Серия 44 - ошейники от паразитов для собак и кошек

Пробиотики и пребиотики

27.06.2011

Благодаря производителям йогуртов, о необходимости неустанной заботы о кишечной микрофлоре сегодня знает каждый школьник, даже двоечник. Это прекрасно, но так ли необходима бесконечная возня с благополучием микробной популяции, если мы не производители йогуртов? Мне в институте в курсе физиологии не давали понятия «кишечный иммунитет», думаю, в учебнике его и сейчас не найти, но определенное рациональное зерно в навязчивых призывах заботиться о «полезных» жителях кишечника однозначно есть. Для того, что бы зерно это найти, следует ответить на вопрос: а зачем организму необходимы кишечные симбионты?

Во-первых, откуда они взялись? От мамы. Котенок, щенок или другой ребенок появляется на свет стерильным и обретает своих сожителей-симбионтов при первом же контакте с внешним миром: мама оближет, покормит молозивом, вокруг ее сосков к этому моменту тоже находится неслучайная флора – в итоге кишечник малыша (как и остальные внешние поверхности) покрывается биопленкой, состоящей из секрета (выделений) организма и колоний микробов.

При этом колонии микроорганизмов располагаются не хаотично, а привязаны (адгезированы) к определенным рецепторам на поверхности слизистой оболочки, количество таких точек фиксации ограниченно. Так и получается, что для нормальной жизни организму требуется строго определенное количество колоний симбионтов (по количеству «мест») и клетки хозяина «привыкают» именно к той микробной популяции, которая заселила кишечник в первые часы и дни жизни. На протяжении всей жизни животного именно эти микроорганизмы будут иметь преимущество в колонизации кишечника и они же окажутся максимально полезными для макроорганизма. Конкурентоспособность и устойчивость колонии микробов называется колонизационной резистентностью, и она безусловно выше у «родных» бактерий или сходных видов, поэтому когда кишечник здоров, у патогенных организмов мало шансов там прижиться.

Кстати, о видах: у здоровых собак выделено более 400 различных видов микроорганизмов, постоянно присутствующих в кишечнике, из них наиболее многочисленны бифидобактерии (до 80-90%), следующая по численности лактофлора, потом – энтерококки, энтеробактерии и кишечная палочка. Последних принято считать условно-патогенными видами, поскольку в случае ослабления основных симбионтов или иммунной системы организма, они изменяют метаболизм и проявляют болезнетворные свойства. Если говорить о времени заселения кишечника, то устойчивый состав симбионтов формируется к 20-25 дню жизни.

Самыми первыми кишечник колонизируют энтерококки и кишечная палочка, далее подсевается и начинает активно размножаться лактофлора, последними – бифидобактерии. Все виды симбионтных организмов создают условия среды, являющиеся оптимальными для здорового пищеварения по единственной причине: им максимально комфортно без воспалительных процессов и застойных явлений. Так же наблюдается «сотрудничество» между видами: энтерококки создают среду, благоприятную для роста молочнокислых бактерий (энтерококки тоже к ним относятся), лактофлора в свою очередь стимулирует рост бифидобактерий.

В норме сформировавшееся сообщество микроорганизмов (микробиоценоз) устойчиво и пребывает с организмом-хозяином в течение всей жизни, к обоюдной пользе и счастью. В чем польза? Во-первых и в главных: та самая колонизационная резистентность. Все живые существа ежесекундно контактируют с миллиардами микробов – это нормально и вполне безвредно, до тех пор, пока между организмом и внешней средой защитным барьером находится биопленка, содержащая симбионтную флору. В кишечнике условия еще более располагают к росту микробных популяций, и там конкурентные свойства симбионтов не позволяют развиться культурам болезнетворных организмов. Кроме непосредственно вытеснения патогенных микробов, нормофлора активирует различные звенья иммунной системы, регулируя неспецифический и специфический клеточный и гуморальный иммунитет.

Во-вторых, симбиотическая флора активно нейтрализует, разлагает и инактивирует токсины и канцерогенные вещества, являющиеся непереваренными продуктами или поступившими из внешней среды. Повторюсь, нормофлоре комфортно в среде здорового пищеварения и она его всячески создает.
Третья, наиболее известная полезная функция микрофлоры – участие в процессе пищеварения. Не только плотоядные, но и подавляющее большинство высших животных самостоятельно усваивают только самые простые углеводы, практически не нуждающиеся в преобразовании. Например, сахар и спирт. Полисахариды, не говоря уже о клетчатке, пригодны к усвоению макроорганизмом только при участии микробов, похожие процессы сопровождают усвоение жиров и в меньшей степени белков. Параллельно с процессами разложения нутриентов, нормофлора синтезирует витамины (в основном группу В), аминокислоты, гормоны и другие необходимые соединения – то есть производит множество полезных веществ.

Польза и необходимость симбионтов очевидны, так же очевидны и причины нарушения естественного состава микробной популяции кишечника – условия жизни наших животных (так же, как и наши) далеки от естественных. Слишком много особей на единицу площади, сублимированная пища, далекий от природного состав воды и воздуха, редкий моцион, эмоциональный дискомфорт – как у всех городских жителей. Для нашей симбионтной флоры это означает огромную конкурентную нагрузку, недостаток питательного субстрата, нехарактерные или слишком нестабильные условия внутренней среды. Неудивительно, что колониям непросто выжить. Про бездумное применение антибиотиков я не буду рассказывать – это тема отдельной статьи.

Так что, йогурт каждый день? Смотря с какой целью. Вообще-то он вкусный и безвредный. Но если хочется добиться максимальной и стойкой защиты от неблагоприятных факторов среды, то следует заботиться о «родных» микробах, а не бесконечно подсевать новые культуры. В начале статьи мы говорили о том, что наибольшая биосовместимость возникает между клетками кишечника и именно той микробной популяцией, которая колонизировала его в первые дни жизни. Именно эта культура способна взаимодействовать с организмом животного максимально эффективно, она же будет в приоритете по приживаемости, и она абсолютно индивидуальна. Есть мнение, что любые другие, даже очень близкие, но не идентичные штаммы и вовсе не имеют шанса колонизировать стенку кишечника надолго.

Для поддержания собственной микрофлоры используются не про-, а пребиотики. Это вещества, которые являются наилучшей пищей для самих симбионтов, при этом подавляют рост патогенной и условно-патогенной флоры. Пребиотики не содержат микробную культуру (но могут содержать продукты микробной деятельности), поэтому неидентичность штаммов не имеет значения, польза для аутофлоры однозначно будет.

Но неверно думать, что пробиотики не нужны. Неправда, у них просто задача другая. В «мирное» время, когда организм самостоятельно компенсирует незначительные хвори, устойчивая собственная флора не нуждается в особенной поддержке. Но в случае серьезных заболеваний применение лекарств – и не только антибиотиков (!) – подавляет кишечную флору. Симбионтов убивают токсины, паразиты, нездоровые процессы в печени и поджелудочной железе, гормональные препараты и другие факторы. В этом случае восстановление собственной микробной популяции займет много времени, а полноценная защита, детоксикация и пищеварительные процессы необходимы всему организму постоянно, особенно в период болезни. Именно здесь следует применять пробиотики, подсеянная культура на какое-то время примет на себя функции аутофлоры, причем это заметно ускорит восстановление последней. Целесообразно так же использование пробиотиков после дегельминтизации.

Максимально быстрый и устойчивый эффект восстановления собственной микрофлоры дает комплексное применение пребиотиков и живых пробиотических культур.

Екатерина Орехова, ветеринарный врач


Поделиться в соцсетях:

ВКонтакт Facebook Google Plus Одноклассники Twitter Livejournal Liveinternet Mail.Ru



Разместить объявление


При полном или частичном копировании материалов прямая и активная ссылка на www.zooprice.ru обязательна.
Яндекс.Метрика Рейтинг@Mail.ru