Разместить объявление




Продажа котят
Продажа котят
Корма для кошек
Корма для кошек
Питомники кошек
Питомники кошек

Этапы формирования подвида кошка домашняя (Felis silvestris catus) - 2

12.05.2009

Как кошка в дом вошла. Начальные этапы формирования подвида кошка домашняя (Felis silvestris catus). Часть 2

Благодаря появлению в начале XXI века новых технологий и методов исследований, ученые-генетики получили сенсационные результаты, которые не только пролили свет на возникновение домашней кошки, но и позволяют по-новому взглянуть на хорошо известные данные о распространении наших любимцев по территории планеты.

КРАСНЫЙ КОТ И СОЛНЕЧНЫЙ ДИСК

древняя мозаика с изображением кошкиВплоть до недавнего времени считалось, что кошка впервые была одомашнена примерно 5000 лет назад в Древнем Египте. Однако упомянутые генетические исследования показали, что хотя египетские кошки входят в одну группу с кошками современной Турции (которая учеными была названа Средиземноморской), но более древнее происхождение последних предполагает, что в Древний Египет домашняя кошка могла попасть только из более древнего центра доместикации, а именно, из Анатолии.

Примерно в 4-ом тысячелетии до н. э. в Древнем Египте начало развиваться земледелие, и начался переход к оседлому образу жизни. Тогда же на возвышенных участках вдоль берегов Нила начали появляться первые постоянные поселения из глинобитных домов. Каждый июль в древнеегипетский Новый год в горах таял снег и разливался Нил, затопляя поля.

Вода спадала только в сентябре, оставляя на полях ил, который удобрял почву, обещая богатый урожай зерна. Собранного зерна хватала на весь последующий год вплоть до следующего июля. Чтобы сохранить урожай, древние египтяне начали строить зернохранилища. Именно с этого времени в Древнем Египте встал вопрос защиты урожая от грызунов, а в жизни древних египтян появились первые кошки, которые не только защищали зернохранилища от грызунов, но и жилища людей от ядовитых змей. Вероятнее всего, это были пойманные и прирученные мелкие кошачьи.

Во время раскопок захоронений в местечке Мостагеда (Mostagedda), расположенном в 50 км к югу от современного города Асьют (Asyut) в среднем течении Нила, было обнаружено захоронение ремесленника, в ногах которого находились скелеты газели, предназначенной для посмертной трапезы умершего, и кошки, которая должна была сопровождать хозяина в загробной жизни.

Ученые установили, что возраст этого захоронения, а именно – 4-ое тысячелетие до н. э., совпадает с периодом перехода древних египтян к оседлому образу жизни. Хотя ученым еще не удалось выяснить, к какому подвиду принадлежала кошка, и была ли она прирученной или одомашненной, данное захоронение является самым ранним из обнаруженных древнеегипетских совместных захоронений человека и кошки.

В некрополе Иераконполя (древнеегипетского Нехена – религиозного и политического центра Верхнего Египта конца додинастической эпохи и времени первых династий), расположенного в 650 км к югу от Каира и в 80 км южнее Луксора, в захоронении, датируемом 3700 г. до н. э., бельгийскими археологами Верле Линселе, Вимом Ван Нером и Станом Генриксоном были обнаружены скелеты семи бабуинов и новорожденного бегемота, а также скелет камышового кота (Felis chaus), прижизненные переломы левого плеча и правого бедра которого исключали возможность его выживания на воле.

Археологи пришли к выводу, что кот получил эти травмы в момент пленения, и что не менее 4-6 недель он содержался в неволе, пока его травмы не залечились, вплоть до захоронения вместе с другими животными, когда все они были умерщвлены во время какого-то неизвестного ритуала.

Благодаря тому, что древние египтяне довольно часто рисовали кошек на фресках, украшавших стены дворцов и гробниц, а также на различных предметах, использовавшихся в быту, можно проследить этапы одомашнивания кошки в Древнем Египте и определить его хронологию. Самое раннее изображение кошки было обнаружено на фреске в так называемой «Комнате времен года» в храме солнца, который датируется третьим тысячелетием до н. э. и расположен к юго-западу от Каира на западном берегу Нила.

А самое раннее изображение кошки в ошейнике, как свидетельство того, что к тому времени в Древнем Египте кошки были приручены, найдено на фреске в одной из гробниц некрополя в пустыне Саккара (2500-2350 г.г. до н.э.), находящейся в 30 км от Каира. На одной из настенных росписей на вытесанных в скале 39 гробниц эпохи Среднего Царства (2040 – 1782 г. г. до н. э.), расположенных около современного селения Бени-Хасан, которое находится на расстоянии 245 км от Каира, кошка изображена в домашней обстановке рядом с хозяйкой, что, в свою очередь, свидетельствует о том, что к этому времени в Древнем Египте уже существовали домашние кошки (Felis silvestris catus).

У древних египтян кошка была наиболее часто мумифицированным животным. Это позволило ученым выделить среди древнеегипетских мумий мелких кошачьих три подвида: прирученный камышовый кот (Felis chaus), прирученная, но не до конца одомашненная ближневосточная дикая кошка (Felis silvestris lybica) и отличающаяся от них меньшими размерами домашняя кошка (Felis silvestris catus). Эти группы кошек играли разную роль в жизни древнеегипетского общества.

Коты красного окраса почитались в храмах бога солнца Ра, а кошки – в храмах богинь солнца – богини-матери Баст (Бастет) или богини-воительницы Сехмет, где им поклонялись как персонификации этих наиболее могущественных богов древнеегипетского пантеона. В 17-й главе свода сакральных текстов, который получил название "Книги мертвых", бог солнца Ра, выступает как "великий кот", который каждую ночь сражается со змеем Апепом, считавшимся персонификацией сил зла, тьмы и хаоса, и на рассвете побеждает его. Однако не каждый красный кот или кошка считались священными.

Для этой роли жрецы храмов специально отбирали кошек по ряду характерных признаков. Считалось, что душа бога вселялась в ассоциированное с ним животное, а после его смерти переселялась в другое животное с соответствующими признаками. Именно этим кошкам оказывались особые почести, к ним были приставлены жрецы, жрицы и слуги. После смерти их погребали в больших каменных или деревянных саркофагах, в которые помещали украшения, амулеты и другие богатые подарки. Как свидетельствует Джоан Миллер, вице-президент CFA (бывший президент Фонда им.

Роберта Уинна в начальной главе фундаментального труда «Разведение кошек», специально написанном для ветеринаров и заводчиков кошек коллективом авторов под руководством Найлса Педерсена, директора Центра здоровья животных-компаньонов при Школе ветеринарной медицины Калифорнийского университета (Дэвис, США) «…внешний вид египетских кошек отличался явным единообразием. Судя по изображениям кошек в произведениях искусства и исследованным мумиям, они были короткошерстными, а окрас их шкурки был красноватым или желтоватым, с остаточными полосами тэбби рисунка или легкой пятнистостью.

Эти характеристики подходили кошкам, живущим в условиях пустыни. Их удлиненное тело было гибким и мускулистым с длинными элегантными конечностями. Голова была умеренно большой с большими челюстями. Этот тип тела был приспособлен для охоты и путешествий по большим незащищенным местностям».

Самую многочисленную группу составляли храмовые кошки, которых в возрасте до двух лет умерщвляли и мумифицировали, чтобы в загробном мире кошка могла передать просьбу паломника самой богине Баст. В некоторых случаях мумии кошек помещали в футляры в форме различных частей человеческого тела в знак благодарности за ниспосланное исцеление и передавали в храм, в котором проводилось лечение. Большинство мумифицированных животных было убито во время ритуалов служения богам. В «городе мертвых» в Саккаре было обнаружено около 10000 мумий кошек, преподнесенных в дар богине Баст.

По результатам рентгеновских исследований, а в последние годы благодаря трехмерной компьютерной томографии, было установлено, что перед мумификацией кошки были умерщвлены посредством удушения или нанесения ударов по голове.

Следующую группу составляли собственно одомашненные кошки – домашние любимцы, которые жили в домах. Вероятно, почти у всех детей зажиточных египтян были кошки. У древних египтян даже существовали мужское имя «Па-Мью», что значит «кот», и женские имена «Миит», «Мирт» и «Мьют», которые переводятся как «кошка». О том, что эти кошки были домашними животными, позволяет судить не только их небольшой размер, наличие ошейников или то, как они были захоронены, но и иные свидетельства, подтверждающие наличие их связи с человеком.

Известный египтолог Салима Икрам, адъюнкт профессор египтологии Американского университета в Каире, которая является одним из организаторов и руководителей Проекта по научному исследованию мумий животных в Египетском музее Каира, в интервью данном Саккаре Алистер и опубликованном в «Американской хронике», рассказала, что любимые питомцы богатых египтян часто сопровождали хозяев в их загробной жизни.

В гробницах и саркофагах мумий домашних питомцев было все для их комфортного существования в загробном мире. Так, на картинах, нарисованных внутри саркофагов мумий кошек, часто изображали кошек, играющих с мячиком, или ножки стола, чтобы и в загробной жизни они могли поточить коготки. Салима Икрам предположила, что домашние питомцы умирали естественной смертью, ведь, по словам Икрам, при просвечивании рентгеновскими лучами у этой группы мумий не было обнаружено никаких травм.

«Я никогда не видела мумии любимых животных, убитых преднамеренно», – сказала она. К этим кошкам как раз и относились древние египтяне, как к членам своей семьи, а в случае смерти их хоронили в фамильных склепах, и по ним соблюдали траур.

Видимо, столь же многочисленной была группа кошек, которые жили при зернохранилищах и охраняли богатые запасы зерна от грызунов. Но данные об этих животных оказались наиболее скудными. Чуть больше известно об использовании камышовых котов во время охоты на птиц. Их изображения сохранились до наших дней на фресках, изображающих сцены охоты. Но в последующие века их место заняли фретки (домашние хорьки). И хотя камышовые коты приручаются, тем не менее, домашними они не стали.

Древний Египет дал название одной из самых редких и загадочных пород кошек – Египетской Мау. И хотя история породы начинается с 1853 года, когда русская княжна Наталья Трубецкая увидела кошек египетского посла в Италии и уговорила его привезти ей несколько кошек из Египта, Египетские Мау заслуженно считались одними из древнейших домашних кошек, что было подтверждено результатами вышеупомянутых генетических исследований.

Пятнистый окрас Египетских Мау, как чистопородных, так и случайного разведения из популяций современного Египта, напоминает вышеназванные изображения пятнистых кошек со статуэток из Хаджилара, которых ученые считают детенышами леопарда. До сих пор в Египте можно встретить на улицах городов серебристых, бронзовых и дымчатых кошек пятнистого окраса, которые могли бы составить честь своим присутствием любой международной выставке кошек. А если вам особенно повезет, то на рассвете вы, может быть, увидите красного кота, плывущего вдоль берега Нила навстречу восходящему солнечному диску.


КОШКИ ЗАГАДОЧНОЙ СТРАНЫ УРАРТУ

кошка с котенкомТерритория Восточной Анатолии или иначе Малой Азии, или иначе Армянского нагорья , как называлась эта область до 1941 г., включая Армению (даже в современных ее границах), входит в регион, в котором в 8 тысячелетии до н.э. произошла доместикация (одомашнивание) кошки. Об этом свидетельствует факт обнаружения скелета кошки при археологических раскопках в крепости Тейшебаини (7–6 в.в. до н.э.) (на холме Кармир-Блур, расположенном на территории современного Еревана, Армения) эпохи страны Биайна или, как называли ее ассирийцы, Урарту  (13–6 в.в. до н.э.).

Крепость Тейшебаини, которая была последним оплотом урартов в Закавказье, была захвачена скифами в начале 6 в. до н.э. Раскопки в крепости Тейшебаини проводились еще в советский период учеными под руководством академика Бориса Борисовича Пиотровского (в 1938 – 1958 г.г.). Скелет кошки, датируемый 6 в. до н.э. и считавшийся наиболее древним из найденных останков кошки на территории бывшего СССР, был найден внутри крепости, т. е. внутри человеческого поселения, и, более того, на дне огромного глиняного сосуда – «караса», который, в свою очередь, находился внутри винного погреба, что, на мой взгляд, подтверждает тот факт, что он принадлежал кошке, которая жила если не внутри человеческого жилья, то внутри человеческого поселения, имея свободный доступ внутрь, по меньшей мере, хозяйственных построек.

Примерно тот же возраст, 2700 лет, имеет скелет кошки, который, согласно сообщению профессора Института археологии Стамбульского университета, доктора Октайа Белли, был обнаружен в 2005 г. турецкими археологами во время археологических раскопок внутри жилой постройки в столице царства Урарту – Тушпе (армянское название – Тосп), которая находилась на берегу озера Ван на территории современного города Ван, Турция. Тушпа пала в 590 году до н. э. под натиском скифов, а так как кошка погибла во время захвата и пожара крепости, то ученые смогли определить точный возраст обнаруженных останков.

Так как сами урарты, как сообщил доктор Октай Белли, называли себя «жителями Бианли» (от «Биан», т. е. «Ван») , турецкие исследователи назвали находку «Бианской кошкой». Доктор Октай Белли любезно предоставил мне текст своего доклада «Ванская кошка» на симпозиуме, посвященном озеру Ван, в котором он, в частности, говорит: «…интересно, что до настоящего времени в Урартском искусстве не известно изображений таких животных, как кошка и собака».

Ранее на поиски этих самых изображений я потратила довольно много времени. И хотя на найденных во время проводимых в Армении археологических раскопок изделиях прикладного искусства большое число изображений кошачьих, все они описываются исследователями, как изображения львов или леопардов. И вдруг, рассматривая изданную в 2007 г.

Академией наук Республики Армения иллюстрированную книгу под названием «Золото древней Армении», я увидела ее, древнюю кошку, которая смотрела на меня с фотографии золотой чаши III тыс. до н. э. Третье тысячелетие до нашей эры – еще «доурартский» период! Однако надпись к иллюстрации гласила: «Золотая чаша с изображениями львов». Тогда я открыла главу книги, где содержится описание этой чаши, обнаруженной Борисом Борисовичем Пиотровским во время раскопок, проведенных недалеко от г. Ванадзор (бывший Кировакан) еще в 1949 г.

И хотя в тексте говорилось, что на вазе изображены львы, на которых одет наряд со специальными завязками, расположенными вокруг шеи, ног и нижней части корпуса животных, следующая фраза меня не столько удивила, сколько обрадовала: «Возможно, что во время культовых ритуалов домашних животных было принято украшать тонкими тканями». Домашних животных?

Заметьте, не прирученных, а домашних. Вы когда-нибудь слышали о домашнем (т. е. одомашненном) льве? Вот именно! И я такого не помню. История сохранила до наших дней сведения о том, что при храмах древнеегипетских солнечных богов, с которыми ассоциировались львы, в специальных загонах содержали львов, которых использовали в различных культовых целях, но их вряд ли можно считать домашними.

Кроме того, большой интерес представляют сами фигурки «львов» на золотой чаше, в пасти которых изображены сдвоенные треугольники, соединенные вершинами, а на конце хвоста у каждого «льва» орнамент в виде верхушки ели, символизирующей Древо Жизни. Интересно, что символизм сдвоенных треугольников до сих пор не установлен, хотя этот символ встречается в различных регионах Старого Света, и обычно его распространение связывают с миграцией протоиндоевропейских племен из их единой прародины.

Однако тот же символ был обнаружен и у индейцев Северной Америки. Согласно одной из интерпретаций, это символ вечного противостояния неба и земли, мужского и женского начал, символ бесконечности. А у древних египтян и скандинавов кошка, свернувшаяся кольцом, также считалась символом бесконечности. Так что, видимо, следует более тщательно изучить фотографии всех тех древних изображений, которые археологами определены как изображения львов, леопардов, рысей и барсов.

И хотя последнее слово, безусловно, за специалистами, но, может, кому-то из любителей кошек повезет, и мы увидим домашнюю кошку такой, какой ее увидел древний мастер.

Судить о том, были ли кошки, останки которых были обнаружены во время археологических раскопок, домашними довольно сложно по причине того, что скелеты домашней и диких кошек очень похожи. Однако специалисты на основании морфометрического анализа черепов различают домашнюю кошку и дикие подвиды мелких кошачьих, притом, что, с одной стороны, значительную роль играет взаимовоздействие этих подвидов между собой и их гибридизация, а, с другой стороны, не все из обнаруженных скелетов кошек сохранились полностью. Вместе с тем, по мере дальнейшего развития науки генетический анализ этих останков, а также сравнение его результатов с результатами генетического анализа современных кошек прольют свет на многие существующие вопросы.

Из Восточной Анатолии ведет свое происхождение одна из признанных различными международными фелинологическими организациями пород – турецкая ванская кошка. И хотя в последние годы, кроме красного ванского окраса, были признаны также кремовый, черный и голубой ванские окрасы, традиционным окрасом для этой породы считается красно-каштановый ванский окрас. Предполагаю, что происхождение данной породы восходит еще ко временам язычества, когда почитались солнечные боги.

Косвенным доказательством этого как раз может считаться традиционный ванский окрас, когда огненно красные пятна на белой шкурке ванской кошки располагаются на тех частях тела кошки, которые возвышаются над уровнем воды, когда ванская кошка плавает в водоеме или даже в обычной ванне. Согласно воспоминаниям бывших жителей Вана (еще в начале прошлого века) ванские кошки по ночам обычно плавали в озере: то ли рыбу ловили, то ли спали на воде, и на рассвете возвращались на берег, а отблески зари окрашивали в багряный цвет и воду в самом озере, и плывущих кошек.

ГЕНОМИКА И ПРОИСХОЖДЕНИЕ ПОРОД КОШЕК

Особенно удивительными, на мой взгляд, оказались открытия Л. Лайонс и ее коллег относительно отдельных пород кошек. В интервью, данном журналисту газеты «Вашингтон Пост» Робу Стейну, Л. Лайонс сказала: «Мы хотели посмотреть, действительно ли породы произошли из тех географических регионов, которые считались их родиной». Как оказалось, такая порода, как японский бобтейл генетически не имеет ничего общего с кошками из Японии. Л. Лайонс объяснила это двумя возможными причинами: или эта порода сформировалась не в самой Японии, или западное влияние было так велико, что эти кошки утратили свои первоначальные генетические особенности.

Подобное можно сказать и о персидской кошке, которая фактически как порода была создана в Западной Европе. Кроме того, ученые установили, что некоторые породы, считающиеся самостоятельными, на самом деле генетически никак не отличаются. Примером этого служат такие 4 пары пород, как персидская и экзотическая короткошерстная кошки, сингапура и бурмезская кошка, корат и бирманская кошка, а также сиамская кошка и гавана браун.

Породы могут выглядеть различно по причине различных вариаций одного и того же гена, что недостаточно для того, чтобы различать их генетически. Ученые также обнаружили, что по взаимосвязям, которые существуют между отдельными породами, можно проследить человеческую историю. Итальянские и тунисские кошки являются смесью западноевропейских и средиземноморских кошек, что отражает тесные исторические связи, существовавшие между Тунисом и Западной Европой. А кошки из Шри-Ланки и Сингапура являются, как выразилась Л. Лайонс, «генетическим меланжем» кошек из Юго-Восточной Азии, Европы и любых других регионов, который остался как пережиток британского колониализма.

То же можно сказать и об абиссинской кошке. Вместе с тем, две породы кошек из Турции – турецкая ангорская и турецкая ванская, несмотря на то, что обе происходят из одной страны, как подчеркнула Л. Лайонс, определенно являются отдельными породами.

Беспокойство любителей кошек должен вызвать тот факт, что инбридинг внутри некоторых пород становится столь тесным (правда, к счастью, не столь тесным, как у пород собак), что величина генетической изменчивости внутри этих пород угрожающе снижается. Это может привести к высокому уровню заболеваемости, предостерегла Л. Лайонс. Наименьшее разнообразие у таких пород, как бурмезская и сингапура, в то время, как наибольшее разнообразие у сибирской кошки, а также у норвежской лесной кошки, мейн кунов и японских бобтейлей.

Сьюзн Литтл, президент Фонда кошачьих имени Уинна, который частично финансировал названные генетические исследования, сказала, что эта новая и очень полезная информация «…поможет увеличить возможности заводчиков для снижения распространенности отдельных заболеваний посредством разработки программ разведения, направленных на получение здорового потомства».

Здесь напомню, что генетическая изменчивость является одной из основных особенностей породы домашних животных. Если константность, иными словами, стойкость в наследовании характерных для породы признаков облегчает предвидение определенных качеств будущих поколений и планирование программ разведения, то изменчивость является той особенностью, благодаря которой возможна селекция, включая целенаправленный подбор пар.

С одной стороны, генетическая изменчивость представляет постоянную угрозу потерять уже достигнутое, а с другой, она лежит в основе совершенствования пород. Способность породистых животных стойко передавать свои породообразующие признаки – их большое достоинство, но генетическая изменчивость позволяет заводчикам приблизиться к получению здорового и совершенного животного, описание которого дано в стандарте данной породы.

Поэтому опубликованные результаты исследований в рамках проекта по созданию генома кошки представляют интерес, прежде всего, для заводчиков отдельных пород домашних кошек для их прикладного использования в племенной работе: установления родственных связей между отдельными кошками, определения индивидуальной совместимости пар и т. д. Вместе с тем, хотелось бы отметить, что данные результатов исследований американских генетиков превышаюет рамки их применения в ветеринарной медицине и разведении кошек. Эти данные применяются в разработке методов лечения различных заболеваний у людей и в иных медицинских целях, а также в судебной медицине.

В конце 2008 года я узнала, что эти исследования будут продолжены, а в марте 2009 года г-жа Л. Лайонс сообщила, что намеревается специально посетить Россию, чтобы собрать генетический материал для дальнейших исследований. Предполагаю, что ее поездка по Северной Европе и России пройдет успешно, и будут получены новые сенсационные данные, а в дальнейшем начатые исследования еще более расширятся.

Хотелось бы надеяться, что исследованиями будет охвачено большее количество пород и новые популяции кошек из неисследованных ранее регионов, например, из Армении, Ирана, Ирака и Китая – о необычных кошках из этих мест рассказывали естествоиспытатели и путешественники предыдущих столетий. Очень надеюсь, что на следующем этапе, благодаря «биологическим часам» будет установлен возраст различных мутаций генов кошек, что поможет, в свою очередь, установить хронологию фенотипических изменений в облике наших любимцев.

Благодаря этому, станет возможным получить дополнительное подтверждение существования культурных и торговых связей между древнейшими цивилизациями, странами и этническими группами, проживающими в различных регионах планеты, а возможно, и проследить, как перемещались миграционные потоки, начиная со столь отдаленных времен, о которых научно-достоверные фактические данные отсутствуют или слишком малочисленны.

В отличие от других домашних животных, которые за редкими исключениями имели практическое применение и разводились для выполнения различных служебных задач, кошки, кроме борьбы с грызунами, иного применения не имели, и поэтому различия в их фенотипе, лежащие в основе создания пород кошек, обусловлены исключительно эстетическими предпочтениями отдельных групп людей – представителей разных социальных слоев и народов.

Именно благодаря тому, что каждый народ имеет свою историю, неповторимую культуру и богатые традиции, в мире на сегодняшний день насчитывается более 100 пород кошек, что, принимая во внимание их не «пользовательское» назначение, согласитесь, можно назвать большим разнообразием. И не столь важно, когда каждый из народов начал свои взаимоотношения с кошкой, главное, что однажды это произошло, и Ее Величество Кошка вошла в наш дом.

Заринэ Лоренцовна Арушанян

читать предыдущую часть 


Поделиться в соцсетях:

ВКонтакт Facebook Google Plus Одноклассники Twitter Livejournal Liveinternet Mail.Ru




При полном или частичном копировании материалов прямая и активная ссылка на www.zooprice.ru обязательна.