Серия 44 - ошейники от паразитов для собак и кошек

Поведение кошек породы Петербургский сфинкс

30.04.2015

О кошках наших голых

Я достаточно часто сталкиваюсь с реакцией людей, впервые увидевших петербургского сфинкса: «А он не укусит? Какой он злой!» Часто непривычный вид этих кошек – вытянутая мордочка, прищуренные глаза и отсутствие шерсти – вводит в заблуждение относительно их нрава. Могу без преувеличения сказать, что именно среди петерболдов я встречала самых ласковых, самых внимательных и нежных кошек.

Петерболды исключительно забавные зверушки. В них столкнулись и смешались особенности двух пород. Удивительно, но, несмотря на то, что прилитие крови донского сфинкса в породу произошло только однократно, у петриков с дончаками много общих черт характера. В основном их роднит «липучесть» – крайняя форма ласкового и даже навязчивого поведения. Возможно, это связано с отсутствием шерсти и полной зависимостью от человека. Зато темперамент ориенталов – матричной породы, на основе которой шло формирование петерболдов – прослеживается закономерно и в полной степени. От ориентальных предков петерболду достались активность, любознательность, четкая иерархия и потребность постоянно разговаривать.

Тип нервной системы петерболда я бы охарактеризовала как холеричный, то есть сильный и подвижный, точнее взрывной и местами склонный к истеричности. Вот чего точно не может позволить себе ни один уважающий себя ориентал. Не буду томить читателя и, чтобы было интереснее, перейду от теории к жизни. Для иллюстрации, приведу несколько примеров, а точнее типажей кошек породы петербургский сфинкс, с которыми мне довелось быть близко знакомой.

Но вначале немного о непонятных словах. «Резинка» – это сфинкс, рожденный без шерсти, а вернее с уже выпавшей шерстью, он же голорожденный, он же гамми. «Липучесть» – термин изобретенный заводчиками сфинксов и как нельзя более точно выражающий особенность некоторых особей навязывать человеку свою персону. Кошка ежеминутно запрыгивает к вам на колени, лезет головой под руку, требуя ее погладить, в восторге валится на бок и переворачивается на спину, а иногда буквально встает на голову, если вы обратили на нее внимание. Вся сцена оглашается громогласным мурлыканием. И если вы уходите, чтобы заняться другими делами, то петерболд бежит за вам с возмущенным и одновременно просящим мяуканьем. Поскольку зачастую такое поведение свойственно именно «резинкам», к которым руки буквально прилипают из-за отсутствия малейшего напыления шерсти и обильного кожного сала, то слово «липучесть» приобретает особенность каламбура.

Из котят моей сфинксетты Стелы только двое были голорожденными. Звездная Пыль или Звездочка приходила приласкаться по несколько раз на дню. Совершенно невозможно было сесть за компьютер или за письменный стол. Звездочка выбиралась из своего спального места, потягивалась так, что становилась видна вся анатомия кошачьего тела. Потом с прищуренными в щелочки глазами, семеня ножками-тростинками, с надрывным мяуканьем, она подбегала ко мне и с ходу запрыгивала на колени. Собственно так поступают все ласковые кошки, но у нее этот жест носил оттенок фанатизма. Казалось, что если прямо здесь и сейчас она не получит ласки, то на месте рассыплется в прах. Она топталась, выпуская когти, подлезала мордочкой под одну и вторую руку, терлась об них, буквально поворачиваясь темечком вниз и вставая на голову, и конечно, непрерывно мурлыкала.

Если я прижимала ее к себе, чтобы остановить поток кошачьих излияний, она продолжала перебирать лапками и выкручивать длинную шею, чтобы еще потереться об меня щечкой. При этом вместо шерсти, которая бывает у обычных кошек, она везде размазывала свое сало. Особенно обильно оно выделялось на мордочке и между когтями. Вообще-то говоря, подушки, одеяла и покрывала, облюбованные «резинкой», приходится стирать в несколько раз чаще обычного. Поэтому многие владельцы не пускают этих кошек к себе в постель и выделяют для них отдельный домик.

Другой резиновый котенок – Олаф был по-мужски сдержан. Обычно он приходил, когда вся семья собиралась на диване перед телевизором. В свои четыре месяца уже басовито мурлыкая, он обходил всех по очереди, никого не обделяя своим вниманием. Для петерболдов крайне важно знать, что их любят, что они находятся в стае, если хотите – в семье. И чем короче их шубка, тем настойчивее они требуют подтверждение своего статуса.

И все-таки, самые выдающиеся способности петерболдов – это есть и спать. Все кошки любят поесть, но петерболды возводят еду в культ. Оно и понятно, попробуй походить безо всякой одежды даже при комнатной температуре – это сколько же калорий надо пережечь на один обогрев. Поэтому едят петерболды охотно, часто и помногу. Некоторые даже настолько переедают впрок, что частично срыгивают благоприобретенный корм.
И почему-то именно эта прожорливость петриков так умиляет их владельцев. Помню одну пенсионерку, которая с обожанием смотрела на годовалого петерболда, пока он уплетал за обе щеки предложенные лакомства. «Не надо уговаривать, не надо с ложки кормить!» – приговаривала старушка. Она уже вырастила и детей и внуков, ждала правнуков и наблюдать хороший аппетит – для нее это был верх блаженства.

Спят петерболды не менее вкусно. Как правило, они предпочитают залезать к хозяевам в постель. Вытягиваются под одеялом и кладут голову на подушку. Наличие спящего хозяина приветствуется, поскольку он является дополнительной грелкой. Моя кошь овладела особой техникой заползания под одеяло. Заходит она всегда со стороны лица. Долго принюхивается, видимо ждет движения. Потом длинным носом (читай «жалом») вклинивается между краем одеяла и моими прилежащими частями, т.е. лицом. При этом она проявляет недюжинную силу и настойчивость. Ее задача – просунуть голову. Затем изящным движением подворачивается попа, и Вуаля!, вся кошка, кругленькая и компактная, лежит в теплом гнездышке.

Петерболд – это кот-баюн, он способен усыпить кого угодно. Заведите себе петерболда и бессонницы у Вас не будет. Сочетание теплого бархатного тела и ритмичного мурлыкания, похожего на метроном, обеспечивают безотказный усыпляющий эффект. А когда видишь эту сладко зажмурившуюся морду рядом с собой на подушке, так и хочется поспать подольше.

Ольга Сергеевна Миронова, автор породы Петербургский сфинкс, недаром сразу угадала лечебный эффект петерболдов. Они приходят, как только Вы занимаете горизонтальное положение, и ложатся на больное место. В своей книге, Ольга Сергеевна описывает основателя породы кота Афиноген Миф, спасавшего ее от колики. А моя сфинксетта Стела не один раз грела мне простуженное горло.

Надо сказать об уме петерболдов. Они способны не только понимать малейшие оттенки настроения человека, но и довольно сложно выражать свои эмоции выразительными взглядами, жестами и длинными фразами. Выражения петерболдов – это отдельная тема. У них, что на уме, то и на лице (то есть на морде). Тонкие переливы просьбы и требования, надежды и недоверия скрываются в наклоне ушей, изгибе век и положении тела.

«Фразы» петерболдов составлены из многоступенчатого мяуканья. Петрики вообще любят поговорить – это у них от ориенталов. Стела может выйти на середину комнаты и затянуть нудную шарманку: «Мяу-мяу-ма-ау». Однако, когда я говорю ей: «Кыш!», она, убегая, выдает прямо таки эпическую тираду: «Мау-а-вау-вау-вау-а-ау!». Оказывается, что батареи выключили, домик занят, и никто не идет спать. Она считает себя вправе рассказать о такой беде всему миру, и слово «кыш» тут неуместно.

Про неуклюжесть

Когда петерболд расправляет все свои конечности и потягивается, поражаешься, насколько же он длинный. Наверное, поэтому иногда он заплетается в собственных лапах. Есть у меня и другая гипотеза: у всех кошек глаза вынесены на переднюю плоскость лицевой части черепа, как у обезьян, у совы и у человека. За это нам особенно нравятся кошки, их мордочки похожи на маленькие лица. Даже если взять ориентала, при широкой и треугольной морде, глаза у него поставлены практически, прямо. Однако у петерболда из-за вытянутой мордочки, глаза расположены по сторонам головы. Между ними – выпуклый нос. Получается эффект, как у кролика. Можно обозревать пространство по сторонам, но в средней части бинокулярное зрение теряется. Думаю, этот эффект является причиной некоторой, назовем так, нескоординированности петерболдов. Как иначе можно объяснить их способность с разбега врезаться в ногу, именно в одну ногу, идущего навстречу человека? Или налетать на дверной косяк, хотя двери широко открыты. Согласна, такое случается и с другими кошками, но с петерболдами как-то особенно часто.

Я уже упоминала про потребность петерболдов четко знать свое место в семье. Петерболды переняли эту особенность у ориенталов, отличающихся самой высокоорганизованной иерархией, но своеобразно преломили ее в своем характере. Как правило, петерболд выбирает вожаком своей стаи человека. В семье должен быть хотя бы кто-то один, кто возьмет на себя эту роль. В привилегии вожака входит кормить и гладить, поощрять и наказывать. Все кошки очень умны и без нужды не нарушают установленные правила. Но петерболды выполняют правила с наслаждением.

Кто-то, возможно, удивится, но именно запреты играют решающую роль в душевном равновесии кошки. Нет более несчастного петерболда, чем тот, который вынужден быть главным в своем доме. Ориенталы более властные и разумные кошки. При необходимости они берут на себя руководство семьей и держат всех домочадцев в «ежовых рукавицах». Я вовсе не говорю, что это хорошо, но так происходит достаточно часто. Для петерболда подчинение означает защиту. Если никто не оспаривает у него права лидера, то оно автоматически достается бедной слабой кошке. А дальше в силу холеричности характера у сфинкса возникает паника: «О, кошачий Бог, все вокруг ведут себя как большие глупые котята! Это же бардак! И я здесь главный!»

Приведу пример «злого» петерболда – достаточно редкий и любопытный типаж. Надо представить себе обстановку, в которой все происходит. В городе много таких квартир – одна комната от силы 12 кв.м., плотно заставленная мебелью, прихожая в два шага и сразу вход в шестиметровую кухню. Дверь в комнату не закрывается. Посреди тесного пространства стоит журнальный столик. Сверху на нем – двухъярусный кошачий комплекс. Верхняя полочка находится немного выше человеческого роста. И на ней восседает крупная красивая кошка-петерболд с минимальным напылением остаточной шерсти, вытянутой мордочкой и огромными развешанными ушами.

Когда я захожу в квартиру, кошка глядит на меня недобро прищуренными, ничего не выражающими глазами. Она вытягивает со своего постамента змеиную шею, две-три секунды нюхает воздух и злобно шипит. Она все для себя решила – я чужак, причем чужак опасный, и она не собирается пускать меня на свою территорию. Хозяйка не имеет на нее ни малейшего влияния. «Что ты, Киса?» – говорит она заискивающе и протягивает руку, чтобы погладить кошку по спине. Та гибко уворачивается и на полусогнутых лапах мчится со стола.

Мне всего лишь надо сделать один укол, но изловить кошку оказывается делом непростым. Хозяйке в руки она не дается – шипит, царапается и кусается. Общими усилиями нам удается только выгнать ее из-под кровати и оттеснить на кухню. Почувствовав себя в ловушке, петерболд взвивается на верхние полки и, роняя на пол посуду, принимается носиться кругами, как мотоциклист на треке. Маленькое помещение наполняется грохотом и резким запахом. Кошка выделяет мочу и кал – признак крайнего испуга за свою жизнь. Такая картинка маслом.
Оказалось, что хозяйка и ее сын много работают, редко бывают дома. Кошку они никогда не трогают без ее желания. И она в любой момент может замахнуться на них когтями и никогда не получит за это наказания. И вот налицо последствия мягкого воспитания – неуравновешенное, подозрительное и агрессивное поведение.

Не вдаваясь в подробности, скажу, что кошку мы поймали и укол сделали, потому что в воспитательных целях важно настоять на своем. К счастью, такое поведение у петерболдов встречалось мне всего несколько раз.
А закончить я хочу воспоминанием о Никоне – чудесном коте-гамми. Он всегда неподдельно радовался, когда я приходила в гости, стремился залезть на колени и обтереться об меня щеками. И что бы я ни делала – стригла ему когти, чистила зубы – он оставался неизменно восторженно ласковым. Однажды мне надо было взять у него кровь. Обычно такую процедуру кошки добровольно не переносят, и я очень опасалась, что это разрушит наши хорошие отношения.

Когда я пережала его лапу и занесла иглу над вздувшейся веной, у него вырвалось только одно вопросительное «мяу?» Я сказала ему: «Надо!», и он отвернулся. До сих пор помню это выражение: «Можно я только не буду смотреть?» Это был, пожалуй, единственный кот, который сам протягивал мне лапу для взятия крови. И буквально через минуту, несмотря на повязку, он уже запрыгнул ко мне на колени, в восторге потерся щеками и от полноты чувств перевернулся на голову.
Вот такие они – Петерболды.

Наталья Александровна Голубева, кандидат биологических наук, ветеринарный врач-фелинолог
www.only-cats.ru, feerya@mail.ru, +7-911-254-25-24

Поделиться в соцсетях:

ВКонтакт Facebook Google Plus Одноклассники Twitter Livejournal Liveinternet Mail.Ru



Разместить объявление


При полном или частичном копировании материалов прямая и активная ссылка на www.zooprice.ru обязательна.
Яндекс.Метрика Рейтинг@Mail.ru