Серия 44 - ошейники от паразитов для собак и кошек

Если потерялась собака

10.05.2008

Под новый 2007 год я привезла в Москву длинношерстных тоев на монопородную выставку. До выставки было еще несколько дней, и в свободное время я гуляла с собаками в Тушинском лесопарке.

Как-то раз, когда наша прогулка уже подходила к концу, из кустов появились Манька, Ванька и Рыжик. Эти собаки – любимцы близживущих тушинцев. У них было все, о чем только может мечтать бездомная собака: большая утепленная будка на территории лыжной базы, много места для игр, никакой конкуренции, постоянное внимание от гуляющих людей и бесперебойная кормежка, которую эти же гуляющие и обеспечивали.

Появление этих очаровательных морд не может не вызвать улыбки. Манька тут же легла пузом вверх – мол, погладь меня! Ванька и Рыжик тоже требовали своей доли ласки. Моя Буся тут же пошла знакомиться. В этом отношении она умница, никогда не пасует даже перед большими собаками в отличие от Плюши, эта трусиха пролаяла какую-то гадость в адрес дворняг и сразу потребовала у меня защиты. Я присела на корточки, одной рукой поглаживая Маньку, а другой поддерживая поджавшую хвост Плюшку, пытающуюся забраться ко мне на колени.

Люся не принимала участия в игре. Она с опаской относится к чужим собакам и в этот раз благоразумно встала в сторонке. Я посматривала на нее краем глаза, не теряя из вида, и вдруг… Все случилось в один миг: Ванька и Рыжик стали играть, с рыком наскакивая друг на друга, Люська шарахнулась от них в сторону, а Манька вдруг вывернулась у меня из-под руки и погнала Люсю прочь. В мгновение ока они забежали за угол лыжной базы.

- Люся, Люся, Люся! – закричала я, вставая и опуская Плюшку на землю. Из-за угла, виляя хвостом, появилась Манька. – Люся, Люська, Лю-юся!

«Сейчас она появится, – подумала я. – Вот сейчас». Но Люся не появлялась. Я подумала, что она стоит за углом, боясь подойти, ведь вокруг меня все так же скачут разыгравшиеся кобели. Я зашла за угол – это всего несколько шагов – и… мое сердце упало. Собаки не было! Я бросилась вперед. Но куда бежать?! Направо, в сторону дома? Налево, в сторону ближайшего выхода с базы? Что делать?

Я звала, звала, звала... Будний день, времени около одиннадцати, вокруг ни души. Ни собачников, ни мамаш с колясками, ни бабулек – НИКОГО!

Взяв собак на поводки, я опрометью бросилась домой. Слабая надежда, что Люся прибежала к дому, пропала, когда я подошла к подъезду. Оставив Бусю и Плюшу в квартире, я выбежала на улицу продолжать поиски.

День клонился к вечеру, стало темнеть и заметно похолодало. Слезы капали у меня из глаз помимо моей воли. Я спрашивала каждого встречного и поперечного. Но только одна женщина с лабрадором сказала, что видела маленькую собачку во дворе своего дома. Конечно, двор был мною избеган вдоль и поперек.

Наконец, изрыдавшись и почти сорвав голос, я позвонила папе, чтобы он напечатал на работе объявления о пропаже. Потом позвонила сестре. Таня, как истинный юрист, сразу взяла быка за рога:

- Когда это случилось?

- Примерно два часа назад.

- А ты заявила в милицию?

- Нет. Мне и в голову не пришло. И потом, они не примут такое заявление. Они людей должны искать, а не собак.

- Нет, они обязаны. Животные считаются частной собственностью. У тебя утеряна дорогая собственность, ее надо найти, и ты подаешь заявление. Иди домой, возьми паспорт, бумагу, ручку, документы на собаку, и вперед в милицию.

Так я и сделала. Положив все нужное в пакет, я пошла в местное ОВД. На первом этаже дежурный спросил:

- Вы куда?

- Я хочу написать заявление о пропаже.

- Что у вас пропало?

- Собака.

- Девушка, вы в своем уме? Нам людей искать некому, а вы хотите, чтобы мы вам собаку искали?!

- Собака породистая, очень дорогая, – ответила я. – Расценивается как частная собственность, тем более, она принадлежит не мне.

Видимо, мой вид был слишком невменяемый, чтобы что-то мне доказывать и объяснять, поэтому велено было идти к дежурному по району. Дежурный был занят. Присесть было негде, и я села прямо на пол. Вскоре из комнаты вышел молоденький милиционер и, увидев меня, спросил:

- Вы согласны присутствовать на опознании?

- Да, – ответила я, точно не зная, что мне надо делать.

- Тогда пройдите, – сказал милиционер.

Я вошла в комнату. Там сидела молодая женщина, лицо заплаканное. Ее утешал молодой человек.

- Итак, – сказал милиционер. – Посмотрите еще раз, это точно ваш брат? – обратился он к женщине.

- Да, точно, – тихо ответила она.

- Посмотрите, – милиционер протянул мне какие-то бумаги. Там была фотография… трупа. Я пожалела, что в комнате только один стул для посетителей. – Вы слышали, что эта женщина опознала своего погибшего брата. А теперь распишитесь здесь, здесь и здесь, заполните тут и там, сюда и сюда перепишите данные паспорта.

Пока я это делала, они все ушли. Я осталась одна. Я старалась ни о чем не думать, потому что мысль о том, что Люська бегает и ищет меня, пока я тут сижу, была невыносима.

Наконец молоденький пришел снова.

- Итак, что у вас случилось? – спросил он.

- У меня почти два часа назад пропала собака.

- Что-что?!

- У меня почти два часа назад пропала собака, – повторила я механическим голосом.

- А мы-то тут при чем?! Мы собак не ищем!

- Это очень дорогая, породистая собака. Такая собака расценивается как частная собственность. Вы обязаны принять заявление о пропаже.

Милиционер от моей наглости чуть язык не проглотил. Потом его проняло любопытство.

- А что же это за собака такая?

Я начала рассказывать. Так, мол, и так, собака принадлежит частному питомнику, хозяйка которого – моя родственница. Вот копия родословной. Собака привезена на днях из Санкт-Петербурга. Вот билет. Собака была отдана под мою ответственность для показа на выставке, которая состоится в ближайшие выходные. Вот квитанция записи на выставку. Собака убежала на прогулке в лесопарке, испугавшись больших собак. Самостоятельные поиски ни к чему не привели. Единственное, что я смогла узнать, это то, что ее видели на такой-то улице у дома номер N напротив лесопарка.

Представляя сейчас всю эту картину со стороны, я думаю, как это, наверное, было странно слушать человеку, который с собаками дела явно не имеет. Собака потерялась. Ну и что? Убежала – прибежит. Но милиционер мужественно хранил молчание и выслушал меня очень внимательно. Даже предложил нарисовать приблизительный план, где я отметила место, откуда Люся убежала и место, где ее видели. Я отдала милиционеру копию родословной, сделала устное описание собаки, которое было тщательно записано с моих слов. Наконец милиционер сказал:

- Девушка, я, надеюсь, вы понимаете, что мы не можем искать вашу собаку?

- Да, я понимаю, – ответила я. – Я прекрасно понимаю, что вы не будете бегать по всему Тушино, разыскивая собачонку весом в кило семьсот. Просто я хочу быть защищена. Представьте, если кто-то подобрал собаку и не захочет отдавать. Сошлется на то, что я – нерадивая хозяйка. Однако у меня есть доказательство, что я сразу бросилась на поиски и даже подала заявление в милицию. Прошу вас, примите его. Собаку я буду дальше искать сама, просто я хочу, чтобы у меня был козырь на случай, если ее не захотят отдать.

Милиционер взял мое заявление. Я же пошла искать Люсю.

Следующие дни были как в кошмаре. Вечер понедельника и весь вторник я расклеивала объявления на всех подъездах, столбах, остановках. Повесила их и в лесопарке. Утром во вторник я увидела, что все сорвано дворниками. Тогда я пошла другим путем – сделала маленькие объявления, ходила и раздавала их людям со словами: «Извините, у меня потерялась собака. Если вы увидите ее или узнаете что-нибудь – позвоните».

На улице пошел снег, задул сильный ветер. Мысль о том, что собака побежала обратно в сторону леса, не нашла меня там, осталась и замерзла, приводила меня в состояние шока. Я просто не хотела об этом думать.

Раздавая листовки с телефонами и описанием собаки, я разговорилась с одной женщиной.

- Так это вы тойтерьера потеряли? – спросила она.

- Да, я.

- Неужели вы думаете, что вам ее вернут? Тем более суку!

Такая мысль не приходила мне в голову. Я вдруг осознала, что собаку могут не вернуть не потому, что она маленькая и хорошенькая, а потому, что ее щенков можно дорого продать. Слезы полились в три ручья.

- Подождите, – сказала женщина. – Я вас научу. Вы знаете, когда у нее должна быть следующая течка? Тогда отсчитывайте от течки примерно два месяца на беременность и примерно месяц на роды и подращивание щенков. А потом ездите по объявлениям о продаже щенков. Я так свою собаку нашла, суку американского кокера. Полтора года искала и нашла.

Сердце упало. Я поблагодарила и пошла дальше раздавать листовки.

Вечером маме пришла в голову отличная мысль – подать заявление о пропаже участковому. Сказано – сделано. Мы пошли к участковому и ждали его больше часа. К этому времени уже выпало много снега. Участковый был пойман прямо на пороге и, оккупированный нами, он не смог бы уйти, даже если бы захотел. Я отдала заявление (оно было уже написано), ксерокс родословной, а на снегу нарисовала, как выглядит русский той. Не знаю, что сыграло большую роль: внезапность, моя расстроенная физиономия или мамино обещание подарить участковому значок работника МВД. Но заявление было принято!

Все это время у меня в голове была только одна мысль: «Люся, написай, пожалуйста, на ковер! Откажись от любой еды – у тебя это так хорошо получается. Начни лаять на соседей по лестничной клетке. Сделай что угодно, лишь бы тот, кто тебя подобрал, понял, что от тебя одни неприятности».

В среду надо было ехать на работу. Я с тяжелым сердцем встала, поела, собралась. Как я доехала – не помню. Сняв пальто, я пошла прямо к помощнице начальницы и попросила у нее разрешение воспользоваться ксероксом, чтобы размножить объявление о пропаже собаки. Пока я этим занималась, позвонила моя сменщица и сказала, что она перепутала дни и сегодня может выйти на работу, если я не против. Я согласилась, объяснив, что мне это очень удобно, потому что я тогда поеду искать пропавшую собаку.

Когда лист с девяносто девятой и сотой копией был уже готов, я собрала все листочки в папку. Тут снова зазвонил мобильный. Номер незнаком.

- Да, я вас слушаю, – сказала я.

- Девушка, – послышался женский голос. – Это вы собаку ищете?

У меня перехватило дыхание.

- Да, я.

- По-моему, я ее нашла.

- Какая она, какая?! – закричала я в трубку, прекрасно осознавая, что могли найти какую угодно собачку и предложить ее мне.

- Да вот прямо как в вашем объявлении: маленькая, рыженькая, большие уши и глаза.

- А клеймо в паху есть?

- Что?

- Клеймо на животе есть? Латинские буквы и цифры.

- Ой, я не знаю. Мы не посмотрели…

- Посмотрите, пожалуйста! – умоляюще промямлила я.

- А я сейчас не могу. Я нахожусь в лесопарке, гуляю с детьми, и увидела ваше объявление. Собаку я позавчера нашла, а сюда гулять мы только сегодня пришли. Собака дома осталась.

- Я сейчас подъеду, ладно? – сказала я, с замиранием сердца

- Хорошо, – ответила женщина и объяснила, где она живет.

Как я летела! В голове только одна мысль – только бы это была Люся! О, как долго едет электричка метро!

И вот, наконец, передо мной этот дом. Я позвонила, что доехала. Женщина сказала, что как раз идет к дому. Это оказалась молодая женщина с двумя маленькими детьми. Очень милая и приветливая. Она попросила остаться с ее мальчиками, а сама поднялась в квартиру. Через несколько минут она вышла. Я… А что я? Я чуть не упала.

На руках у женщины сидела Люська с совершенно наглым выражением морды. При виде меня сделала удивленные глаза: «Ба! Привет! А ты тут что делаешь?» Я выхватила эту нахалку, расцеловала, расплакалась. Женщина стала меня утешать. Я благодарила ее, как могла. Еле-еле уговорила проводить меня до подъезда и взять хоть сто рублей за заботу о собаке, потому что с собой у меня денег не было. Дома я взяла все деньги, что подарили мне несколько дней назад на день рождения, и отнесла их моей спасительнице. Она сначала не хотела брать, но я не хотела слушать. Мы попрощались, я пошла домой.

О, как я целовала, обнимала Люсю, как я плакала от радости! Успокоившись немного, я оделась и пошла срывать объявления. Потом позвонила на работу папе и сестре, поделившись радостной новостью. Потом позвонила маме.

- Мам, это я. Я сейчас к тебе приду. Мы с моей сменщицей поменялись.

- Ну, приходи… А что у тебя с голосом?

- Мама… Мама… – я опять заревела.

- Настя, хватит реветь, в конце концов! Я и так эти ночи не сплю, успокойся.

- Мама, я ее нашла.

- ЧТО?

- Я ее нашла!

Тут уж мама не выдержала:

- Я ЖЕ ГОВОРИЛА! Я ЧТО ГОВОРИЛА? Я ГОВОРИЛА, ЧТО ОНА НАЙДЕТСЯ! – закричала мама в трубку. – Беги скорее домой, я тебя жду!

Дома мама меня расцеловала и, приняв валерьяночки, мы сели пить чай. За чаем мама сделала интересное предложение:

- А давай-ка, Настя, сходи к участковому и тому милиционеру из ОВД.

- Зачем? – удивилась я.

- Ну, во-первых, забери заявления, а, во-вторых, поблагодари.

- Да что им моя благодарность, – махнула я рукой.

- А ты их как следует поблагодари. Наведи, так сказать, мосты. Мало ли, что еще случится. Давай, одевайся и отнеси им хотя бы по коробке конфет. Или что-нибудь покрепче.

В итоге участковый и милиционер получили по бутылке водки и банке соленых огурцов. Правда-правда. Участковому это все вручала мама. А я отнесла милиционеру. Видели бы вы его глаза!

- За что это? – спросил он. – Я же ничего не сделал.

- Нет, вы сделали, – ответила я. – Вы меня выслушали, не прогнали, не посмеялись, приняли мое заявление. Вот за это и спасибо.

Вот так закончилась эта история.

Кстати, она имела продолжение. Когда и выставка давным-давно прошла, и собаки были отправлены обратно, и мы все подзабыли о происшедшем, а я уже жила в другом месте – у моего будущего мужа, – позвонила мама.

- Настя, ты представляешь, заглянула я сегодня в почтовый ящик, а там – письмо из ОВД на твое имя. Знаешь, о чем пишут?

- О чем?

- Цитирую: «Уведомляем вас, что дело номер такой-то закрыто ввиду того, что заявленное пропавшее животное не было найдено».

Над этим письмом мы смеялись целый день!

Настя Погребинская


Поделиться в соцсетях:

ВКонтакт Facebook Google Plus Одноклассники Twitter Livejournal Liveinternet Mail.Ru



При полном или частичном копировании материалов прямая и активная ссылка на www.zooprice.ru обязательна.
Яндекс.Метрика Рейтинг@Mail.ru