Hurtta - одежда для собак из Финляндии

Степные борзые - борзые тазы

Фен для домашних животных ISBPRO PET

Быстро мчащиеся

Борзые тазы - одна из древнейших пород собак, относимая к борзым восточной группы, как нельзя более приспособленная к кочевому укладу жизни народов Азии.

История породы

борзые тазыКинологи неоднократно обращали внимание на ее близкое сходство, с одной стороны, с аравийской салюки, а с другой - с целым рядом других восточных борзых, от афганского лучака до российской степной борзой. Это сходство по-видимому объясняется историей распространения борзых по азиатскому континенту.

Обычно приходится слышать две версии о формировании пород борзых - об их автохтонном происхождении или о распространении из единого центра, с формированием местных пород путем скрещивания с охотничьими или пастушьими собаками данной местности. Что касается среднеазиатских равнинных борзых, все имеющиеся данные говорят скорее за то, что это заимствованная порода, завезенная с Ближнего Востока, где она сформировалась в уникальных условиях аравийских и сирийских пустынь. Примеси местных пород, судя по всему, также сравнительно незначительны - скорее всего, в силу отсутствия здесь к моменту появления первых "эмигрантов" собак сходного типа.

Историю появления тазы на территории Средней Азии, там, где сегодня находятся государства Казахстан, Узбекистан, Туркменистан и Таджикистан, чаще всего связывают с арабо-мусульманским вторжением и вхождением значительной части этого региона в состав Арабского халифата. Первые арабские отряды появились в Средней Азии в начале VIII века, упорная борьба местного населения против завоевателей продолжалась до его середины.


Чтобы сломить сопротивление, в новые владения были переселены многочисленные арабские воины и даже целые бедуинские племена, приходившие вместе со своим скотом, имуществом и, конечно, собаками, родственными предкам современных салюки. Арабов, служивших опорой халифской власти, местное ираноязычное население называло "таджик" (диалектные формы - тазик, тачик), от арабского слова "тадж", означавшего "корона", а в переносном смысле обозначавшего верховную власть.

Новые переселенцы привезли с собой первых борзых - тази, то есть "арабских собак", и обучили покоренные народы искусству охоты с ними - искусству, которому посвящены строки священного Корана: "Они вопрошают тебя, что законно для них; скажи: все доброе законно для вас; и то, что вы выучили зверей и хищных птиц ловить для вас, приучив их охотиться и научив их тому, чему Аллах научил вас. Итак, вкушайте то, что они ловят для вас и призывайте на это имя Аллаха!"

борзые тазыНа южное происхождение тазы и на ее сравнительно недавнее появление в Средней Азии указывает плохо развитый волосяной покров, слабо приспособленный к низким температурам. Об этом же говорят и данные археологии - например, наскальные изображения, встречающиеся на территории евразийских степей.

Среди них множество сцен охот - с собаками и даже с гепардами, но нет изображений собак типа тазы. Все псы с древних наскальных граффити имеют стоячие уши, удлиненное туловище и сравнительно короткие конечности. Их спускают на подранков, они задерживают дичь - словом, это собаки типа гончей.

Итак, в домусульманское время на территории Средней и Центральной Азии борзые были неизвестны. После арабского завоевания положение меняется. Борзые и охота с ними распространяются в северных областях Ирана, проникают в горные долины Афганистана и среднеазиатские оазисы. Постепенно среднеазиатские охотники стали отказываться от крупных и тяжелых псов, с которыми они ранее охотились преимущественно на хищников и копытных.

Прилитие кровей местных травильных пород собак привело к изменению облика завезенных из Аравии и Сирии борзых, но в области степей и пустынь (в отличие от горных регионов) эти изменения не были значительными. В сельджукскую эпоху (XI-XII века) изображения борзой появляются на миниатюрах. Книги, написанные в это время, также упоминают охоту с ними. Так, девятнадцатый раздел "Ковус-наме" (конец XI века), озаглавленный "Об охоте", начинается с фразы: "Если тебе нравится охота, возьми с собой ловчую птицу и быстроногую тазы, и ты не будешь знать горя и печали".

Следующий этап распространения восточных борзых, когда они проникли в степи к северу от Сырдарьи и распространились по ним от Монголии до Крыма, связан с монголо-татарским нашествием конца XII - XIII века. Покорив Хорезм и уничтожив Багдадский халифат, новые завоеватели по достоинству оценили неведомых им собак и начали вывозить их в родные кочевья. Историю появления тазы в центральноазиатских степях можно проследить по сообщениям европейских путешественников, посещавших двор монгольских ханов.

борзые тазыИтальянец Джованни Плано дель Карпини по поручению папы римского отправился в ставку хана Гуюка в 1245 г., его путешествие длилось более двух лет, маршрут пролегал через нижнее Поволжье, Хорезм, Семиречье и Тарбагатай. В своем описании стран, через которые он проезжал, Карпини нигде не упоминает об охоте с борзыми. Через восемь лет в монгольскую столицу Каракорум отправился монах-францисканец Гильом де Рубрук.

Он подробно описывает охоту с ловчими птицами, нагоном, а также облавную. Борзых собак он смог увидеть только в Каракоруме, о чем и написал: "Я видел также послов одного индийского султана, которые привели восемь леопардов и десять борзых собак, наученных сидеть на крупе лошади, как сидят леопарды..." (леопардами здесь названы охотничьи гепарды).

Наконец, Марко Поло, состоявший во второй половине XIII века на службе у великого хана Хубилая и много поездивший по монгольским владениям, упоминает борзых собак как довольно обычных при ханской ставке. В одном из списков "Книги Марко Поло" говорится, что собаки ханской охоты были трех родов: гончие, борзые и "меделянские" (травильные). Но все они применялись для грандиозных облавных охот, издревле привычных степным кочевникам: "Когда Великий Хан на охоту выезжает, по одну сторону от него едет один из братьев (главный ловчий - К.Р.) со своими десятью тысячами ловчих и пятью тысячами собак, а по другую - другой со своими десятью тысячами и своими собаками...

Любо посмотреть и на охоту, и на собак, и на охотников; заглядишься, скажу я вам, на Великого Хана, когда он и князья кругом его скачут с кречетами по равнине, а собаки, глядишь, гонят с той и с этой стороны медведей, оленей и всяких зверей...". Следовательно, лишь к концу XIII столетия монголы смогли освоить новую породу, но все еще применяли ее "не по назначению", включая в большие своры различных собак во время массовой загонной охоты.

В конечном счете на территории Средней и Центральной Азии сложились две основные разновидности степных борзых - казахская тазы и туркменская тазы, или тазый. Иногда в особую группу выделяют узбекских тазы, но эта разновидность, как кажется, не представляет собой однородной группы, являясь скорее собранием переходных типов и локальных разновидностей.

борзые тазыОсновные характеристики двух названных выше групп и различия между ними определяются ландшафтными и климатическими условиями районов их распространения.

Туркменская борзая, тазый, сформировалась в сухих пустынях, во многом напоминающих ее аравийскую прародину. Эти собаки разводились в чистоте, получая тщательный индивидуальный уход.

 Вот как описывает туркменских борзых второй половины XIX века русский зоогеограф М.Н. Богданов: "Одного взгляда на настоящего тазый достаточно, чтобы сказать, что имеешь дело с высококультурным, чистокровным животным. Грация, пропорциональность форм в нем поразительны. Самый взыскательный охотник должен будет признать в тазый красоту, которой отличается... слюгуи арабов. В сравнении с другими борзыми все виденные мной у туркменов-иомудов и ата тазый очень малы ростом.

Типичная масть тазый ярко-рыжая, с черными кончиками волос на спине, подвесах и ушах; у многих при этом щипец и около глаз покрыты черноватой шерстью. Но есть и других мастей, как-то: черные, черно-пегие, полово-пегие, светло-половые, редко совсем белые. Серых не встречал (однако, по другим сведениям, туркмены особенно ценили именно собак темно-серой и черной масти - К.Р.). Туркмен ухаживает за своим тазый не менее, чем за аргамаком. Ему идет лучший кусок. В сильный жар и в холода туркмен покрывает своего любимца кошемной попонкой. Подбор производителей совершается тщательно".

Туркменские тазы, изящные, грациозные, с шелковистой шерстью, до сих пор во многом сохранили исходные признаки своих предков - салюки. Пожалуй, самое заметное отличие заключается в характере псовины на хвосте: если для салюки характерен длинный и пышный подвес, то тазый не может похвастаться чем-то подобным.

Казахская тазы, или таза, представляет собой укрупненный и огрубленный вариант степной борзой. Она сформировалась в области более влажных и холодных степей, тянущихся от Северного Прикаспия до Прибалхашья. Иной климат, особенности кочевого хозяйства населяющих регион народов, а также, видимо, прилитие крови местных травильных собак, вызвали значительные изменения. Эта борзая, с более грубым коротким волосом, меньшим подрывом на животе, более грубой головой, утратила "блесткость" салюки, ее утонченность и некоторые охотничьи качества.

Отзывы о ней русских охотников XIX столетия не слишком лестны (согласно словоупотреблению того времени под термином "киргизский" следует понимать "казахский"): "Киргизская борзая скачет тупо, но неутомима на дальних дистанциях. Она тянется за зверем целые версты, и не видал я никогда лихих угонок и броска наших псовых. Ею травят почти исключительно зайцев и лисиц. Вообще, хотя между киргизскими борзыми и выдаются хорошие ловцы, нельзя признать в этой породе чего-нибудь ценного и заслуживающего внимания наших охотников. По своим качествам киргизская борзая едва ли сравнится с крымкой, а по породности стоит далеко ниже последней. Правда, у адаевцев, кочующих на Мангышлак, собаки несколько лучше, чем у северных киргизов, но это произошло от примесей крови тазый".

борзые тазыОтмечается и менее тщательная селекция, вплоть до признания большей части казахских борзых беспородными - известный охотник-борзятник П. М. Мачеварианов считал, что "у рядовых... калмыков и киргизов, кочующих в степях астраханских, саратовских, самарских и оренбургских, почти все вислоушки - выборзки". На это следует заметить, что степняки ценили прежде всего добычливость и неприхотливость борзой, а не ее стати.

Наиболее характерным окрасом казахской тазы традиционно был глинисто-палевый или глинистый. Менее типичны - грязно-белый, красный с чернотой по хребту, грязно-белый с серыми пятнами, черный и черно-пегий.

И в туркменских пустынях, и в казахских степях хорошая борзая стоила целое состояние - в том редком случае, если ее вообще соглашались продать. "Бешеные цены платят они за собак, и охотник не задумается отдать за хорошего тазый пару верблюдов или несколько десятков овец", - писал о туркменах М.Н. Богданов. Он же передает рассказ о том, как у заезжего купца из Персии была куплена охромевшая тазы за 9 верблюдов. А.А. Слудский описывает случай, когда за тазу с верховьев Каратала (в Семиречье) отдавали девушку, отказываясь от калыма в 47 лошадей.

Охота с тазы

Традиционная охота с тазы во многом напоминала бедуинскую охоту с салюки, в которой кроме охотника и собаки участвовали также конь и ловчая птица. Вот как описывает охоту "киргизов" (то есть казахов) в 1897 году П.А. Варенцов: "Многие киргизы, кочующие в Мангышлакском и Красноводском уездах Закаспийской области... очень любят охоту с борзыми собаками и ловчею птицей. На такого рода охоте киргиз не чувствует физического утомления, так как ему не приходится ходить пешком, сидеть же на лошади и проскакать несколько десятков верст, гоняясь за дичью, ровно ничего не значит - такая охота киргизу, как истому джигиту, доставляет истинное наслаждение.

Киргизы с борзыми собаками охотятся преимущественно на лис, корсаков, волков и сайгаков; эта последняя охота - самая любимая и выгодная... Вообще можно почти безошибочно сказать, что лошадь и борзая собака для киргиза составляют все; мне кажется, что об этих животных он больше заботится, нежели о своей собственной семье...".

Разумеется, охота с тазы была доступна далеко не всем кочевникам. Ведь, по описанию Ю.А. Смирнова, "бедняки занимались охотой, главным образом, для добывания пропитания своему семейству, а богачи любили охоту как одно из немногих развлечений и удовольствий в степной жизни... Охотник-бедняк охотился преимущественно на дичь съедобную, добывал и убивал хищников только случайно и производил охоту или ловушками, или с ружьем... Богатый же охотник охотился, главным образом, с ловчей птицей или с тазы, и предметом охоты у него зимой преимущественно бывали хищные звери: волк, лисица".

Уникальные свойства туркменской тазы проявлялись прежде всего в парной (с ловчей птицей) работе по зайцу. При поимке заяц, сопротивляясь, ударом задних лап может повредить маховые или хвостовые перья птицы, нанести ей серьезные раны. Во избежание этого подоспевшая тазы прямо под крылом обездвиживала зверька. Подобная контактная работы с собаками другой породы невозможна.

Более крупная и сильная казахская тазы легко брала лисицу - особенно в паре с беркутом. Такая охота в условиях Казахстана - один из наиболее добычливых и интересных способов. На юге республики в годы, богатые лисицей, с каждой собакой за сезон брали в среднем 16 лисиц.

борзые тазыХорошие тазы легко догоняют косуль и изредка джейранов. Догнать взрослого сайгака, чрезвычайно резвого и неутомимого, едва ли под силу любой борзой. Этих животных тазы может взять лишь обессиленных бескормицей, по насту или во время окота. Сейчас все эти виды охоты квалифицируются как браконьерство.

Тазы могли брать сайгака с помощью беркута: "Собираясь на охоту, туркмен сажает своего беркута на особо приделанную для этого луку и закрывает ему глаза кожаным колпачком. Подкравшись к стаду сайгаков, он снимает колпачок с глаз беркута и дает ему свободу. Завидев сайгаков, беркут взмывает кверху и летит за ними, наконец, улучив момент, бросается наискось и всаживает когти в зверя. Собаки доспевают на место действия и окончательно овладевают животным". (М.Н. Богданов)

Также тазы использовались при поимке джейранов, сайгаков, горных козлов и архаров, попавших в капканы, - догнать этих животных, даже когда у них на одной ноге капкан, - дело нелегкое.

Охота с тазы на волка рискованна, так как эта относительно слабая собака не в состоянии взять его. Обычно на волка пускали несколько крупных и сильных собак, причем следом за ними, не отставая, скакал охотник, чтобы в случае необходимости вовремя помочь своре. После нескольких нападений, задерживающих бег волка, отдельные собаки отваживались сбить его с ног и схватить за шею, но надолго удержать не могли. Волка из-под них нужно было быстро принять, иначе он мог искалечить или загрызть собак. Также необходимо было принимать из-под тазы и барсука, которого они могли лишь задержать на какое-то время.

При охоте с собаками на кабана в их группу иногда включали тазы, но чаще - их крупные помеси с казахской овчаркой. Тазы обычно были вожаками своры, отличаясь большой жадностью к зверю и хорошей хваткой.

О названии

Выше уже высказывалась версия о происхождении названия этой породы собак. Надо отметить, что она далеко не единственная. Поиск его корней усложняет то, что оно может по-разному переводиться с различных языков.

Так, "тази" на персидском (фарси) означает "стремительный", "быстро мчащийся" (таджикский вариант - "тоози"). Употребление этого слова в иранских языках довольно специфично - оно применяется к собакам, лошадям и населению, которое передвигается с места на место. Любопытно, что и борзые собаки, и самые быстрые лошади, судя по всему, попадали в Персию от арабов. Да и кочевники-бедуины вполне соответствуют определению "стремительные". Так что трудно определить наверняка, каково все-таки изначальное значение этого слова - "бысто мчащийся" или "арабский".

В тюркских языках прилагательное "тазы/тазый/таза", имеет два близких значения. Одно из них означает "лысый", "безволосый". Это вполне подходящее название для восточных борзых, если сравнить их с лохматыми степными овчарками. Кроме того, это слово может быть переведено и как "чистый", и данное значение также оправдано.

С одной стороны, восточные борзые при надлежащем уходе не издают специфического запаха псины. С другой - не следует забывать, что в мусульманском мире борзая стоит особняком и не подпадает под термин собака ("аль кальб" по-арабски, "ит" по-тюркски). Следовательно, в тюркских языках должен был возникнуть термин, дублирующий арабское наименование для салюки - "аль хур", то есть "благородное", "чистое" существо.

К этому следует прибавить версии, выводящие породу из какого-либо населенного пункта, название которого созвучно слову тазы, - например, из города Таизз в Йемене.

Современность

борзые тазыК началу 30-х годов XX века численность тазы в среднеазиатских республиках Советского Союза значительно сократилась, а местами она исчезла совсем. Затем ее поголовье начинает довольно быстро восстанавливаться, ежегодно примерно удваиваясь.

Учет охотничьих собак, который велся различными организациями на территории Казахстана, позволяет заключить, что общее количество тазы в республике в 1938 году достигло семи тысяч собак.

Наиболее многочисленными они были в Западно-Казахстанской (ныне Уральская) области (к 1938 году - 1 370 собак), затем в Гурьевской (в 1938 году - 798 собак) и в Алма-Атинской области (в 1938 году - 624 собаки). К сожалению, в последующие годы учет тазы не проводился. Можно лишь предполагать, что война, миграции населения, индустриализация и урбанизация пагубно сказались на количестве и качестве поголовья.

Основная причина, в последующие годы поставившая тазы на грань выживания и сделавшая ее экзотической редкостью, это браконьерство с использованием мотоциклов и машин, охота с самолетов и вертолетов, гораздо более добычливая. Ушли в прошлое традиции аристократической охоты - вместе с представителями правящего класса, которые могли себе позволить содержание тазы. Сама она в каком-то смысле стала символом "темного прошлого" и сполна расплатилась за это заблуждение. Наиболее чистые линии казахской тазы были утрачены. В более демократичном туркменском обществе, при меньшем проникновении переселенцев из европейских регионов страны, порода сохранилась лучше.

Первое представление породы тазы широкой кинологической общественности в советское время состоялось в 1958 году, на Первой Всесоюзной выставке служебных и охотничьих собак в Москве, где было показано двенадцать тазы казахского типа и две - туркменского (впрочем, туркменские борзые были отмечены наградами в Москве еще в 1927 году, на 4-й выставке общества "Московский охотник"). В следующем, 1959 году на первой Казахстанской Республиканской выставке собак были продемонстрированы девять тазы казахского типа. В этом же году был утвержден Всесоюзный стандарт ("Описание признаков среднеазиатской борзой - тазы"), остававшийся в течение долгого времени почти без изменений. В нем даны описания двух разновидностей тазы - казахской и туркменской, причем для последнего отведено лишь несколько строк в примечании.

борзые тазыВ 1995 г. Российская Федерация Охотничьего Собаководства утвердила новую редакцию стандарта породы тазы, названную "Узбекско-казахская тазы". Этим было вызвано то, что в Казахстане из-за несогласованности кинологической работы произошло разделение: одни кинологические клубы работали по стандарту 1995 года, другие - по стандарту породы, утвержденному в 1996 г. в Кинологической Ассоциации "Сириус".

В 2000 году Республиканский Кинологический Совет республики рассмотрел и утвердил новую редакцию стандарта тазы, с этого времени работа с породой в Казахстане стала строиться на основе нового стандарта.

Неоднократно - но не слишком удачно - в Казахстане и Туркменистане пытались создавать питомники по разведению тазы. Кроме азиатских республик бывшего Советского Союза тазы разводят в России, на Украине, в республиках Прибалтики. В дальнем зарубежье эта порода встречается в Германии, Финляндии, Дании и других странах. Наибольших успехов в разведении тазы вне районов аборигенного распространения добились заводчики Санкт-Петербурга.

Наиболее серьезным препятствием для широкого распространения породы тазы в ближнем и дальнем зарубежье является то, что ведущая международная кинологическая организация - Международная Кинологическая Федерация - не признает этой породы. Связано это как с тем, что Казахстан лишь недавно начал сотрудничество с этой организацией, так и с тем, что современное состояние породы тазы не отвечает требованиям Федерации.

В Туркменистане тазы принадлежит к числу национальных символов, наряду с лошадьми ахалтекинской породы, сараджинскими овцами и волкодавами-алабаями. Это, прежде всего, значительно затрудняет вывоз за пределы республики племенного материала. С другой стороны, внимание республиканского руководства и государственной элиты к этой породе может способствовать улучшению ее положения.

Кирилл Рец

4079

Поделиться в соцсетях:

ВКонтакт Facebook Google Plus Одноклассники Twitter Livejournal Liveinternet Mail.Ru



  1. Вы решили завести собаку. Что для вас является самым важным при выборе щенка?
    (Можете выбрать несколько вариантов)



Разместить объявление

При полном или частичном копировании материалов прямая и активная ссылка на www.zooprice.ru обязательна.

Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика