Серия 44 - ошейники от паразитов для собак и кошек

Транспортировка кошки - ода переноске

28.01.2008

Четвероногим членам семьи посвящается

Природа всегда свое возьмет. Вот и Пуша, взятый в возрасте двух недель от роду от мамы-кошки в семью двуногих, вскормленный из соски, выросший не в здоровом климате Усть-Нарвы, а в сыром Санкт-Петербурге, тем не менее уже к году вымахал в здоровенного котищу, сильного и хищного, ценящего свободу. В новой Пушиной семье постановили, что папой его был лесной кот, оставивший в наследство помимо страсти сбегать из квартиры в грязный подвал, кисточки на ушах, да впридачу к серо-полосатому окрасу черные лапы, как перчатки футбольного вратаря.

Пуша легко запрыгивал с пола на форточку или на стенку. С той поры мы с опаской относимся к букетам и предпочитаем вместо ваз использовать обычные банки. Впрочем, и ваз, трудами нашего Первого Кота, стало в доме куда меньше.

рис. Веры Глотовой

Два своих первых лета Пуша провел на родине. Хозяйские друзья везли зверя на автомобиле, но если в первый раз кот ехал с комфортом от дома до дома, то на второй год к хозяевам автомобиля предстояло еще добираться городским транспортом. А это, между прочим, от Петроградской - на Юго-Запад, т.е. на метро и электричке.

Семья уже переехала на дачу рейсовым автобусом. Поэтому почетная обязанность доставить на отдых кота легла на мужские плечи, точнее, руки, так как на плечах висел тяжеленный рюкзак с недовезенным до курорта скарбом. Многочисленные знакомые, имеющие богатый опыт в перевозке кошек на дальние и средние дистанции, уверяли, что самое простое - поместить зверя в корзинку, где он будет мирно спать. Менее рисковые настаивали на обычной сумке с молнией.

Поскольку корзинки в Пушин габарит все равно не нашлось, была выбрана просторная сумка. Ее к тому же можно было и на плечо повесить. Наконец, из нее не торчала кошачья голова, что важно, поскольку в те годы в метро с животными категорически не пускали. Итак, одев на всякий случай на Пушу шлейку и запихав его в сумку, я пустился в путь, на ходу зализывая оцарапанные руки. Не пройдя и половины пути до метро, я обнаружил высунувшуюся из сумки голову и лапы. Молния была выдрана "с мясом". Успешно отразив попытку зверя вырваться на волю, зажал дыру в сумке рукой и, обливаясь потом, поспешил к метро, терпеливо снося истошное мяуканье под мышкой.

Был час пик, и среди гула входящей толпы кошачьи вопли не донеслись до контролеров. Пронеся на вытянутой руке стиснутую турникетом изо всех сил звучащую тару, почувствовал себя готовым потягаться с любым тяжелоатлетом. Мне казалось, что самое трудное позади. Ох, наивность.

рис. Веры Глотовой

В вагоне было тесновато. Я-то и не такое видывал. А вот кот... Впрочем, он ничего не видел, только чувствовал. И наверно, пережил серьезный стресс от новой для него жизненной коллизии. При пересадке на "Техноложке" я заметил, что сумка мокра. Держа ее на отлете, насколько хватало сил, и радуясь тому, что именно на этой станции не нужно топать через длинный переход, перебежал платформу и как-то доехал до Балтийского вокзала, размышляя, что делать дальше с мокрой сумкой, мокрым котом и не очень приятным запахом, от нас обоих исходившим.

К счастью, на вокзале было спокойно, у кассы - 1-2 человека, а в электричке сколько угодно свободных мест. По моим расчетам, до Лигово кот вполне мог просушиться. Достаточно его просто вынуть на воздух (содержимое сумки, к слову, успел вылить на железнодорожные пути) и дать погулять на шлейке по вагону. Мне бы тоже не мешало обсохнуть: от тяжести рюкзака, кота, от быстрой ходьбы и переживаний я был мокрый, почти как Пуша.

Путешествие в поезде оказалось самым приятным и радостным. Рядом с нами на лавочку присел основательно нетрезвый кошколюб, которому мой зверь страшно приглянулся. "Ой, да он у тебя совсем вспотел, - умилился дядя, - как бы не простыл". Он заботливо обтер хищника своим далеко не первой свежести пиджаком. Мы с вытертым Пушей совершили двадцатиминутный променад по полупустому вагону, веселя ехавшую публику, и к нашей станции оба вернули оптимизм, жизнестойкость и готовность к новым подвигам.

По зрелом размышлении, я решил попробовать нести кота верхом на рюкзаке, естественно, страхуя себя и его шлейкой. Слегка подвялившуюся сумку тоже решил не бросать, теперь она стала кошачьей собственностью.

рис. Веры Глотовой

Говорят, в баскетболе защищающиеся должны высоко держать руки. В качестве тренировки могу посоветовать наставникам сильнейших клубов и сборной ввести в методику подготовки профессионалов занятия с ношением полудиких котов на рюкзаке. К тому моменту, как мы добрались до расчетного адреса на улице Партизана Германа, кот был совсем сухой, а его хозяин совсем мокрый. Но самое страшное ждало впереди. Дома с данным номером на этой улице не было!

Сейчас у всех мобильники. А тогда, в конце восьмидесятых, было довольно много телефонов-автоматов. Кое-как нашли исправный. С котом у ноги, ароматной тарой в руке, шлейкой, намотанной на пояс, и рюкзаком за спиной смог дозвониться и узнать, что мне надо на улицу Пограничника Гарькавого, т.е. не в Лигово, а в Сосновую Поляну. По моим представлениям, возвращаться на станцию, а потом снова идти от нее не имело смысла. Мы пошли пешком.

Вероятно, в военное лихолетье и партизану Герману, и пограничнику Гарькавому доставались походы и потруднее, чем мне от улицы имени одного героя до улицы имени другого. Но ни тогда, ни сейчас я не могу восстановить в памяти все подробности того рейда. И длился-то он не более 50 минут. Однако каких минут! Кот то ехал на руках, то начинал царапаться, тогда я сажал его на рюкзак и шагал в позе пленного под дулом автомата, то он умудрялся соскакивать на землю и тащил меня на шлейке, как хорошая ездовая собака нарты. Пустыри и дома, трава и асфальт, жаркое летнее солнце и кот. Я сравнивал себя с бойцом, выносящим с поля боя раненого товарища... Это придавало силы...

Наконец мы пришли по адресу. Я - мокрый и усталый. Кот - сухой и довольный. Две чашки чая, стакан кофе и полчаса свободы, пока Пуша осваивал чужую квартиру и терся о ноги попутчиков, вернули меня к жизни. Теперь все. Теперь мягкое автомобильное сиденье, свободная от рюкзака спина, засунутая в багажник под запаску сумка. И пусть этот зверь бродит себе по салону: никуда он оттуда не сбежит.

Вы помните то время? Для тех, кто не помнит: был период бензинового дефицита. А потому, увидев в Кингисеппе очередь на заправочной станции, хозяин машины встал в нее. Оно и понятно - другого случая залить бак и все-все канистры могло не представиться до конца лета.

рис. Веры Глотовой

В движущейся машине Пуша вел себя вполне-вполне. Гулял по спинке заднего сидения, бродил по коленям пассажиров и даже позволял себя гладить. Но скучать в стоящем автомобиле? Это ниже нашего кошачьего достоинства. Меня повели гулять. Вообще-то на стоянке было довольно чисто. Но чуть в стороне нашелся небольшой заболоченный участок, окруженный лужами. Он-то и пришелся зверю по вкусу. Причем тащил он туда хозяина с тем же упорством, с каким современный ребенок выбивает из родителей "навороченный" мобильник. В результате спина опять взмокла от пота, а ноги от непредусмотрительности. Путешествуешь с котом - обувайся в сапоги!

Минут через сорок, когда автомобиль уже прополз половину пути к заветному крану, еще и дождь заморосил. Но укрываться в машине кот не захотел. Снова и снова таскал он меня по улице. Утешением служило отсутствие рюкзака на плечах да сочувствие друзей-попутчиков, иногда на пару минут осмеливавшихся брать на себя бремя прогулки с Пушенькой.

В Усть-Нарву мы приехали к ночи. Помню, что успел только в сердцах сказать какую-то гадость жене о ее скверном воспитании нашего младшенького четверолапого и сразу провалился спать. Ни следующий день, ни обратная дорога в голове не отложились. Но на другой год для транспортировки кота в Зеленогорск я соорудил клетку из восьмимиллиметровой фанеры, на стальных угольниках, не только с ручкой, но и на колесиках.

Сейчас, доставляя нашего второго кота в переноске, я думаю, как все-таки далеко шагнула человеческая цивилизация за сравнительно малый исторический период. А с другой стороны, нет в переноске той романтики, нет чувства гордости за себя, чувства победителя, охотника, способного покорить дикого и страшно опасного зверя. И все же я рад, что у меня есть простой и надежный способ транспортировки любимого кота. Главное только - в межсезонье подальше убрать эту сумку, чтобы до нее не добрались острые зубы собаки.

Александр Хайт,
рис. Веры Глотовой


Поделиться в соцсетях:

ВКонтакт Facebook Google Plus Одноклассники Twitter Livejournal Liveinternet Mail.Ru



Разместить объявление


При полном или частичном копировании материалов прямая и активная ссылка на www.zooprice.ru обязательна.
Яндекс.Метрика Рейтинг@Mail.ru