожи в отсутствии избытка ультрафиолетовых лучей становится более равномерной.

Многие сфинксы-коты украшены длинными острыми клыками, выступающими из-под верхней губы или прячущиеся в специальные ножны - кожную складку на нижней челюсти. Их морщинистые мордочки очень выразительны. В фильмах о животных приходится видеть, как в результате компьютерной анимации звери разговаривают, улыбаются, гримасничают. Сфинксы не нуждаются в такой анимации, у них «на лице» если не все, то многое написано.

У петерболдов прямошерстные котята и браши появлялись в каждом помете от гетерозиготных родителей в ожидаемом, а не менделевом, соотношении. Не 3:1, а 1:1, поскольку мы заранее предполагали, что ген атрихоза (бесшерстности) должен нести с собой механизм снижения жизнеспособности, иначе голые кошки с доминантным геном раннего облысения заполнили бы мир. Оброслые котята жестко отбраковывались. Первые петерболды – Мускат и Мандарин – имели короткую миллиметровую шерсть, почти исчезнувшую после года. Их тип оброслости в последующем был назван флоковым, поскольку остающаяся на теле шерсть напоминала обивочную ткань – флок. С возрастом, к 1,5 – 2 годам, она терялась, особенно у котов на голове и теле, но на лапках она сохранялась и у них.

От гетерозиготных родителей впервые стали рождаться совершенно голые, на ощупь как гутаперчивые куклы, котята.  Под рукой их кожа уже не бархатилась, а тянулась, как резиновая. Голорожденные котята оказались достаточно проблемными животными. Часть из них явно страдает снижением иммунитета и лучше всего себя чувствует  на естественном молочном питании, но к двум месяцам молоко у мамы – кошки убывает. А с переходом на самостоятельное питание котята начинают чувствовать себя хуже и хуже, и некоторая их часть потихоньку угасает. Если в среднем помете из пяти котят один рождается в шерсти, два –флоковые и два – голорожденные, то чаще всего один из голорожденных погибает. Поэтому замещение гетерозиготной популяции на гомозиготную вряд ли возможно. Флоковые  котята отличаются более высокой жизнестойкостью. Возможно, снижение иммунитета связано с внесением в популяцию генов окраса с окисленным меланином: гена коричневого и лилового окраса. Снижение жизнестойкости у кошек ослабленных окрасов, особенно, лилового, отмечалось некоторыми специалистами.

По нашим наблюдениям, голорожденные коричневого и лилового окрасов гибнут в первые месяцы жизни чаще, чем такие же черные и красные, и значительно чаще, чем флоковые любых окрасов. Черные и голубые, и все вариеты агути, оказываются более живучими. Пережившие первые 3 – 4 месяца жизни голорожденные сфинксы обретают должную стойкость к условиям жизни и питания, но для них особенно важны своевременные профилактические вакцинации и иммунопротекция перед выездными мероприятиями: выставками и посещениями сексуальных партнеров.

О. Миронова. +7(921)757-20-24, +7(812)290-12-32
Ассоциация Клубов Любителей Кошек "Котофей" RU-0197, www.aklkkotofey.ru
Фотограф: Наталья Штерн

Читать Петербургские сфинксы всегда выходят на Бест! Часть 2


Поделиться в соцсетях:

ВКонтакт Facebook Google Plus Одноклассники Twitter Livejournal Liveinternet Mail.Ru



Разместить объявление


При полном или частичном копировании материалов прямая и активная ссылка на www.zooprice.ru обязательна.
Яндекс.Метрика Рейтинг@Mail.ru