Серия 44 - ошейники от паразитов для собак и кошек

Сибирские кошки

08.12.2016
Читать часть 1. Немного истории. Селекционная Фелинологическая Федерация

В славянских поселениях любили держать диких животных на потеху. Любили мужики померяться силами с медведем, притравить собак на волчонка или лисицу, попадались и котята лесного кота, рыси (но до первой течки), а там - поминай, как звали, если подростком еще собаки не затравят. Не воспитали русичи домашних кошек из европейских лесных - слишком агрессивны были обе стороны и не нашли контакта. Первые домашние кошки появились в Киевской Руси после принятия христианства.

Их привозили византийские служители церкви в дар женам и дочерям князей, их мягкими лапками торили дорогу к сердцам и душам, открывая путь слову Божьему православного вероисповедания. Не случайно среди них преобладали кошки белого, дымчатого (голубого) и рыжего окрасов, отличных от "диких" - полосатых кошек. Белые византийские кошки - прямые потомки турецких, которых даже в мечеть пускали, несли в себе кладезь всяческих других рисунков и оттенков. В раскопках XII-XIII веков на территории Киевской Руси, в Рязани и в других местах находят единичные кошачьи останки, которые, тем не менее, свидетельствуют, что кошек на Руси ценили и берегли.

Только кошка - она кошка и есть. Вот она сидит рядом, мурлычет в полудреме, а вот уже исчезла, словно растворилась в вечерних сумерках, дематериализовалась. Вечный зов продолжения рода увел ее за ворота в лесок-перелесок, где страшно и маняще пахнет дикими зверями, где и самой можно поохотиться, а можно и добычей стать. Но - авось не съедят. И в наше время, куда только не заводит кошку любопытство, а уж если лес к самому дому подступает (или к вашей даче) - тут уж никак не устоять. Возможно, съедали не так часто, поскольку южные пришельцы, которые за пару тысяч лет потеряли по дороге в Европу несколько "африканских" генов в окрасе, в частности абиссинской и коричневой или шоколадной окраски, отсутствующие в популяции аборигенных кошек России, приобрели удлиненную с плотным подшерстком шерсть, память о кисточках на ушах, золотой подшерсток и песочный фон окраса.

Кочевые народы севера Евразии оттеснялись дальше в тундру и на восток. Русь продвигалась на новые территории, ставила крепости и остроги, навечно ставила города, заселяла окраины. Вместе с переселенцами пришли на новые территории невиданные там ранее домашние животные. Не последнее место среди них занимали кошки, ставшие надежной защитой амбаров и складов от крыс, мышей и полевок, охочих до даровых кормов.

Потомство самых "поимистых" котов и кошек пользовалось спросом, ими хвалились, гордились, а иногда и крали их друг у друга. И тут кошки удивили еще раз. Украденные коты и кошки через некоторое время возвращались домой, иногда со следами перенесенных дорожных лишений. Вот и пошла о кошках слава, мол, не к человеку возвращаются, а к дому. В этих словах только часть правды. Никто не знает законов кошачьей привязанности.

Непросто жилось людям на новых поселениях, доставалось и кошкам от бескормицы и непогоды. Сурова российская земля. Долог зимний холод, непролазна грязь. И сейчас-то хватает мест, куда "не летают самолеты и не ходят даже поезда". А вот кошки живут с человеком везде, куда их судьба заносит - и на полярных станциях и в далеких поселках. Пришлось им о себе позаботиться - надеть теплую шубу, научиться, едва не догола, снимать ее в жаркое лето. И стали таких пушистых кошек называть в России сибирскими за то, что и сибирские морозы им были нипочем, и за то, что были крупнее изнеженных горожанок, а ведь известно, что в Сибири, как в американском Техасе, "все большое".

Но только надо помнить, что все-таки в мороз кошка из дому надолго не уходит. Сбегала "по делам" - и снова на теплую печку, или в хлев, где все теплее, чем на улице. Домашняя кошка, она потому и домашняя, что не в лесу живет, а в доме, даже если и любит прогуляться в лесок или соседский подвал. Не только в Сибири суровый климат. Кошки, поселившиеся в жарких странах, где летом жара для нас, северян, несусветная, а зимой мороз и ветры жестокие, тоже надевали теплую шубку, которая летом служила им как халат кочевника, и обувку - пучки шерсти между пальчиками, защищающие летом лапки от раскаленного песка, а зимой от каленого льда и снега.

Наверное, поэтому первые персидские кошки, известные нам по гравюрам и литографиям, страсть как похожи на наших сибиряков. Может, и вправду, путь кошек в Сибирь был через Персию и Шелковый путь вместе с другими диковинами. Недаром в Сибири их какое-то время назад именовали бухарскими. Достоверных сведений нет. Но каким бы путем ни пришли в Россию кошки, несомненно, участие в их появлении диких европейских лесных котов. Персидские кошки, привезенные итальянцем Пьетро де ла Балле, сразу попали к людям состоятельным и цивилизованным. Их стали разводить, отбирая самых милых, нежных, игрушечных, с шелковистой длинной шерстью, детским выражением мордочки, с большими круглыми глазами, коротким носиком, круглой "кукольной" головой. У сибиряков ценились мощь, стать, поимистость, охотничьи навыки и закаленность. И до сих пор в деревнях можно услышать: "Еще чего, кошку кормить - сама себя прокормит!". Так и развела жизнь, вероятно, в прошлом близких родственников - персидских и сибирских кошек.

И теперь у одних культивируют декоративные породные признаки, выражающиеся в особом строении головы и мордочки, создающие впечатление детского или кукольного личика - baby face, doll face, а у других ценится близость к естеству, сила и независимость. Но не только изустные предания прославляли качества сибирских кошек. Не обошли их своим вниманием и естествоиспытатели, так Брем в своей книге "Жизнь Животных" описывает рыжего тобольского кота, а уж Тобольск - сама Сибирь и есть. Вместе с возрождением интереса к кошкам, появился интерес к российским аборигенным кошкам. С одной стороны, от поглощения персами их спасла нищенская жизнь большинства российских жителей, где уже тут по купать кота за 600-800-1000 баксов - это только москвичам да местным богатеньким по силам, а мы уж как-нибудь своими, русскими, кошками обойдемся.

Не завези кошачьи коммерсанты легион низкокачественных персов, купленных поначалу за гроши не в питомниках, а в "зоолендах" - зоомагазинах, то и не наплодили бы наши любители, желающие на кошечках подзаработать, бесчисленное количество полуперсов, которым путь в разведение заказан. Может, кто-то из них, выщепившись в своих дальних примитивных внешне предков, где-то и поучаствовал в разведении сибирских кошек. Надо отдать должное заводчикам и экспертам - с самого начала становления сибирских кошек как породы все признаки персидских кошек безжалостно выбраковывались и их носители в разведение не принимались. Самым трудным периодом в становлении породы были 1989-1991 годы, когда появились котята первой-второй генерации от лучших по тем временам производителей, которые были, что называется "в прохожего молодца". Расщепление на всех домашних кошек шло жестоко, но жесток был и отбор.

В осеннем номере английского журнала "Cats" за 1990 год большой специалист и автор книг о кошках Грейс Понд (Grace Pond) писала: "Many of the cats, were referred to as Siberian, but I felt when they did not know much about their ancestry. It was better to say they came from Siberia". He сибирские, а всего лишь шли мимо Сибири, так я бы интерпретировала ее слова. Но она чужестранка, что ей наши проблемы. Свои, российские фелинологи называют кошек отечественных пород "мурки с помойки", даже сибиряки, бывшие у всех на слуху, вызывали скептицизм, что уж говорить про остальные отечественные породы и вариеты.

В 1991 Ирина Харченко, председатель ФПЦ "Сириус", писала: "Они (иностранные эксперты, уточнение мое) так же, как и я, скептически настроены по отношению к сибирской кошке, считая, что она почти не отличается от простой длинношерстной домашней кошки, слишком близка по типу головы, корпуса, окраса к мэйнкуну и норвежской лесной, слишком мало ярких представителей этой группы участвовавших в выставках и признанных годными к разведению, слишком много некачественного потомства - ведь "сибиряки" не имеют документов о происхождении, и их предки неизвестны".

Мы осилили этот путь. Стандарт, защитивший сибирских кошек от поглощения полуперсами, стал путеводной нитью для разведенцев этой отечественной породы. Первые, ставшие легендой, сибирские и невские маскарадные коты - Роман Анны Ивановой, Марс Майи Калининой и многие другие ушли за пределы родословной. Неподъемные - по десять-двенадцать килограммов - сибиряки стали обычными экспонатами на выставках. По жизни, им не надо, чтобы их на руках носили или возили, как некоторых переевших героев "Книги рекордов Гиннесса", они прекрасно физически развиты и остаются великолепными охотниками не только на мышей и крыс. Ондатры, зайцы, глухари им тоже по зубам, во всяком случае, именно так живет и охотится на своем острове на Онежском озере Люцифер из Карелии, выигрывающий "Бест-оф-Бест" везде, куда только заносили его судьба и хозяин.

Первый стандарт сибирской кошки писался долго. Чем больше знаний появлялось у российских экспертов, тем точнее и грамотнее становились определения статей. На европейских выставках сибирские кошки стали появляться после фестивалей молодежи и студентов, а особенно после введения в институтскую практику обучения иностранцев из Восточной Европы. На самой заре развития нашей фелинологии (1986-1987) для самых первых экспертиз были сделаны наброски по стандарту сибиряков. Понятно, это был не сам стандарт, но эта рукописная "прокламация" широко разошлась в виде копий.

Каково же было мое удивление, когда в Германии на выставке мне показали ксерокс моей рукой написанного стандарта, чтобы я знала, как надо судить сибирских кошек. Вскоре моей же рукой этот проектный документ и был перечеркнут - ввиду большого количества неизбежных ошибок. Это подтолкнуло к еще более активной работе по созданию работающего стандарта с установкой на перспективу. Пришлось хорошо изучить стандарты пограничных пород кошек - мейнкунов, норвежских лесных, т.е. тех, которые входят в группу аборигенных лесных кошек.

В этой работе принимали участие и первые российские эксперты, и первые заводчики. Необходимо отдать должное Тамаре Семеновне Емельяновой, Тамаре Дмитриевне Сапожниковой, Ольге Сергеевне Фроловой-Боэм, Ольге Львовне Абрамовой, Татьяне Евгеньевне Павловой и многим другим по возврату гражданства и имени этим прекрасным животным, которых "персятники" окрестили "мурками помоечными", тонким коммерческим чутьем уловившие в них конкурентов. Действительно, за рубежом, особенно в США, наши сибиряки ценятся не менее персов и мейнкунов. Но нет пророков в своем отечестве – дома наши прекрасные, уже селекционные, сибирские кошки ценятся "дешевле грязи", но не теряют своих ценителей и почитателей.

И в 1997 году закономерно возникло Объединение любителей сибирских кошек, первым президентом которого весьма заслуженно стала Татьяна Евгеньевна Павлова, которую возвели на эту должность Димка Ласковый Зверь - первый чемпион мира по протоколу WCF и СФФ и его многочисленные потомки. Уже признанные в европах и америках сибиряки добились, выцарапали-таки себе признание и на Родине. Число чемпионов мира среди сибирских кошек подошло к сорока, но на хвост им уже наступают внуки и правнуки из известных питомников "Ласковый Зверь", "Саржи", "Вещий Сон", "Сибирская Тайга", "Голубая Кровь", "Россити", "Северное Сияние", "Жемчуг Невы", "Добрая Сказка", "Оникс Глория", "Князь Гвидон", "Дикая краса", "Найтингейл", "Княжеская долина", "Чинги-Тура". Их количество уже перевалило за сотню. И это то, к чему мы стремились. В Новосибирске я своими глазами видела стелу, на которой был начертан лозунг (что называется, "ни в какие ворота"): "Да здравствует то, благодаря чему мы, несмотря ни на что". Похоже, это девиз всей нашей жизни, и в кошках тоже.

О. Миронова

Читать часть 3. Сравнение "сибиряков" с другими кошками "лесного" типа<.strong>


Поделиться в соцсетях:

ВКонтакт Facebook Google Plus Одноклассники Twitter Livejournal Liveinternet Mail.Ru



Разместить объявление


При полном или частичном копировании материалов прямая и активная ссылка на www.zooprice.ru обязательна.
Яндекс.Метрика Рейтинг@Mail.ru