Серия 44 - ошейники от паразитов для собак и кошек

Моя любимая собака, или несколько историй из жизни Руслана

25.11.2002

Мне было годика три, когда меня покусала немецкая овчарка, и я всю жизнь боялась собак. Я обмирала от ужаса при виде любой шавки, и лай каждой дворняжки заставлял меня менять маршрут. И вдруг однажды я (почему?!), что называется, ни с того ни с сего, захотела иметь собаку. И нечто черное, пушистое и теплое поселилось в моей квартире. Щенок был еще мал для прививок, открыт для любой инфекции, и я панически боялась, что его кто-нибудь чем-нибудь заразит.

В соседнем дворе знакомиться с моим малышом ринулся огромный черный ротвейлер, и, опасаясь и микробов, и испуга малыша, и укуса, и прочих напастей, я подхватила щенка на руки и торопливо пошла к дому, все время поворачиваясь спиной к собаке, а та бежала за нами и, встав на задние лапы, висла на моих плечах, стараясь дотянуться своей опасной мордой до мордочки моего щенка. Дома, когда мой малыш - наконец-то! - был в безопасности, я осознала, что у меня на плечах висел огромный пес, и морда его была рядом с моим лицом, и пасть его дышала жарко то в затылок, то в щеку. И я изумилась, что я не только не испугалась собаки, но даже не подумала, ни о том, что она может укусить меня, ни о том, что она может испортить мне новое кожаное пальто.

Щенок родился 6 января, и имя его должно начинаться на букву Е. Был на Руси когда-то богатырь Еруслан Лазаревич. Будет пес Еруслан Лавриданович. В быту: Руслан, Руслаша, Русланчик. Мой пес любит свое имя. И хотя я знаю, что собаку надо звать одной кличкой, без вариаций, пес этого не знает и одинаково охотно реагирует на любой мой призыв. А когда муж зовет: "Ерус!" или задирается: "Рус, сдавайся!", Еруслан игнорирует его с величием лорда. Первый год своей жизни Руслан болел часто, иногда тяжело, как любое малое дите, подхватывая инфекцию на лету. Заболев, прятался за кресло. Я опускалась на колени перед креслом то с одной миской, то с другой, но Руслан не реагировал ни на какие вкусные запахи. Потом начинал прибегать на зов, нюхать все лакомства, что я ему предлагала, и убегать, не попробовав, - но, то уже было начало выздоровления.

Потом болезни у нас стали редкостью, зато постоянными - боевые раны и порезы на подушечках лапок: в городе уже нет места, где бы не валялись осколки битого стекла. Лечиться Руслаша не любит, помощь мою терпит с явным неудовольствием, и после любой процедуры - будь то укол или промывание глазок - бежит на кухню за печеньем. Но вот однажды рана оказалась у меня. Я споткнулась об арматуру, что встречается на наших тротуарах не намного реже битого стекла, упала и разбила колено. К врачу с такой ерундой я, конечно, не пошла, а самолечение помогало плохо - рана не заживала. И вот лежу я с больной ногой, подходит Руслаша и нюхает мою коленку. Я не стала мешать ему развивать любознательность. Ну, понюхает - хуже коленке не будет. А Руслан наклонился и стал мою рану вылизывать. И на другой день (следствие то или совпадение - не знаю) она стала подсыхать. Руслан вновь подошел к моей ноге. Посмотрел, понюхал и отвернулся с явным равнодушием: рана была ему больше не интересна. Мне в тот момент изменения не казались существенными, но к вечеру появилась корочка.

Я никого не призываю лечить людей с помощью собак и даже предупреждаю, что (говорили люди сведущие) в слюне собаки могут быть стафилококки, возбудители бешенства и прочие страшности. И все же... Есть многое на свете, друг Горацио...", ну и так далее. Руслашке было с полгодика, когда, возвращаясь с прогулки, мы встретили симпатичного щенка-боксера. Щенки были чрезвычайно рады встрече. Они всячески демонстрировали друг другу симпатию и носились по лужайке, радостно повизгивая.

- Ко мне! - сказал хозяин нового приятеля Руслаши с видом важным и недовольным.
Куда там! Щенок его и не слышал. Такой азарт, такая игра!
Хозяин насупился, стал мрачным и грозным:
- Ко мне! Ко мне!! Ко мне!!!
Надоел он мне, хозяин. И я сказала тихонько:
- Руслаша, пойдем кушать.
Руслаша остановился. Вскинул мордочку. Приподнял ушки. Поглядел на меня. И побежал к дому.
Мужик открыл рот, округлил глаза и завертел головой, взирая то на меня, то на Руслана. По-моему, он до сих пор там стоит, нам вслед смотрит.

Цитата по случаю: "Всякая грубость потрясает не только своей жестокостью, но и своей бессмысленностью". Н.Рерих.

Вкусы Руслана менялись в течение жизни. Малышом он очень любил молоко и яблоки, потом - всем на удивленье - пристрастился к сырой картошке. И, конечно, он любит мясо и косточку. И все-таки не они его любимое лакомство. Когда Руслан ест мясо с косточкой, и хозяин тут как тут со своим: "Дай мне!", Руслаша может поворчать для порядка, но чаще не обращает на него никакого внимания. Более того, когда тот начинает отнимать косточку, Руслаша ее ему отдает и терпеливо ждет, всем своим видом говоря: "Ну? И что дальше?". Когда косточка большая и скользит по полу, Руслан бежит к хозяину и кладет кость ему на колени, подержи, мол, а то есть неудобно. Но стоит мне спросить: "Руслаша, печенюшку хочешь?" - Руслан замирает, потом швыряет косточку прочь, и бежит на кухню.  Он любит оливки, обожает винегрет, борщ, сою, сыр - он гурман. И дегустатор - невкусное Руслан есть не бу¬дет. И несвежее в рот не возьмет. А как он любит творожок со сметанкой! Он так уплета¬ет сметану, что я ему говорю: "Была у тебя в родне какая- то бабка непутевая, с котом согрешила".

И все же самое любимое блюдо Руслана - оладьи. Стоит мне достать муку - и Руслан перекочевывает на кухню, и весь день на кухне живет. И остается на кухне ночевать. И только когда я покажу ему пустую тарелку и скажу: "Видишь - все", - Руслан, грустно поджав хвост, засеменит прочь. А вот в напитках Руслан консерватор: не признает ничего, кроме простой воды, бульона и кефира. Стоит поднести к его носу рюмку с алкоголем - Руслан уходит в другую комнату. И лишь однажды, когда открыли бутылку французского вина, Руслан появился возле стола и не только не отшатнулся от предложенной ему рюмки, а выхлебал все да еще капли с пола слизал. Но, сколько потом я ни предлагала ему французское вино, Руслан шарахается прочь, и я с грустью подозреваю, что лишь однажды мне удалось купить вино истинно французское.

Руслаша добродушный и компанейский. Ему все симпатичны, он желает дружить со всем миром и радостно виляет хвостом при виде любой собаки: и огромного волкодава, и крохотной левретки. Особенно занимают Руслана кошки. Его интересует: куда они так стремительно бегут, когда он приглашает их играть? Он несется вслед. Догнав, стоит на почтительном расстоянии, вертит хвостом, крутится вокруг себя - ну, давай же играть! Кошка вновь несется прочь. И вновь Руслан мчится за ней, а догнав, зовет играть. Но вот однажды, когда Руслан не спеша семенил с прогулки к дому, весь в мыслях о своем, о собачьем, из подъезда выскочила кошка и, ощетинившись, бросилась к Руслану. Руслан радостно завилял хвостом, а кошка поцарапала ему морду и сиганула на дерево. Потом кошка из подвала повисла на Руслане, вцепившись в него когтями. Потом... И теперь кошки - кровные враги Руслана.

И я бегу выручать котеночка, взывая к Руслану: "Как тебе не стыдно! Он такой маленький!". И грустные мысли рождает у меня это зрелище, мысли о круговороте вражды в природе. Руслаша, грустный, лежит в коридоре.
- Что ты лежишь здесь, как сиротинка? Давай поцелуемся. Радость ты моя единственная.
И голос с дивана: "Что это он - единственная? А я?".
Моя любовь - практично-деятельная. Мне надо, чтобы мое семейство было сыто, здорово и не мешало мне пару часов побыть в тишине у компьютера. У мужа... Не смотрю ведь телевизор, а тут включила, и персонаж очередного сериала: "Просто мужчины боятся спать одни". Мне подобная мысль в голову ни разу в жизни не пришла. А тут я все увидела, как впервые. И мысли философские. Вспомнилась цитата из Аристотеля: "Люди менее всего замечают как раз наиболее очевидное". Аристотель, возможно не об этом говорил, но - неважно.
Итак, воскресенье. Послеобеденный сон. Время, когда мне никто и ничто не мешает уплыть в океан фантазии. Как бы не так!

- Руслан! Рус! Ерус! Рыжий! - с разными временными паузами и разным тоном звучит и звучит со стороны дивана. - Ну, иди ко мне. Ну, ляг рядом. Ну, дай я тебя почухаю. Топот, недовольное ворчание - рычание, возня, треск дивана - тишина. И только волна воображения поднимает меня к лазоревым небесам, как:
- Дурак! Ну, что ты меня пихаешь?
Грохот.
- Дурак! Ну что ты меня спихнул?!
Это к вопросу: кто в доме главный. Я готовила обед и, встревоженная спокойствием Руслана, вошла в комнату проверить, все ли с ним в порядке. В комнате работал телевизор. Какой-то мужик тащил за хвостики двух махоньких поросят. Поросята визжали от ужаса. Довольно улыбаясь, мужик швырнул поросят в нечто, наподобие маленького загончика, наклонился и стал с поросятами целоваться. Как я с Руслашей. А через несколько месяцев он их съест... Я выключила телевизор, вернулась на кухню, где на разделочной доске лежал кусок мяса, и почувствовала, что я не хочу есть мясо. И девять лет я мяса не ем. Говорят, у собаки - нрав хозяина...

Мы гуляем с Руслашей вдвоем. Бредем потихоньку вдоль деревьев. Не замечаем лая маленьких собак. Аккуратно обходим лужи. Терпеливо ждем, пока нас погладит по голове ребенок. И вдруг - от остановки автобуса шагает хозяин. И Руслан начинает рвать поводок, рычать, метаться, лаять и наводить панику на прохожих. Я отпускаю поводок, и Руслан несется к хозяину и прыгает на него. Тот, сияя, наклоняет голову, подставляет Руслану кожаную кепку, и Руслан, схватив кепку за козырек, стаскивает ее с хозяйской головы.
- Дурак! - орет довольный хозяин - Что ты делаешь?
(Это чтобы я не орала: «Дурак, что ты делаешь?")
Мне кажется, характер собаки - лакмусовая бумажка: в разной среде находится, разный цвет и имеет. Конечно, Руслаша любит хозяина. Скучает. Ждет. Прислушивается к каждому шороху. Бежит на звук открываемого замка, сбивая по пути то ли углы мебели своими боками, то ли свои бока об углы мебели. Но отношения у них какие-то... мужские: они все выясняют, кто из них значимей.

- Тебе сумка нужна? - слышится из прихожей. - Ну, на. А это я тебе оставил. А как же. И Руслан несется в комнату с каким-то зачуханным огрызком и торопливо заглатывает его, словно не ел как минимум дня три. И вновь несется в прихожую.
- Тебе кепка нужна? Ну, бери. Шарф хочешь? Куда ты его потащил, козел? Оля увидит. Отдай тапок. Оля!! Он у меня трико отнимает!
Я не выдерживаю, выхожу в прихожую. Хозяин стоит на одной ноге, одетой в штанину трико, вторую штанину остервенело треплет Руслан. Хозяин сияет.
- Ну, сколько можно?! Каждую неделю новые тапки! новое трико!
Руслан хватает мою туфлю и, яростно мотая головой, мчится в комнату.
- Руслан, ты что? Это же моя туфля.
Руслан мчится обратно, кидает туфлю на место, хватает хозяйский ботинок.
...О, Господи, дай мне силы!

Щенком Руслан интересовался только собаками. Увидев собрата, радовался необычайно и мчался навстречу дружбе и неприятностям. Потом появился интерес к кошкам, но мне кажется, пока кошки не сделали Руслана своим врагом, он рассматривал их как разновидность своего племени. Птиц Руслан не замечает. Но вот однажды Руслан заметил муху. Я долго не могла понять, что происходит с моей собакой. Посреди похрапывания (а как Руслан иногда храпит - отдельная история) Руслан подпрыгивает, словно его ужалила оса или змея, и несется по комнате. Возле двери (ковра, кресла, стола) останавливается на полном бегу, как скаковая лошадь, и долго и внимательно изучает кусочек двери (ковра, кресла, стола). Вяло разворачивается, делая шаг к продолжению сна, и вдруг, как ужаленный крутанется и мчится на кухню (в коридор, на лоджию, в другой конец комнаты), там замирает, как вкопанный, и с минуту изучает клочок пространства, на котором ничего нет.

Наконец-то я поняла, что Руслан гоняется за мухой. Муха уже вылетела в форточку, а Руслан все смотрит на точку стены, где увидал ее. Иногда мухе не спится, и она мечется всю ночь по комнате, и всю ночь Руслан стоит на диване или посреди комнаты, и голова его, как локатор, движется за мухой. Но иногда Руслан мух ловит. Тогда, когда не гоняется за ними. Лежит, дремлет, а я чищу ему ушко. И вдруг - резкий поворот головы, и челюсти Руслана с клацаньем захлопываются в сантиметре от моих пальцев - он проглотил муху. Живую. Мне дурно при виде подобной трапезы (хотя я и понимаю, что не мне корректировать законы природы), и всякий раз вспоминается рассказ, как отрезанная голова акулы откусила кисть рыбака, что вздумал с ней позабавиться. Будь мои пальцы чуть ближе... ...Удача, что муха. Пролетает у нас под носом, когда мы ее не ждем, и лишь немногие ухитряются схватить ее. Не правда ли?

Иногда, разглядывая место, где только, что сидела муха, Руслан встает на задние лапы, и может простоять так несколько минут, и сделать пару шагов, и замахать передними лапами, если на пути окажется хозяин.
- Клоун! - скажет хозяин, и Руслан вздохнет.
А как тут не вздыхать, когда столько талантов, и все - не востребованы. У Руслаши есть друг, спаниель Гоша. Набегавшись по парку, Руслан и Гоша падают в густую высокую траву и исчезают в ней. Вдруг из травы появляется кудрявая рыжая голова и лапки. Руслан постоял на задних лапках, помахал передними, посмотрел, как там его друг, огляделся вокруг и вновь упал в траву. Тут, чуть поодаль, из травы появляются длинные рыжие уши и лапки. Гоша постоял на задних лапках, помахал передними, посмотрел, как там его друг, огляделся вокруг и вновь упал в траву. И тут же появляется голова Руслана. И прохожие, забыв про свои дела, стоят на аллее и смотрят на странных рыжих сусликов. Юный Руслан бегал по парку, от собаки к собаке, излучая доброжелательность.

За зиму хвост Руслана обрастал длинной густой шерстью и становился похож на толстый сук дерева, но тут он трепещет, как рыжий флаг на судне доброго чудака. Подбежав к собаке, Руслан тыкается носом в ее бок, нюхает под хвостом (увеличивая и увеличивая амплитуду хвостовых колебаний). Задом отпрыгивает назад, молниеносно поворачивается вокруг своей оси (этот пируэт Руслан исполняет столь быстро, что мне ни разу не удалось заметить, на какой ноге он крутится, или это воздушный полет?). Делает скачок в сторону, мчится куда-то и тут же оборачивается: бежит ли следом новый друг? В этот день Руслану не везло. То взрослые собаки доброжелательно помахивают хвостом, но резвиться уже не желают. То злая овчарка, щетинясь, оскалила зубы, зашипела и стала уродлива - мы с такими не дружим. То маленькие собачонки подбегут с грозным лаем и в тот же миг с диким визгом мчатся прочь. Правда, одна смелая болонка встала на задние лапки, положила передние Руслану на плечи, и они постояли, поцеловались, в унисон размахивая хвостами. Но Руслану милование надоедает быстро, он желает бегать, прыгать, и, опасаясь, что мой красавец может ненароком прихлопнуть своей лапой доверчивого дружка, я увожу Руслана прочь.

И вдруг - такая удача! - из травы навстречу нам поднимается юный ротвейлер. Он приветливо машет хвостом и готов к дружбе и бегу. Но хозяин говорит что-то негромко, и собака замирает на месте, некрасиво рычит, такая нестройная, неэлегантная. "Фу, какая злюка", - говорю я и ухожу с Русланом прочь. Мне очень хочется добавить: "Некрасивая, как хозяин", но я хочу быть похожа на моего доброжелательного пса, и мы уходим молча.Я несу мясо на лоджию и говорю: "Ко мне", хотя Руслан, конечно, трусит рядом. Как только Руслан появляется в дверях лоджии, командую: "Сидеть". Руслаша присел, тут же приподнялся, вновь сел, вновь приподнялся – и так, скачками на своей попке, подвигается к лакомству. Я ставлю миску на его столик и говорю: "Можно".

Подрос Руслаша на пару недель. Я несу мясо, а Руслану жестом показываю: сидеть. И Руслан медленно так отворачивает голову градусов на 120 и задумчиво рассматривает потухший экран телевизора. И стоит, ведь жест “сидеть” он “не видит”.  Мне приходится снова сказать: "Сидеть", а иногда и повторить команду пару раз. И Руслан, повертев головой и возмущенно гавкнув, присаживается. Но с тех пор Руслан поспешно плюхается на свою попу и сидит паинькой, не шевелясь, не произнося ни звука, едва ли дыша, когда у меня в руках что-нибудь вкусненькое.

Лето. В солнечной квартире жарко. Руслан облюбовал себе новое место: в коридоре, в закутке, что отгорожен железной дверью. Лежит на холодной плитке и не хочет возвращаться в дом.
- А почему вы Русланчика из квартиры выгоняете? - спрашивает соседский мальчишка.
Мы не знаем, что и ответить.
Когда я ухожу из квартиры, я загоняю Руслана домой: вдруг соседи не закроют железную дверь, вдруг Руслан захочет пить, вдруг к соседям придут гости с собакой, вдруг... В тот раз я торопилась, а Руслан уперся в коридоре - не сдвинуть. Я боялась опоздать и не стала настаивать - убежала. Когда вернулась, меня встретил несмолкаемый лай. Даже не поздоровавшись со мной, Руслан кинулся в открывшуюся дверь квартиры, к миске с водой и выпил ее, огромную, залпом.

Тут же появились соседи: почему Руслан все время лаял? Может быть, сыр, что они с хозяином ели на завтрак, был излишне солон, может быть, лекарство, выпитое утром, вызвало повышенную жажду, не знаю, только с тех пор, когда отправляешь Руслана из его коридорной коморки в квартиру, он, хоть и неохотно, хоть и выражая всем своим видом недовольство, но домой идет. ...Как и, любой балованный неслух, Руслан наказывает себя сам. Каждый июль, когда наступает жара, духота, я думаю: и почему мы так ждем лета? Чтобы теперь ждать, когда же, наконец, станет хоть немного прохладнее? Квартира у нас солнечная, и ни открытое окно, ни гудящие по всей квартире вентиляторы не спасают от тягостного пекла. И каждый июль я начинаю мечтать о кондиционере. Но наступает прохлада, и потребности появляются другие. На этот раз я заговорила о кондиционере весной. Опять придет июль, опять...

- Да ну его, - сказал муж. - Из-за одного месяца.
Ну и ладно, - подумала я. - Правда, один месяц. Лучше я себе куплю новые сапоги. И тут пришел июль. И Руслан переселился в коридор. Домой приходит только поесть и сообщить, что хочет на улицу. Каждый вечер хозяин, помаявшись в постели, бредет в прихожую, стоит у приоткрытой двери и зовет: "Рыжий, ну пойдем спать". А Руслан лежит в своем коридорном чуланчике и голову на зов хозяина не поднимает. И вот, недельки через две, в обед, наш папа притащил домой огромную коробку и сказал мне:
- Купил я тебе кондиционер.
Мне. Как же.
Жизнь Руслана казалась бы мне безмятежной, если бы не одно обстоятельство: он живет не на вилле посреди лужайки, а в многоквартирном доме, окруженном шумными улицами. И, если он хочет на улицу в неурочное время, ему всякий раз надо кого-нибудь об этом просить. Если мы с Руслашей дома вдвоем, он подходит ко мне, тянет морду к моему лицу и заглядывает в глаза.

- Что Руслашенька хочет? - спрашиваю я, и Руслан бежит из комнаты, по дороге оглядываясь: иду ли я следом. Если нет, вернется, заглянет в глаза снова. Но, как правило, я иду за ним. Если Руслан бежит на кухню, значит, хочет есть. Если к входной двери - хочет гулять. Хозяин взглядов не понимает. Руслан на него и не глядит. Подходит, встает на задние лапы, передние кладет хозяину на грудь.
- Рано еще. Дурак. Отстань.
Руслан молча колотит хозяина по лицу лапой.
- Пошел вон! Убью!
Руслан молча колотит хозяина по лицу обеими лапами. В зависимости от настроения хозяин или защищается, смеясь, или сердито отпихивает Руслана. В любом случае Руслан вновь и вновь теребит хозяина. И - минут через пять или пятнадцать, смеясь или ругаясь - хозяин встает с дивана и отправляется с Русланом на улицу.
Какой смысл нагнетать в доме атмосферу, если все равно будет так, как сказал Руслан?

- А он что, говорить умеет?
- Конечно, умеет. Это ты не умеешь его слушать. Если я хочу сходить с мужем на рынок или погулять в парке, а он не желает расставаться с диваном, я шепну Руслану: "Руслаша, пойдем гулять. Подними Вову", - и через десять минут мы идем втроем по улице.

О. Туманова


Поделиться в соцсетях:

ВКонтакт Facebook Google Plus Одноклассники Twitter Livejournal Liveinternet Mail.Ru



При полном или частичном копировании материалов прямая и активная ссылка на www.zooprice.ru обязательна.
Яндекс.Метрика Рейтинг@Mail.ru