Серия 44 - ошейники от паразитов для собак и кошек

Селекционная Фелинологическая Федерация, немного истории

26.11.2015

Российский эксклюзив

Первое десятилетие первой международной организации любителей кошек в России. Первые клубы любителей кошек в СССР появились в 1986 году. 10 апреля 1986 года начал регистрацию первых любителей кошек клуб "Фелимур" Рижского городского общества любителей животных, при котором сразу же возникла ленинградская секция, преобразовавшаяся в Ленинградский клуб любителей кошек, вскоре окрещенный "Котофеем". В сентябре того же года активисты клуба собрались на квартире у Анны Константиновны Виноградовой и решили обратиться к начальнику КСС комитета ДОСААФ Ленинграда и области, с тем чтобы открыть клуб любителей кошек под его покровительством. В Москве возникли клубы любителей кошек при обществе "Фауна" при ВООП (Всесоюзное общество охраны природы). Образовались клубы "Фелис", "Союз", "Сириус" и другие. Появились клубы и в других городах. 1986-1987 годы - начало широкого движения фелинологов, захватившего самые отдаленные регионы страны.

Представители разных клубов активно сотрудничали и конкурировали на выставках, а между рингами обсуждали общие проблемы. Летом 1988 года Ольга Сергеевна Фролова предприняла первую попытку объединить кошачьи клубы в рамках "Фауны", но скандальное поведение некоторых московских дам, позволивших себе оскорбительные выражения в адрес каунасского клуба и некоторых клубов из глубинки, разрушило хрупкое согласие, и представители клубов разошлись, взаимно неудовлетворенные. Часть, оставшаяся на конференции, в дальнейшем оказалась в составе российской организации, вошедшей в состав Feline International Federation of Europe - FIFe. Но осталось немалое число клубов, которых не устраивало основное требование FIFe - одна страна - одна организация, что значило: войти в состав объединения "Фауна", уже подавшего документы для вступления под патронат европейской организации. Почти одновременно многие клубы пришли к мнению о необходимости создания большой Всесоюзной организации.

В один прекрасный день, 21 августа 1989 года, они собрались на организационной конференции. Представители 16 клубов, среди которых были ФПЦ "Фелис" О.Л. Абрамовой, ЛКЛК "Котофей" О.С. Мироновой, "Союз" Е. Л. Лохмар и Е.А. Шевченко, "Фелимурс" В.И. Клучниецы, "Сириус" И. В. Харченко, "Содружество" И. Филиной, "Ангора" из Одессы и другие обдумывали целесообразность объединения. После жарких дебатов 14 клубов создали новую котоведческую организацию, названную в духе традиций СССР - "Советская Фелинологическая Федерация" или СФФ, что в дальнейшем привело к некоторым осложнениям из-за исчезновения из российских реалий самого понятия "советский". Прижившаяся аббревиатура требовала равноценного и специфического определения на букву "с" - и оно нашлось - селекционная - поскольку одна из главных целей СФФ - селекционное облагораживание и совершенствование аборигенных и традиционных пород кошек.

Первым президентом СФФ был избран Эльдар Алиевич Разроев из "Содружества" и весьма работоспособный президиум. В течение 1989-1993 годов СФФ собрала и переработала огромную информацию, заложила традиции оформления племенной документации, регистрации и стандартизации аборигенных пород кошек РФ, подготовки специалистов фелинологии, проведения экзаменации и сертификации экспертов, проведения межконтинентальных международных выставок кошек "ИнтерКонтиКот", ставших традиционными, было начато создание единой книги стандартов кошек мира. В последующие годы состав СФФ все время претерпевал своеобразное "броуновское" движение: одни вступали в кандидаты и члены, другие возвращали себе "независимость" от правил и традиций. Развал СССР привел к выходу из СФФ клубов Балтии. Материальные проблемы обрушились на провинциальные клубы России и Белоруссии, Самостийная Украина начала демонстрировать свою "незалежность". Некоторые клубы годами не платили взносы, но СФФ и им предоставляла своевременную информацию. В 1991 году СФФ была принята в World Cat Federation. Эксперты, подготовленные ею, вошли в список международных экспертов WCF.

С 04.09.93 по 25.09.98 президентом СФФ была Ольга Сергеевна Миронова, до этого возглавлявшая Ленинградский - Санкт-Петербургский "Котофей" с момента его возникновения, ставшая первой во многих разделах отечественной фелинологии:
- Первый российский эксперт по всем породам кошек международной категории списка СФФ
- Первый российский эксперт с 19.07.91, введенный в список WCF . . .
- Первая, открывшая дорогу судьям из СССР и РФ для проведения экспертизы кошек на выставках в Западной
Европе. 18-19 апреля 1992 года впервые судья из России проводил экспертизу на всемирной выставке кошек
на Канарских островах (о. Тенерифе, г. Пуэрто де ла Крус).

Она стала крестной мамой национальных пород кошек и автором первых стандартов аборигенных пород кошек России. 11.08.97 Международная коллегия экспертов фелинологов (МКЭФ) уведомила О.С. Миронову о включении ее в список почетных экспертов этой организации. В сентябре 1998 года по ее рекомендации президентом СФФ была избрана Влада Владимировна Беныня, прошедшая годы ученичества и становления как в рамках СФФ, так и в "автономном плавании", и превратившаяся в опытного эксперта, отличного организатора, научившаяся усмирять страсти современного кошачьего мира, и при этом очаровательная и интеллигентная современная женщина, гражданка Латвии, живущая с семьей (муж и трое детей) в Москве. И муж не кто-ни будь, а первый президент СФФ Эльдар Разроев. Преемственность идей несомненна.

Многие, прошедшие подготовку и обкатку в рамках СФФ, ушли на "собственные хлеба", вступая самостоятельно в зарубежные международные организации. Некоторые из них поддерживают отношения с СФФ и дальше. Другие же постарались не только забыть о своем пребывании в СФФ, но и облить ее грязью. Сменивший Бетти Шульц, новый секретарь WCF по неизвестным причинам люто невзлюбил президента СФФ и в документах WCF писал президентом СФФ то Н.О. Титова, то С.Н. Бочарова, каждый из которых в свое время выполнял функции секретаря СФФ. Развалить СФФ изнутри, перессорив членов президиума с президентом, не удалось. Просто в 1995 году СФФ вышла из состава WCF, а О.С. Миронова подала рапорт в руки президента WCF Аннелизы Хакман о выходе из списка судей WCF. Первой от России вошла, первой и вышла. Но, ни ронять, ни топтать авторитет Российской организации и ее руководства не могла позволить, ни российским стасикам, ни немецким кельнерам.

Никто не может иметь монополии на знания или информацию; СФФ будет продолжать накопление и распространение фелинологических знаний, оставаясь единственной организацией, изучающей домашнюю кошку как вид, анализирующей стили работы различных иностранных организаций, впитывающей и трансформирующей все лучшие системы проведения выставок и конкурсов, поощряющей самостоятельность и творчество своих членов. Девиз СФФ при контактах с другими организациями: "партнерство ради любви к кошкам" без диктата и приспособления к чужим нормам.

"Мы не видим необходимости тратить свои деньги на "поддержку штанов" чужого дяди в Америке ли, в Европе ли. У нас достаточно опыта и знаний, чтобы вести разговор на равных с любой международной организацией. Мы открыты для контактов с любыми отечественными и зарубежными организациями фелинологической направленности, кроме организаций, страдающих паранойей с манией величия, объявляющих себя единственными полноправными и легитимными представителями человечества, имеющими право вершить судьбы кошек и их владельцев. Мы такого права никому не давали и себе его не присваиваем, но сотрудничать всегда готовы. Так что давайте дружить на равных", - предлагает международная общественная организация "Селекционная Фелинологическая Федерация".

Где живут породистые кошки

Однажды мне позвонили хорошие знакомые: "У нас такая радость! Нам подарили настоящую ангорскую кошку: белую, с голубыми глазами, и, подумать только, она все слышит! Приходи в гости, посмотришь!". Лучше бы не ходила. Милая белая полуперска, у которой кто-то из родителей был персидской длинношерстной кошкой (котом), а кто-то просто погулять вышел. Но такие звонки - не редкость и от совершенно посторонних людей: мы купили сиамскую кошку (в переходе метро, на рынке и в прочих неофициальных торговых точках) и хотели бы вступить в клуб. Дорога в клуб никому не заказана, хоть с дворнягой, хоть с кастратом. В члены клуба вступают люди, а не кошки, и спасибо им за их членские взносы, без которых клуб ни одной выставки бы провести не смог. А вот со всем остальным: получением котят, победами на конкурсах и присуждением титулов, сложнее. Поскольку такие обращения с домашним самостийным определением породы по окраске: если белая - значит ангорская, если "сиамский" окрас (колорпойнт) то, значит, обязательно сиамка - не соответствуют истинной принадлежности того или иного животного к заявленной породе хотя бы по внешнему виду (фенотипу) и выделяют только один признак из целой серии – окрас.

Давайте обсудим, что же такое порода, и какая кошка может считаться породистой - эти понятия все больше нуждаются в расшифровке. Необходимость этого также возникает из-за широко проводящейся метизации внутри, казалось бы, давно сложившихся пород: персы - экзоты - британцы - скотишфолды - хайленды; бурма - тонкинцы - короткошерстные колорпойнты; и т. д. Недаром некоторые любители кошек склонны считать, что нет пород кошек, а есть домашние кошки разного типа шерсти - короткошерстные, длинношерстные, кучерявые и лысые разных окрасов. Котоведы до сих пор во многих породах не могут сговориться о главных породообразующих признаках (статях) для каждой отдельно взятой породы.

Отсутствие у экспертов навыков биометрии и систем коррекционных коэффициентов, позволяющих более качественно оценивать соразмерность морды, головы, корпуса и конечностей, также не способствуют унифицированности оценок статей. Нами было внесено понятие гомологичности рядов пород кошек, которые действительно дают представление о родственных группах пород. Не так давно каждый окрас персидских кошек считался отдельной породой, имел разное стандартное описание, различные баллы в таблице баллов.
Существует определение понятия "порода".

Порода - это группа домашних животных одного вида, созданная человеческим трудом, исторически сложившаяся, достаточно многочисленная, имеющая родственное происхождение (иногда ведущееся с одной особи); однотипность хозяйственно-полезных, физиологических, морфологических и экстерьерных особенностей, стойко передающихся по наследству.


Под влиянием целенаправленной программы порода может прогрессировать в избранном направлении, совершенствоваться. С прекращением селекционного воздействия начинается возврат к первоначальным диким признакам вплоть до полного исчезновения, до утраты породы. Аборигенные породы создаются вульгарной неосознаваемой селекцией, основанной на местных вкусах и традиционных предпочтениях. Из чего следует, что породистых кошек в дикой природе быть не может, но в дикой природе и не живут домашние кошки, добровольно связавшие свою судьбу с человеком и тут, же попавшие под пресс его пристрастий и капризов. Селекционная культура миллионам любителей кошек прививается с трудом. Все те же проблемы единого понятийного, терминологического поля. То, что нравится мне, с той же интенсивностью чувств отрицается моим соседом. Порода кошек - это то, что нравится, разводится и имеет общие внешние (фенотипичные) и наследственные качества и свойства, стабильно передающиеся потомству.

Все породы кошек своими начальными качествами уходят в общую серую массу домашних беспородных кошек, которая в свою очередь распадается на региональные популяции, отличающиеся друг от друга конституционально и окрасами, типом шерсти, что связано с разным составом почвы, микроэлементов в воде, а следовательно и пище. Из этой сырой массы под влиянием вульгарной непрофессиональной, но действенной селекции формируются примитивные, аборигенные породы домашних кошек. Они, безусловно, нуждаются в изучении и защите стандартами, представлением на суд любительской общественности, в публикациях всех получаемых материалов и наблюдений. Их дальнейшая судьба - облагораживание, унификация породных свойств, стабилизация генотипа.

Большинство международных фелинологических организаций расходятся по принципиальным позициям: когда принимать аборигенную породу к регистрации и представлению на выставках кошек в чемпионские титульные классы. Одни - принимают их практически сразу после регистрации первых индивидуумов, полагая, что время покажет дееспособность породы, способность привлечь к ней внимание и симпатии. Не последнюю роль в этом играют контактность и разворотливость, удачливость первых бридеров. Иногда происходят удивительные вещи: порода вроде и признана, описана, и, более того, существует в виде региональных очагов проживания, но из-за отсутствия заводских питомников практически исчезает с выставок и из клубного разведения. Так случилось с карельскими бобтейлами, вытесненными (надеюсь, временно) из сердец активистов клубов любителей кошек в Карелии привозными персидскими кошками. Одни регионы ищут своих особенных кошек - Уральских рексов, Алтайских голубоглазых и других, их берегут, облагораживают и добиваются международного признания. Другие, увы, недальновидно теряют таких животных и при этом теряют свое национальное достояние, а с ним и национальное достоинство.

Некоторые большие международные фелинологические федерации подходят к вопросу более консервативно: представьте нам 30 животных или больше, имеющих пять колен заявленной вами породы в родословных, и мы зарегистрирует эту новую породу (я до сих пор не понимаю, как мы сумели вывести в мир Сибирских кошек, покорив с ходу практически все международные организации). Для аборигенных кошек этот длинный путь не  пригоден.   Наша жизнь так быстротечна, проблем хватает и помимо кошек, чтобы наши рядовые любители кошек тратили необходимые им деньги и время на борьбу за признание породы в течение 6-8-10 лет. Их надо заявлять, показывать и завоевывать симпатии публики, а не создавать искусственных препятствий к признанию.

Повышенная требовательность к авторским породам понятна и закономерна, но и тут надо исходить из того, что у нас не зверосовхозы или пушные фермы, а жизнь совместная, семейная, и кошки всего лишь члены семьи. Держать в одном питомнике 30 животных, набирая пять поколений, не для нашей действительности, а коллективные питомники вещь хрупкая и нестабильная. Семьи разваливаются за такие сроки. Получается, по Ходже Насреддину: или шах помрет, или ишак сдохнет, может, породу и регистрировать не придется. Уважая право каждой организации иметь свои правила, я придерживаюсь более инициативного и оперативного подхода к селекции кошек и всегда поддерживаю в этом энтузиастов, где бы они ни жили. Нас так много и все мы такие разные, что хотим иметь дома своими компаньонами таких же особых, непохожих ни на кого животных. Кошки, как ни одна другая домашняя живность, предоставляют нам эту возможность: толстые, тонкие, тяжелые, воздушные, нежные и легонькие, независимые, пушистые и совсем голенькие - они остаются кошками, живущими в наших сердцах.

О. Миронова

Читать Российский эксклюзив. Часть 2. Сибирские кошки


Поделиться в соцсетях:

ВКонтакт Facebook Google Plus Одноклассники Twitter Livejournal Liveinternet Mail.Ru



Разместить объявление


При полном или частичном копировании материалов прямая и активная ссылка на www.zooprice.ru обязательна.
Яндекс.Метрика Рейтинг@Mail.ru