Серия 44 - ошейники от паразитов для собак и кошек

История одной аренды или жесткошерстный фокстерьер Акуна Матата

13.12.2002

Его звали звучно и одновременно забавно - Акуна Матата. Не правда ли, сразу с улыбкой вспоминается популярный мультфильм "Король Лев", где смешные сурикат Тимон и кабан Пумба поучали маленького львенка Симбу: "Акуна Матата!!!", что приблизительно означало: "Живи и радуйся, несмотря ни на что!". Как же это имя подходило Матяше (так на русский манер сократили звучную кличку)! Он умел быть счастливым в каждую минуту своей жизни - всегда и везде. Казалось, всем своим видом на призыв судьбы: "Будь готов!", он отвечал "Всегда готов!", задорно отдавая салют хвостом.

В нашу человеческо-собачью стаю Матяша попал в возрасте уже 3 лет. Будучи чемпионом нескольких европейских стран, он приехал в Россию себя показать и племенным производителем поработать. Командировка планировалась, как мне сначала казалось, чересчур длительная - целый год, а на поверку оказалась чересчур короткой - всего лишь один год. С этой ситуацией - взять собаку в аренду - я столкнулась впервые, не очень представляя, во что ввязываюсь. До сих пор не знаю, жалею ли я об этом, и не смогу ответить на вопрос, повторила бы я все это вновь, если бы знала, что меня ожидает. Дело в том, что аренда оказалась подобной коварной манящей зеленой лужайке посреди топкой трясины. Сейчас я считаю, что беря собаку в аренду, сожалеть об этом приходится практически всегда. Если пес глупый, непослушный и с ним тяжело, то не чаешь, как дождаться окончания срока договора, проклиная тот день, "когда ты сел за баранку этого пылесоса". А если пес умница, красавец, радует своим поведением и интересными повадками, то он так входит в душу, что расстаться с ним - ну просто нож острый по сердцу.

Вот именно в такую ситуацию и попала я, привезя в Россию сроком на один год титулованного жесткошерстного фокстерьера с красивым именем Акуна Матата. Мне не хочется подробно рассказывать о его ринговой карьере. Скажу коротко - были успехи, были и разочарования, в общем, обычная жизнь выставочной собаки - "на войне, как на войне". Рассказать хочется о другом - об удивительном характере этого фокстерьера. Часто можно услышать, что заводить фоксов боятся. Их называют чересчур взбалмошными, злобными, убийцами кошек и неисправимыми драчунами. В глазах многих фокстерьер - это прототип Монморанси из известнейшего романа Джерома К. Джерома “Трое в лодке, не считая собаки", то есть, дьявол в облике ангела или неугомонный, неуправляемый охотничий пес, которому в тягость жить в доме, с которым нельзя гулять без поводка, который умчится за любой кошкой или ринется под машину. Не верьте, это не так! Вернее, не всегда так. Мне выпало счастье целый год жить под одной крышей с совсем другим фокстерьером.

Я не знаю в точности, какой была жизнь Матяши до приезда в Россию. Знаю только, что жил он в довольно большом питомнике, а значит, вряд ли ему удавалось часто гулять, видеть много нового и вдоволь общаться с хозяевами. Может быть, поэтому он вошел в наш дом так, будто жил в нем всегда. Будто не было позади теплой Италии, других владельцев и иного языка. Русский он понимал так, как будто знал его от рождения. Мои попытки разговаривать с ним на итальянском он пресек очень легко - просто сразу же стал отзываться на русские слова. "Иди ко мне!" - и Матяша делает разворот в воздухе и несется на зов. "Посмотри, какая ворона..." - и Матяша бежит рассматривать ворону поближе. "Не обижай кошечку!" - и Матяша, который только что принюхивался к испуганному котенку, возвращается ко мне, виляя хвостом, дескать, что ты, как можно таких маленьких обижать.

Уже на второй день после приезда я решилась отпустить Матяшу с поводка. Представляете? Фокстерьер, малознакомый, без поводка? Но я уже поняла, что Матяша - не такой фокс, каких я опасалась, слушая охотничьи рассказы. И я не ошиблась. Первая его реакция была - удивление! Он просто не верил в то, что это возможно. Шел рядом, подпрыгивая, заглядывая в глаза, трогая лапой поводок. Всем своим видом он говорил: "Как, я могу идти сам? И могу сбегать вот до того дерева сам? Можно я вот около этого пенька задержусь на 10 секунд - я не отстану, я никуда не собираюсь отходить!". Через три дня мы с ним гуляли без поводка и в темное время суток. А уже через неделю я доверяла ему больше, чем другим своим собакам, и совсем перестала бояться, что Матяшка может куда-то сбежать. Ему это никогда не приходило в голову. Веселый, жизнерадостный, озорной, способный заиграть кого угодно, интересующийся всем вокруг, он появлялся передо мной сразу, стоило лишь тихонько посвистеть. И при этом не переставал ежесекундно радоваться жизни и все время удивляться. Он удивлялся возможности бегать без поводка, удивлялся, когда я разрешила ему поиграть с собаками. Он даже не умел с ними играть, не знал правил игры в догонялки. Когда приходила его очередь догонять, то он, догнав, хватал за хвост и тормозил всеми четырьмя лапами, пытаясь удержать "беглеца" и, по-видимому, доставить его под конвоем к хозяину. Он неоднократно пытался так отконвоировать ко мне черную пуделиху Беллу или щенка-лабрадора.

Но Матяша не только удивлялся, но и удивлял. Он не воровал со стола, не скакал по диванам, не грыз вещи, не приставал к незнакомым людям и в первые месяцы "русской" жизни не гонялся за кошками. При всем том, все кто его видел, не могли не согласиться с тем, что Матяша - очень-очень терьеристый фокстерьер. Это проявлялось во всех его повадках - он смешно, как кузнечик, прыгал за теннисным мячиком, ловил на лету "летающую тарелку", забавно воевал с пылесосом и "на всем скаку" просовывал голову в ошейник, торопясь на прогулку. Его невозможно было не любить. И не только за то, что он был таким приятным домочадцем, но еще и в ответ на его любовь. Теперь я знаю, чем фокстерьер больше всего отличается от других собак. Это тем, как отчаянно он любит. Он ничего не делает наполовину. Не задумываясь идет за хозяином в огонь и в воду, он защищает, не щадя себя, и все это он делает с такой самоотдачей, что сердце замирает, глядя на этого отважного песика. "Умный в гору не пойдет, умный гору обойдет" - говорит старая пословица. Но для фокса так вопрос не стоит. Для него просто нет горы там, где ее видят другие. Нет горы, разделяющей его с хозяином. Нет реки, нет ямы, нет никаких преград. Это как будто про него строки из песни Александра Розенбаума: "Любить - так любить, гулять - так гулять, стрелять - так стрелять!".

Одно из памятных происшествий - встреча Матяши с коровой. Обычно собаки знакомятся с ними еще в детстве, и когда маленький щенок останавливается в недоумении, увидев рогатого великана, это трогательно и забавно. Но когда взрослый пес замирает, впервые в жизни увидев корову в зрелом возрасте, то невольно начинаешь задумываться о том: "Как же они там живут, эти питомнические собаки? Что они там видят? Как познают мир?". Представляете, этот фокс не умел даже есть мясо! Он просто не знал, что это такое. Выращенный с помощью достижений пищевой индустрии для домашних животных, он с трудом осваивал навыки пережевывания и придерживания кусочка лапой. Да и впоследствии Матяша ел мясо в основном за компанию. Раз все едят, то и он.

Новое открытие - река. Наш фокс ни разу в жизни не плавал!!! Он просто не знал, что такое возможно! И вот, увидев, что я ухожу от него все дальше в воду, Матяша, который только недавно стоял, оторопев после того, как случайно заскочил в воду (он перепутал ее с берегом - не отличил траву от прибрежной ряски), прыгнул с обрыва, ушел с головой под воду и, отчаянно молотя лапами, поплыл мне на помощь! Надо сказать, что он довольно быстро научился плавать, и уже на следующий день похода с удовольствием плавал со мной вместе, но его первый порыв я никогда не забуду. Открытий было много. Поход за грибами, плаванье на байдарке, даже сауна и шашлычок с "красненьким". Матяша старался учиться всему. Он добросовестно осваивал катание на самокате, сначала набегавшись за дочкой, а потом, легко согласившись на ее предложение поехать самому. Увидев, как лихо наши друзья наливают из бутылки вино, он тоже засунул морду в бокал и, недолго думая, вылакал его до дна. После чего он быстро стал тихим и нелюбопытным и уже через 15 минут тихо сопел под столом.

С удовольствием вспоминаю нашу с ним верховую прогулку. Матяша впервые в жизни увидел лошадь, но совершенно не испугался. Вместо этого он подбежал к ней, встал на задние лапы и... облизал морду. Вот теперь удивилась тетя лошадь. А как непредсказуемо повел себя Матяша, когда вместе со мной оказался в седле - он почти полностью лег на шею лошади, начал обнюхивать ушки и выкусывать из гривы каких-то букашек. А главное, он к тому времени уже устал удивляться и начал воспринимать все с ним происходящее просто как новое чудесное приключение.

Да, был момент, омрачающий наши взаимоотношения. Матяша не сошелся характером с моим пшеничным терьером Филей. Эти собаки были как лед и пламень. Нежный, вкрадчивый тихушник Филя и неугомонный, душа нараспашку, Матяша. Матяше все казалось, что Филя недостаточно послушен. Стоило Филе отойти в сторону больше, чем на 30 метров, или не слишком быстро подойти на зов, Матяша со всех ног летел к нему и оглушительно гавкал в самое ухо. Ну кому это может понравиться? Если вам вот так раз 20 за день гавкнут в ухо, будете вы счастливы? Вряд ли. Вот и терпеливый Филя, пропустив это "гав" мимо ушей раз этак десять, на одиннадцатый не выдерживал и отвечал "по полной программе". Через пару месяцев своего пребывания в Москве Матяша обрусел. Он начал активно интересоваться охотой за кошками и задирать соседских псов. Научился есть мясо, плавать, радоваться снегу. Но, увы, год пролетел незаметно, закончился срок аренды, а значит - пришло время расставания. Я очень часто за этот год слышала вопрос: "Как же ты сможешь его отдать? Как же он будет без тебя? Бедный..." Я не знаю... Не знаю, как он без меня, но верю, что его кличка Акуна Матата не случайная. Я верю, что он сможет быть счастлив везде. Другое дело, как мне без него. Вот уж точно, радости мало. Оставляя его в Финляндии, в известном питомнике фокстерьеров "Старринг", я расплакалась. Очень вероятно, что владелец питомника Юхо Палосаари меня не понял. Ведь он же профессионал. Ну что тут такого - просто еще один фокс поживет в одном из вольеров.

Я думаю, моя история - не редкость, и те российские кинологи, которые брали собак в аренду (особенно если они попадают в семью, а не в питомник), поймут меня лучше финского профессионального заводчика. Именно поэтому так часто остаются в России зарубежные красавцы-умницы. Их просто невозможно отпустить! Да если бы кто-то спрашивал их мнения, то они бы и сами от нас не уехали. Ведь эти выставочные чемпионы - живые собаки, а не машины для производства щенков. И им тоже нужна любовь, забота и ласка. Но как бы, то, ни было, теперь, когда я слышу, что кто-то со знанием дела рассказывает о фоксах страшилки, я не могу не вступиться за породу. И этому причиной моя любовь - жесткошерстный фокстерьер Акуна Матата!

Е. Сенашенко


Поделиться в соцсетях:

ВКонтакт Facebook Google Plus Одноклассники Twitter Livejournal Liveinternet Mail.Ru



При полном или частичном копировании материалов прямая и активная ссылка на www.zooprice.ru обязательна.
Яндекс.Метрика Рейтинг@Mail.ru