Серия 44 - ошейники от паразитов для собак и кошек

Кот - крысолов

11.02.2006

Сын полка

Судьба моих родителей была связана с самыми дальними рубежами Советского Союза. Мой отец, участник боев над озером Хасан, после капитуляции Квантунской армии в чине капитана авиации вместе с однополчанами и советскими войсками вошёл на о. Сахалин, который после гражданской войны был заселен японцами, спешно бежавшими от наших войск.

котМоя матушка, родившаяся на Камчатке, в поселке на побережье Тихого океана и речки, впадающей в него, где мой дед с весны до осенних штормов рыбачил, коптил рыбу, солил в бочках красную икру, а с осени до весны охотился на соболей, медведей, диких кабанов, оленей и ездил на нартах, запряженных собаками, встретилась с ним ещё на материке, и последовала за ним в город Секука в 10 километрах от Охотского моря, переименованный в г. Гастелло.

Я родился недалеко от залива Терпения в военном госпитале. Служба отца проходила во многих сибирских и дальневосточных гарнизонах, и от него я и услышал рассказ о героическом сибирском коте.

Сейчас трудно себе представить военный аэродром, построенный самим гарнизоном авиационного полка в уссурийской тайге. Зимой бывали дни, когда ночной снегопад засыпал казармы до самых крыш. Аэродром заносило снегом и только верхушки деревьев вдалеке нарушали белизну снежной пустыни. Утро начиналось с откапывания лопатами дверей и дорог. Откапывались казармы и столовая. Извлекались из-под снега самолёты. В один из таких дней, на военный аэродром нашей дивизии приземлился пассажирский самолет. Вынужденная посадка из-за погодных условий занесла к нам нежданно московских артистов, возвращавшихся с гастролей по Дальнему Востоку.

К счастью, вскоре было разрешено продолжать полет и оживлённо переговаривающиеся пассажиры вышли на расчищенное лётное поле. Высоченные снежные брустверы ограждали его и подходы к домам. Вдруг из рук одной из артисток выскочил и исчез в снегу пушистый комок. Аэродромные работники даже не успели рассмотреть, кто это был. "Ой, держите, держите, пропадёт! - Да кто это, заяц что ли? - Да какой заяц! Мой котенок сбежал!" - расстраивалась молоденькая актрисочка. Она безнадёжно звала его, но даже выбраться за сугробы, чтобы бежать за ним, было невозможно. Самолет готовился к взлёту. Плача, девушка последней вошла в самолет.

Проводив неожиданных гостей, мы возвращались в казарму, обсуждая судьбу беглеца и его безутешной хозяйки. Даже в слезах она была чудо как хороша в своей беличьей шубке с распущенными, слегка заснеженными волосами. Сказочная снегурочка, оставившая нам свой подарок. Только как нам теперь его найти? "Сам найдётся, как есть захочет" - сказал ротный, вернув нас в наше казарменное бытие.

котенок на кухнеКотяшка и правда сам нашёл дорогу к теплу и солдатской столовой. Его приняла на воспитание красавица буфетчица и через пару месяцев пушистый сын полка превратился в роскошного могучего кота. За лето он заматерел и потерял страх перед людьми и местными собаками. "Хозяин", - говорили о нём на аэродроме, когда он выходил на прогулку. "Хозяин Уссурийского края", - посмеивались редкие гости.

Осенью новая стихия нарушила однообразную жизнь гарнизона. То ли лесные пожары, то ли какие-то ещё события в лесах привели к нашествию крыс. К командиру полка прибежал начпрод, требуя создания комиссии для списания съеденного крысами мяса. Комиссия из молодых командиров, пошучивая, вошла в складской барак и остолбенела.

На крюках, вбитых в потолок, вместо туш оленей и кабанов, заготовленных на зиму, висели обглоданные скелеты. На некоторых оставались небольшие ошмётки мяса, но фактически зимний запас мяса был уничтожен.

Оставались бочки солонины, какие-то ящики, видно, оставленные налётчиками "на потом". "Охрану надо!" - "Да ведь с крысами не справишься, из пистолета что ли по ним стрелять!" - солдатам вовсе не улыбалось остаться с крысами на ночь. Пока их не было видно, но ведь ещё и не ночь! "А где же Хозяин Уссурийского края?" - вспомнил кто-то.

Буфетчица сказала: "Не дам, он ещё маленький, может, ему ещё и года нет!" На солнышке около столовой развалился её любимец, огромный красавец кот. Он зевнул, завидев подходившую делегацию, продемонстрировав огромные клыки и могучие когти, когда поднялся и потянулся. Казалось, он услышал наш разговор и решил опровергнуть слова своей кормилицы. Хоть и приёмная мать, но она готова была защищать своего питомца и от крыс, и от нас.

"Он ещё маленький, он растеряется", - причитала буфетчица. "Маленький! - задохнулся от возмущения начпрод. - Да он больше десяти килограмм весит!" "Да кто ж его взвешивал! Да он только мышек ловит!" - оговаривала хозяйка. "Вот мы его и взвесим", - весы показали пятнадцать килограмм. Вопрос был решён. "Пусть-ка наш Хозяин покажет: Барс он или Барсик" - решил командир.

Кота торжественно препроводили на склад, предусмотрительно не пустив туда буфетчицу. Если бы увидела, что осталось от туш, вряд ли бы она согласилась подвергнуть своего любимца такому испытанию. Да и у нас сердце было не на месте. Начпрод распорядился принести большой стол, сделанный солдатскими умельцами, основательный и для двоих не подъёмный. Мол, пусть у кота будет наблюдательный пост. Котяра, совсем недавно налопавшийся "от пуза", на аппетитные запахи склада не реагировал, но по углам принюхивался.

С неспокойным сердцем мы разошлись по своим комнатам. Ночью мне не спалось, и с первыми лучами солнца я был у склада. Оказалось, что не спалось не только мне. Пришёл и начпрод, и другие члены комиссии. Подошёл и командир. На складе было тихо, и мы, затаив дыхание, вошли в помещение. Но это был не склад. Это было поле битвы. Тела крыс лежали везде. Наверное, их было не меньше сотни. Хозяин Уссурийского края, отныне Уссурийский Барс, возлежал на столе и смотрел на нас, слегка прищурившись: "А вы ещё сомневались! Я же сибирский кот - охотник!"

Хозяйка долго не могла успокоиться, что её кота чуть не на смерть обрекли. Никакие наши уговоры не действовали, но выданный Барсу "сухой паёк" в виде полтуши оленя её примирили с необходимостью отпускать кота на склад "на работу".

В нашей семье всегда любили кошек и любили слушать рассказы отца о его службе в армии, о воздушных боях, о буднях военного аэродрома, о замечательном сибирском коте - Хозяине Уссурийского края. Появились клубы любителей кошек, и я с восхищением узнал, что российские фелинологи зарегистрировали как национальное достояние великолепную породу исконно российских кошек - сибирскую.

Отец был уже в солидном возрасте. Ему исполнилось восемьдесят лет, но на мой рассказ о признании сибиряков породистыми кошками, ответил: "Ну, люди могли об этом и не думать, а крысы всегда это знали. Сибирские кошки - настоящая порода!"

Игорь Перов,
рис. Веры Глотовой


Поделиться в соцсетях:

ВКонтакт Facebook Google Plus Одноклассники Twitter Livejournal Liveinternet Mail.Ru



Разместить объявление


При полном или частичном копировании материалов прямая и активная ссылка на www.zooprice.ru обязательна.
Яндекс.Метрика Рейтинг@Mail.ru