Серия 44 - ошейники от паразитов для собак и кошек

Животное в коммунальной квартире, или как кошку под суд отдали - 1

18.08.2011

Пушкинский федеральный районный суд Санкт-Петербурга создал прецедент, почти в точности воспроизводящий сюжет народной песенки про цыпленка, которого поймали. Арестовали, велели паспорт показать... Правда, в роли птицы здесь выступила кошка. Судья Пушкинского федерального районного суда СПб вынесла решение о ... принудительном выселении из коммунальной квартиры кошки, принадлежащей гражданке Павловой.

Галина Федоровна, пенсионерка учительница, три года назад по вполне понятным причинам вынуждена была, оставив в Латвии квартиру, в буквальном смысле слова бежать в Россию от позора и унижений, которые с некоторых пор стали в этой крохотной стране нормой по отношению к "негражданам". Взяла с собой самое необходимое и дорогое сердцу, в первую очередь - свою любимицу Маджу, симпатичную, гладкошерстную кошечку, помогавшую ей скрашивать одиночество. Маджа, а ее имя произошло от слова "моджахедка" (будучи котенком, это был сущий чертенок), - обычное, не голубых кровей полосатое создание. Став взрослой кошкой, животное обрело степенность, оставаясь ласковой и бесконечно преданной своей хозяйке. Маджа была не просто бомжихой-приживалкой: хозяйка, как и положено, при выезде в другую страну, оформила ей международный ветеринарный паспорт.

Три года Галина Федоровна и Маджа прожили в мире и дружбе со своей пожилой соседкой по коммунальной квартире в одном из домов Пушкина. Наверное, так бы они жили и дальше, если бы не дочь соседки, приехавшая из Средней Азии. Она люто ненавидела животных. А тут еще эта история с бутербродами... Однажды Павловой было заявлено, что ее кошка съела на общей кухне 13 (!) бутербродов, приготовленных к праздничному столу. С тех самых пор отношения между соседями приняли характер перманентного индо-пакистанского инцидента со всеми вытекающими отсюда последствиями - пинками животного, сердечными приступами Павловой и, наконец, судебными разбирательствами.

На кошку был составлен донос "куда следует", и маховик, достойный времен инквизиции, закрутился. Чем кончилось дело, длившееся, кстати, 4-5 месяцев, уже известно; принудительным выселением кошки из квартиры, которое должны были выполнить судебные приставы. - Мы обязаны выполнить решение суда, - недоумевала судебный пристав Анастасия, - однако как это сделать - взять и вышвырнуть животное на улицу? Но ведь кошка домашняя, она ни разу не была на улице, поэтому выкинуть ее из квартиры - значит, обречь на погибель? А что будет с хозяйкой, которая любит свою кошку, как члена семьи? Ведь это личная трагедия для пожилого и одинокого человека, а тем более недавно изгнанного с насиженного места по национальному признаку.

Приставы на свой страх и риск решили немного отложить "выселение кошки" в надежде, что здравый смысл должен все-таки восторжествовать. И оказались совершенно правы.  Первым "лазейку" в судебном решении обнаружил адвокат ЮК №55 Константин Федоров-Нарышкин. В определении Пушкинского суда было сказано: "Запретить содержать кошку в местах общего пользования и жилых комнатах", но у Галины Федоровны, на счастье, оказалась лоджия, которая не подпадает ни под одно, ни под другое. Хозяйка кошки со своим адвокатом написали ходатайство в городской суд с просьбой приостановить выполнение решения районного суда. Кроме того, Павлова сделала заявление, что готова дойти до Европейского суда по правам человека, чтобы отстоять свою любимицу. К ситуации подключилась пресса, общественность, да и просто сердобольные люди. Председатель городского суда Санкт-Петербурга Владимир Полудняков, несмотря на большую занятость, изучил ситуацию и своим решением приостановил выполнение вердикта Пушкинского суда.

- Это гражданское дело, - говорит мне адвокат Федоров-Нарышкин, - районный суд опирался на букву закона, принятого еще в 1985 году Совмином РСФСР. Мне же кажется, что тут впору раскрыть УК РФ, где есть статья "О жестоком обращении с животными". Именно в эту статью, по моему мнению, вписывается оценочное по своей сути решение судьи Демидовой. Вопросом содержания животных в коммунальных квартирах занимались и депутаты ЗакСа. Но почему-то они ограничились лишь законом, регламентирующим содержание собак. И парадокс в том, что закон позволяет держать собак в коммунальных квартирах, а более безобидные кошки, оказывается, могут быть выселены через суд по настоянию соседей. Очевидно, этот вопрос может действительно рассматриваться и в отношении кошек, и в отношении собак лишь в том случае, если в квартире есть соседи, страдающие аллергией на этих животных. В нашем же случае соседи Павловой даже не знали, что такое аллергия. Обращаясь в суд, они сослались на то, что пожилая соседка, страдающая хроническим заболеванием психики, однажды попала в больницу соответствующего профиля. Этот факт и был подан как следствие присутствия в доме кошки.

В Санкт-Петербурге почти 200 тысяч коммуналок, в иных проживает и по 7-8 семей. Можно только представить, что будет твориться в городе, если этот прецедент, созданный судьей Пушкинского федерального суда, точнее ее решение, вступит в законную силу. Исходя из логики коммунальных страстей, очень многим захочется как можно больнее "достать" соседей за счет их любимцев - бессловесных и беззащитных в правовом плане братьев наших меньших. В случае с Маджой и ее хозяйкой Галиной Федоровной случился "хеппи-энд". Их недоброжелательным соседям дали квартиру, и теперь в освободившейся комнате проживает молодая женщина, прекрасно ладящая и с соседями, и с их питомцами.

С. Владимиров, журналист

Читать Животное в коммунальной квартире, или как кошку под суд отдали. Часть 2


Поделиться в соцсетях:

ВКонтакт Facebook Google Plus Одноклассники Twitter Livejournal Liveinternet Mail.Ru



Разместить объявление


При полном или частичном копировании материалов прямая и активная ссылка на www.zooprice.ru обязательна.
Яндекс.Метрика Рейтинг@Mail.ru