"Серия 44" - ошейники от паразитов для собак и кошек

Этапы распространения домашней кошки по территории России, короткошерстные кошки - 2

03.03.2010

читать 1 часть

Стройные и грациозные

До появления привезенных священнослужителями, дипломатами и восточными купцами длинношерстных кошек, все кошки на территории России были короткошерстными и небольшими по размеру. Автор «Трактата о кошках» приводит данные о том, что в 1972 г. профессор В. Гептнер и Е. Матюшкин сравнили метрологические данные скелетов кошек, обнаруженных во время археологических раскопок в Древнем Новгороде, и современных домашних кошек, а также лесных котов и степных кошек.

Оказалось, что кошки, которые жили в Новгороде в XIII—XIV в.в. были небольшими по сравнению с современными домашними кошками, а тем более мелкими дикими кошачьими, так как изменение в размере тела при доместикации (одомашнивании) животных является одним из ее признаков. Будучи домашним животным-компаньоном, кошка на протяжении длительного процесса одомашнивания находилась в непосредственной близости к человеку, поэтому при отборе человек отдавал предпочтение более мелким кошкам, прежде всего ради собственной безопасности.

Поэтому, если средний вес лесного кота Felis silvestris silvestris составляет около 4-8 кг, то вес средней домашней кошки Felis silvestris catus варьирует от 3 до 7 кг (хотя у некоторых пород достигает и 10 кг). Этим и объясняются результаты, полученные метрологическими исследованиями В. Гептнера и Е. Матюшкина.

Что же касается утверждения автора «Трактата о кошках» о том, что в XIII—XIV в.в. «на новгородских крышах завывали хилые созданья», а к XIX-XX в.в. «эти четвероногие разъелись, покрупнели», то предполагаю, что эти данные свидетельствуют только о том, что в XIII—XIV в.в. подавляющее большинство кошек на Руси было крепкого, мускулистого, костистого, пропорционально-нормостенического, атлетического типа, если пользоваться классификацией, предложенной О. С. Мироновой, которые, вероятнее всего, к тому же имели небольшую голову с покатым «лбом», т. е. это были те кошки, которых привезли с собой на Русь восточнославянские племена, мигрировавшие из Центральной и Юго-Восточной Европы в III—VI в.в.

Как пишет в первой главе книги «Разведение кошек» (N. Pedersen et al., «Feline Husbandry»), которая была опубликована еще в 1991 г., американский бридер и судья по всем породам CFA, бывший Президент Фонда им. Роберта Уинна (The Robert H. Winn Feline Foundation), а в настоящее время Вице-президент CFA Джоан (Уастлхьюбер) Миллер (Joan (Wastlhuber) Miller), «одним из наиболее ранних и важных изменений, которые произошли с кошками в Европе, было развитие отчетливого тэбби окраса и иного типа тела и головы.

Эти перемены могут быть приписаны эволюционной адаптации к холодной окружающей среде, способствующей «компактной форме, характерной для холодного климата» в отличие от «гибкой и изящной формы, характерной для теплого климата», описанные английским генетиком Роем Робинсоном  в качестве двух основных структурных типов домашней кошки». И если на начальной стадии доместикации кошки «приобрели окрас «тэбби макрель» из черных полос на песочно-сером фоне», то позднее произошло несколько «древних мутаций.

Произошла рецессивная мутация на основной или «дикой» алели тэбби макрель, в результате которой возник классический тэбби окрас»; не агути (сплошной окрас шерсти), который не позволяет проявиться генам окраса тэбби макрель (носителями которого являются все кошки); сцепленный с полом красный окрас; фактор осветления; фактор белой пятнистости; доминантный белый; и длинная шерсть».

В 1994 г. была опубликована статья российского генетика А. Е. Виноградова из Института цитологии РАН в Санкт-Петербурге относительно генетики шерстного покрова кошек «Аллели генов шерсти кошек соотнесенные с определенными районами» (A. E. Vinogradov, «Locally Associated Alleles of Cat Coat Genes», The Journal of Heredity, 1994:85(2):86–91), в которой он определяет последовательность, в которой происходили мутации генов, определяющих окрасы и длину шерсти у кошек.

Вначале имели место мутации аллелей (a, tb) и (S). За ними последовали так называемые мутации «роскоши» (O, d, l, W), а все остальные подобные мутации произошли значительно позднее. Вместе с тем, как было установлено российскими учеными школы выдающегося генетика, академика АН СССР Дмитрия Константиновича Беляева (1917 г. – 1975 г.), появление белого пятна в окрасе животного, вовлеченного в процесс одомашнивания, является первым ответом организма на изменившиеся окружающие условия (содержание в замкнутом пространстве клетки, а также опеку человека, в результате которой исчезает страх и агрессия по отношению к человеку и изменяется гормональный уровень в организме животного).

В связи с вышесказанным, предполагаю, что наиболее распространенным окрасом среди аборигенных популяций кошек на территории России был так называемый «дикий», тигровый или макрелевый окрас, наиболее близкий к тому, который встречается у мелких диких кошек, что нашло свое отражение в фольклоре: «усатый-полосатый».

Вероятнее всего, это объясняется тем, что славяне обособились из индоевропейской общности не позднее середины II тысячелетия до н. э., что подтверждается также и тем, что славянские языки (восточнославянские в том числе) относятся к индоевропейским языкам наиболее архаичной группы «сатем », а в связи с распространением домашней кошки можно предположить, что, выйдя из единого центра образования индоевропейских племен на волне одной из древнейших миграций, далекие предки славян взяли с собой кошек, которые на ранних этапах одомашнивания в большинстве своем были так называемого, «дикого окраса» – окраса «тэбби-макрель», и вероятнее всего, это произошло еще до того времени, когда произошли другие мутации в окрасе и длине шерсти домашней кошки, за исключением, быть может, мутации в алели S, когда появились первые пегие кошки с минимальной степенью белой пятнистости.

Однако, думаю, что периодизация мутаций в генах окрасов кошки, предложенная А. Е. Виноградовым не объясняет появление голубого окраса, который был достаточно широко распространен среди кошек Северной России уже в XVI – XVIII в.в.. О фенотипах кошек отмеченного периода мы можем судить по изображениям котов на русских лубках с самыми популярными сюжетами того времени «Кот казанский» и «Как мыши кота хоронили».

На одном из лубков начала XVIII в. со вторым сюжетом изображен кот, такого же серого цвета, как и мыши, т. е. голубого окраса. На шкурке более темными полосами отмечен окрас тэбби-макрель. У кота на лубке длинная морда в форме треугольника, длинные конечности, овальные лапы среднего или небольшого размера, маленькие, широко расставленные уши, длинный нос. Хорошо заметны подушечки под вибриссами. Тело удлиненное, хвост длинный, сужающийся к округлому концу.

А на лубке с тем же сюжетом, датируемом 1760-ыми годами, так же изображен короткошерстный кот окраса тэбби-макрель, но уже светлый, более крупного телосложения, с округлой мордой, сравнительно более короткими и развитыми конечностями. Примечательна надпись на этом лубке, который считают пародией на царя Петра I: «Кот казанский, ум астраханский, разум сибирский». Если абстрагироваться от восприятия этого лубка и надписи к нему, как от сатирического произведения, то можно заметить, что перечислены два города и регион, которые указывают на вехи на пути образования самой любимой и популярной российской породы кошек.

Думаю, что лубки являются ценным источником информации для любителей кошек, поэтому сопоставление и анализ лубочных «портретов» котов могли бы прояснить многое о том, как изменялось обличье наших любимцев на протяжении последних пяти веков. Возможно, также найдутся энтузиасты, которые смогут расспросить своих родителей и бабушек о кошках их детства и юности. По рассказам моей родственницы, в ранних 1950-ых в Кисловодске она видела кота черно-коричневого тигрового/макрелевого окраса, которого его хозяйка величала не как иначе, как «Граф», считая его потомком кошек графа Толстого, хотя мне не удалось выяснить, о ком из графов Толстых шла речь.

Немного генетики

Размеры тела животных, включая кошку, регулируются полигенами. В ранее упомянутой книге «Разведение кошек» (N. Pedersen et al., «Feline Husbandry»), дано объяснение воздействия полигенов на организм кошки: «Генетический компонент размеров тела подчиняется воздействию многих различных генов, каждый из которых по отдельности оказывает слабое воздействие, но их совокупное воздействие обширно. Совместное воздействие этих генов производит возрастающее количество различий в размере животного, в зависимости от их количества и направления, в котором они воздействуют.

Такие второстепенные гены имеют ограниченный срок воздействия относительно их индивидуального второстепенного воздействия на фенотип. Они также называются полигенами, учитывая количество генов необходимое для фенотипической выраженности отдельного свойства. Можно представить следующие две группы полигенов: позитивные полигены, когда воздействие каждого полигена усиливает экспрессию какого-либо свойства, и негативные полигены, когда их воздействие ослабляет выраженность.

Полигены не различаются от основных генов биохимически. Различия между ними только в магнитуде их воздействия на фенотип. Хотя полигены невозможно индивидуально определить, а также ими нелегко манипулировать, они лежат в основе большей части селекционного разведения. Полигены вездесущи, и не существует ни одного фенотипического свойства, на которое бы они не воздействовали в той или иной степени».

Об исключительном значении полигенов и их решающем воздействии на фенотип кошки писал также и Жан-Поль Маас (Jean-Paul Maas) в «Генетике окрасов кошек»: «Полигены являются наиболее таинственной и неизученной областью. Полигены могут сказать нам практически все о конкретной кошке, но мы, к сожалению, даже не имеем названия наибольшему множеству полигенов. Из-за того, что мы так мало знаем о работе полигенов, – мы зачастую можем пройти мимо необходимых нам знаний. Возможно многое, чего мы не понимаем в генетике кошек, – могло бы быть объяснено с помощью полигенов».

Особенности воздействия полигенов на организм кошки объяснили Роджер Брэтон и Нэнси Крик в статье «Генетика кошки» («Feline Genetics» R. Roger Breton и Nancy J. Creek). В частности, причину, по которой не удалось достичь большего разнообразия в размерах различных пород домашних кошек, Р. Брэтон и Н. Крик объясняют тем, что строение организма кошки контролируется полигенами, которые размещены среди генетических кодов других генов.

«Полигены жестко контролируют многие особенности, которые характерны исключительно для кошки, а любые программы разведения могут только медленно менять эти особенности, к тому же небольшими порциями». Поэтому заводчикам, да, пожалуй, и целым организациям, в погоне за разнообразием окрасов и расширением генного пула следует с особой осторожностью относиться к вливанию в программы разведения уже сформированных признанных пород «новой крови» кошек неизвестного происхождения и неоправданным ауткроссам с кошками других пород. Кто знает, как и в каком поколении проявится обновленный генный пул!

Европейская короткошерстая или кельтская?

В связи с тем, что две породы кошек, считающиеся исконно русскими (сибирская и русская голубая), которые были вовлечены в упомянутые выше исследования, генетически относятся к кластеру европейской группы кошек, подробнее остановимся на выводах американских генетиков, которые касаются этой группы.

К удивлению самих исследователей , персидская кошка, которая устойчиво занимает первое место в рейтинге популярности пород кошек, генетически никак не объединяется с кошками случайного разведения из регионов Ближнего Востока и вошла в один кластер с кошками случайного разведения из Западной Европы. «Являясь старейшей из признанных пород кошек, персидская кошка претерпела селекцию для получения экстремального фенотипа, что вероятно привело к комплексному взаимодействию генов.

Даже если ранние персидские кошки появились на свет в древней Персии (современном Иране), современные персидские кошки утратили свою филогеографическую сигнатуру » (отличительную черту). Но это был не единственный сюрприз, преподнесенный персидской кошкой. Оказалось, что генетически от нее не отличается ее короткошерстный вариант – экзотическая короткошерстная кошка, т. е. генетически они не являются отдельными породами, и экзотическая короткошерстная по существу является короткошерстной вариэтой персидской кошки.

Кроме того, персидская кошка (как и сибирская) продемонстрировала внутрипородную гетерогенность (разнородность). Интересно, что кроме персидской кошки еще четыре породы этой группы: британская короткошерстная, норвежская лесная, сибирская и экзотическая короткошерстная, показали внутрипородные подразделения, указывающие на множественные линии .

Также генетически было доказано, что персидская кошка послужила основой для создания других пород или внесения в них определенных особенностей, характерных для персидской кошки . К сожалению, в генетические исследования, результаты которых опубликованы на сегодняшний день, не были вовлечены кошки такой породы, как европейская короткошерстная, так как она не входит в список пород, признанных CFA и TICA, которые финансировали проект, а также вторично-одичавшие кошки и беспородные кошки случайного разведения из России и соседних с ней стран, включая Иран.

По этой причине появляются множественные вопросы, ответы на которые будут способствовать созданию более полной картины происхождения пород.

В связи с большим внешним сходством с уличными кошками европейская короткошерстная кошка обычно не воспринимается как породистое животное. Здесь хотелось бы особо подчеркнуть, что не следует смешивать короткошерстных кошек случайного разведения, а также свободно живущих и вторично-одичавших короткошерстных кошек, встречающихся по всей Европе, и породу, которую назвали европейской короткошерстной кошкой.

Европейская короткошерстная кошка – это отдельная порода, признанная столь уважаемой фелинологической организацией, как FIFe, и имеющая отдельный стандарт. Порода была выведена в результате целенаправленной племенной работы из обычной европейской домашней кошки. Разведением короткошерстных кошек немецкие бридеры занимались еще в начале 20-ого века, отметив их отличные ловчие качества.

Как пишет Н. Непомнящий в статье «Знакомая незнакомка» (журнал "Друг", 1994 г.) «... в 1938 году на одной из первых международных выставок кошек в Берлине демонстрировался кот по кличке Вастль фон дер Колюнг. Владелец заявил его не только как серебристо-мраморного, но и как хорошо натасканного крысолова». Селекцией короткошерстных кошек занимались также в Англии и Франции. В Англии особенно заинтересовались получением более массивной и приземистой кошки с большой круглой головой, укороченной мордочкой и густой шерстью, из которой позднее сформировалась порода британская короткошерстная.

Во Франции наиболее популярными были и остаются кошки голубых окрасов, которых французы назвали Шартро, а в других странах они больше известны, как картузианские. Как пишет эксперт WCF международного класса по всем породам Ольга Сергеевна Миронова в статье «Подарок византийцев», «по типу они очень близки к британским кошкам, и даже проходят экспертизу в одном ринге во многих странах, но отличаются от бpитанов прилегающей шерстью».

В США на основе европейской короткошерстной была выведена американская короткошерстная, внешне очень похожая на европейскую короткошерстную, но отличающаяся от той более крупным размером и большим разнообразием окрасов.

Целенаправленным разведением европейской короткошерстной кошки первыми начали заниматься шведские, датские и норвежские селекционеры. В 1976 г. в Швеции под названием «шведская домашняя кошка» была зарегистрирована первая европейская короткошерстная кошка. Фелинологические организации долго не выделяли этих животных в отдельную породу и на выставках судили их по стандартам, соответствующим стандартам современной британской короткошерстной кошки, которая в то время называлась европейской короткошерстной кошкой, в результате чего многие европейские короткошерстные были исключены из разведения.

Наконец, в 1981 г. в FIFe окончательно урегулировали этот вопрос, разделив эти две породы. В результате в 1982 г. европейская короткошерстная была признана FIFe отдельной породой, и на нее был утвержден собственный стандарт. Изначально, эта сравнительно молодая порода была задумана, как наиболее близко напоминающая естественный внешний вид кошек, которые веками жили в селах и городах Северной Европы. Однако, длительное совместное разведение с британской короткошерстной, на мой взгляд, придало породе черты, свойственные последней, в то время как для придания вышеупомянутых черт британцам, последних целенаправленно скрещивали с персидскими кошками.

Заринэ Лоренцовна Арушанян

Читать 3 часть 


Поделиться в соцсетях:

ВКонтакт Facebook Google Plus Одноклассники Twitter Livejournal Liveinternet Mail.Ru



Разместить объявление


При полном или частичном копировании материалов прямая и активная ссылка на www.zooprice.ru обязательна.
Яндекс.Метрика Рейтинг@Mail.ru