Сезонная распродажа одежды и обуви для собак в сети зоомагазинов ВАКА

Охота с русским спаниелем

Нашим спаниелям Буяну и Бриджет-Биди, верным помощникам на охоте и экспедиционным спутникам посвящается

Охота с русским спаниелемНи одна страна не может похвастаться таким разнообразием охот, как Россия. С незапамятных времен звенели, стонали, рыдали в полях и перелесках голоса знаменитых русских гончих, преследовавших по горячему следу зверя.

Национальной гордостью были великолепные псовые борзые, в резвой скачке догонявшие не только зайца и лисицу, но бравшие и волка. В таежных угодьях промышляли пушнину с остроухими чуткими лайками.

Они же были незаменимыми отважными помощниками в охоте на медведя, лося и кабана. А по заболоченным лугам, опушкам леса и зарослям кустарников бродили с легавыми страстные поклонники изысканной охоты "по перу", прелесть которой заключалась не только в быстрой реакции охотника и меткой стрельбе, но и в стильной работе собаки.

И в наше время сохранилось удивительное беспокойное племя людей, для которых выражение "охота пуще неволи" не просто поговорка, а состояние души, заставляющее в охотничий сезон, забывая бытовые неурядицы, комфорт и покой, отправляться с ружьем и собакой на охоту. Как только весна постепенно вступает в свои права и над городом с характерным "ка-га-гак... ка-га-гак" начинают тянуть станицы гусей, охотничье братство живет ожиданием счастливого момента - выезда на охоту.


Дела и заботы, казавшиеся неотложными и важными, отступают на второй план, все свободное время посвящается подготовке снаряжения, ревизии запасов патронов. Из кладовых и стенных шкафов появляются на белый свет ружья, болотные сапоги, плащи, рюкзаки, резиновые и пластиковые чучела уток, гусиные профили... На душе радостно от предвкушения вальдшнепиной тяги, охоты с подсадными утками, на чьи страстные призывы слетаются доверчивые селезни, удачных выстрелов и первых трофеев.

Но вдвойне счастлив тот, кто может разделить радость сборов на охоту с безоглядно преданным другом и спутником, суетливо снующим среди рюкзаков, сапог и прочих охотничьих атрибутов, для которого в жизни нет ничего главнее ненаглядного хозяина-партнера и всепоглощающей древней страсти - охоты. Воистину они одной крови - охотник и его собака. И нет ничего прекраснее, чем охота с породистой собакой!

Все охотничьи собаки по-своему прекрасны, но сегодня речь пойдет о РУССКОМ СПАНИЕЛЕ, самой молодой породе из группы спаниелей (спаниели, как и легавые, по своим задачам относятся к категории подружейных), породе, созданной в нашей стране. Порода спаниелей, о которой пойдет речь - русский спаниель, - пока еще не признана Международной кинологической Федерацией (FCI), но для настоящих охотников это не главное.

Важно, что порода прекрасно себя зарекомендовала в условиях российских охот, доставляет много радости ее поклонникам, а шоу-выставки высокого ранга (на престижные титулы и призы могут рассчитывать только признанные FCI породы), где охотничьим качествам уделяется маловато внимания, для нас не так уж и привлекательны. Справедливости ради надо сказать, что русским спаниелем очень интересуются зарубежные охотники, отмечая функциональность его экстерьера и отличные рабочие качества.

До конца XIX века о спаниелях в нашей стране знали лишь понаслышке, хотя в Англии, Германии, Франции, Италии этих собачек успешно использовали на охоте по вальдшнепу, дупелю, перепелу. Несмотря на то что исторической родиной группы спаниелей следует считать Испанию, истинными создателями породных типов несомненно были англичане. В Англии издавна существовало несколько пород спаниелей, среди которых наибольшую известность получили кокер-спаниели, суссекс-спаниели, фильд-спаниели, кламбер-спаниели и чуть позже спрингер-спаниели. Все эти породы, время от времени завозимые в Россию в конце XIX - начале XX столетия, в той или иной степени участвовали в создании российского спаниеля.

Уже с середины восемнадцатого столетия в нашей стране стали появляться отдельные экземпляры различных спаниелей, но в качестве охотничьих собак их не использовали, это были домашние любимцы, милые спутники на прогулках. По-настоящему история спаниеля в России началась в 1885 году, когда страстному охотнику Великому князю Николаю Николаевичу (младшему) прислали из Англии черного кокера по кличке Даш.

Следом за ним стали появляться и другие спаниели, в основном кокеры, кроме того, и от Даша были получены потомки, владельцами которых были преимущественно представители императорской фамилии или приближенные к ним лица. Охотников среди них можно было перечесть по пальцам, да и те увлекались в основном псовыми или травильными охотами. В силу определенного консерватизма спаниелей в качестве охотничьих собак долго не признавали. Процветали охоты "по перу" с классическими островными легавыми: сеттерами, пойнтером (местные отродья гладкошерстных русских легавых вытеснялись островными породами).

На вольных просторах наших лугов, полей, болот, среди высокой травы и кочкарника маленькие, порой тихоходные спаниели с коротким поиском были неинтересны. Вести же настоящую селекционную работу с единичными экземплярами разных спаниелей не имело смысла. В первом десятилетии XX века в Петербурге едва насчитывалось в общей сложности полсотни этих собак. И все-таки число их, особенно кокеров и в меньшей степени спрингеров, росло и на них невольно стали обращать внимание.

Охота с русским спаниелемПоказателем растущей популярности спаниелей в России могут служить Петербургские-Петроградские-Ленинградские выставки охотничьих собак. Так, в 1885 г. среди всех показанных охотничьих пород был всего один спаниель (уже упоминавшийся Даш).

В 1890 г. - 1 кокер из Англии; в 1891 г. - 1 суссекс, в 1900 г. среди 657 собак - 10 было спаниелей, в 1909 г. - на выставке в Михайловским манеже экспонировалось уже 20 спаниелей: 7 кокеров, 1 спрингер, 3 фильда, 4 кламбера и 5... "просто спаниелей".

А в 1910 г. было показано уже 49 спаниелей; преобладали черные (потомки Даша), черноподпалые, трехцветные кокеры, мелькали желтопегие потомки первых кламберов и впервые появились чернопегие (белые с черными пятнами) и чернопегие шиммель ( с черным крапом и мазками, иначе говоря, серо-мраморные).

К концу тридцатых годов спаниели уже уверенно завоевали любовь россиян. Однако не все шло гладко. Небольшие, очень симпатичные собачки "кокер-типа" неожиданно стали модными, привлекали внимание женщин и те "прибрали их к рукам". Сразу началась некоторая декоративизация экстерьера: заметно снизился рост, появилось много уборной псовины, которая приобрела волнистость и даже кудрявость.

Это отметил и известный эксперт А.С. Тюльпанов, неоднократно в то время судивший спаниелей. В то же время немногочисленные спаниели "спрингер-типа" по-прежнему оставались в мужских руках, в большей степени использовались на охоте, сохраняя свой "рабочий" облик. Они-то впоследствии и нашли отражение в облике современного русского охотничьего спаниеля. Вместе с тем кровь кокеров и спрингеров все больше смешивалась; продолжалась работа по созданию собаки небольшого роста, но относительно высоконогой.

Потомков спаниелей разных пород, завезенных к нам в конце позапрошлого века, старались максимально приспособить к охоте на российских болотах и заливных лугах. Ленинградские спаниели по своей численности не уступали другим подружейным группам пород, имевшим более давнюю историю использования в России. На наших предвоенных выставках экспонировалось от 30 до 33 представителей молодой формирующейся породы. Немалым в те годы было и поголовье этих собак в Москве и Свердловске.

Неизвестно как сложилась бы дальнейшая судьба будущего русского спаниеля, если бы не Великая Отечественная война. На последнюю предблокадную выставку (21-22 июня 1941 г.) было записано 33 спаниеля, выведено - 5. Многие владельцы охотничьих собак сразу после выставки отправлялись в военкомат записываться добровольцами на фронт. Открывалась новая, печальная страница в истории нашей породы. Ленинградскую блокаду пережили всего семь спаниелей, но уже в марте 1945 г. от них появились первые щенки. Один из них попал ко мне, и с тех пор мое сердце навсегда отдано этой породе.

И хотя мой первый спаниель был далек от идеала, я вспоминаю о нем с теплотой и благодарностью. Надо сказать, что почти все сегодняшние питерские русские спаниели происходят от этих первых послевоенных производителей. К сожалению, в последующие послевоенные годы поголовье спаниелей и в Ленинграде, и в Москве снова стало очень разнотипным из-за ввозимых "трофейных" спаниелей. Многие привозились без документов, среди них были в основном кокеры, попадались типичные суссексы, кламберы и фильды, очень редко - спрингеры. Были и блестящие экземпляры с длинными родословными, и очень сомнительного происхождения собаки, принадлежность которых к какой-либо конкретной породе спаниелей определить было трудновато.

Первый стандарт на новую отечественную породу охотничьих собак - русского охотничьего спаниеля - был утвержден в 1951 году, в 1966 году появился несколько измененный обновленный стандарт, по-прежнему сохранивший большой разброс показателей высоты собаки, содержащий много спорных определений, неточностей в описании экстерьера, допускающий различные толкования недостатков.

Такой стандарт допускал значительную разнотипность в породе, что способствовало появлению региональных типов, настолько заметно отличающихся друг от друга, что порой вызывало сомнение, с одной ли породой мы имеем дело. Мне приходилось проводить экспертизу спаниелей на выставках в разных городах России, и порой, руководствуясь действующим стандартом, было трудно объяснить владельцам собак и руководителям породы, почему их питомцы далеки от желаемого типа породы.

Современный русский охотничий спаниель отличается относительной высоконогостью. Высота в холке у кобелей колеблется в пределах 40-45 см, у сук - 38-43 см. У него сухая, элегантная голова, темные выразительные глаза, веки ни в коем случае не должны быть сырыми, отвислыми. Выражение "Печальный взгляд, как у спаниеля" - это не про русского спаниеля, ибо это собака очень веселая, жизнерадостная, озорная и может быть даже довольно строгая, но уж никак не печальная.

Шерсть у него более гладкая и менее волнистая, чем у других представителей этой группы, его не надо тримминговать к выставкам, а на охоте он меньше страдает от цепких семян болотных луговых растений. Одним словом, он отлично приспособлен к охоте на самую разнообразную пернатую дичь в самых разных угодьях нашей страны. Поведение на охоте (поиск, реакция на поднявшуюся дичь, отношение к выстрелу и, наконец, обязательная подача битой птицы) русского спаниеля практически ничем не отличается от работы английского кокера или спрингера.

Но некоторые отличия все-таки имеются и именно они привлекательны для многих охотников. Я ни в коем случае не хочу оспаривать достоинств английских пород, в конце концов, каждый выбирает себе четвероногого помощника по вкусу. Русского спаниеля мы создавали для наших условий, ведь недаром большинство других пород спаниелей не прижилось в России, и сейчас поголовье русских спаниелей, используемых на охоте (а не на шоу, выставках и испытаниях), значительно превосходит число охотничьих кокеров и спрингеров в нашей стране.

Русский спаниель, как уже говорилось, высок на ногах, что облегчает работу в болоте и кочкарнике, у него экономичный стелющийся галоп, обусловленный более длинным поясничным отделом, чем у упомянутых английских собак, о преимуществе гладкого и не очень богатого шерстного покрова, я уже упоминала и, наконец, сухие веки не забиваются и не травмируются семенами, осокой, чередой во время поиска в высокотравье.

И при всем этом он удобен в транспортировке, в отличие от спрингера помещается в рюкзак, не занимает много места в автомобиле, в лодке, да и в малогабаритных квартирах ему легче выделить жилплощадь, чем более крупным собакам. Таким образом, вобрав в себя положительные черты своих прародителей, русский спаниель оказался очень удобной для нас собакой.

Со своими спаниелями мы охотились в самых разных ландшафных зонах: на гусей в тундре на побережье Белого моря, на перепелов в степях Казахстана, на фазанов в тугайных лесах по берегам Аму-Дарьи, на горных куропаток на Кавказе, на уток, лысух и куликов на соленых озерах в Каракумах, ну и, конечно, на боровую и болотную дичь в угодьях Ленинградской области. Охота со спаниелем очень азартна, хотя и более напряженная, чем с легавой. Отсутствие стойки для низкорослой собаки, работающей в высокой траве или густом кустарнике, не недостаток, а достоинство.

Пока сеттер или пойнтер картинно стоят над дупелем или вальдшнепом, спаниель шустро шныряет между кочек и кустов, выгоняя затаившуюся дичь и поднимая под выстрел. Конечно, нет той захватывающей душу стильности, отличающей работу островных легавых, но есть своя прелесть в азартном поиске (у нас дома это называется "состояние глаза на лоб"), коротком взлаивании на горячем следу, выпрыгивании свечкой из высокой травы, чтобы поймать ускользающий запах птицы и заодно скорректировать свои действия с хозяином.

А сколько радости испытываешь, когда твой длинноухий партнер старательно и деловито несет битую птицу, а порой тащит волоком "добычу", едва не превосходящую его по своим размерам, - гуся или глухаря. Все спаниели глубоко убеждены в том, что падающая после выстрела птица может принадлежать только хозяину и ее надо ему незамедлительно доставить. Такая старательность иногда приводит к тому, что собака собирает и чужие трофеи, упавшие в воду, независимо от того, с какого берега и кем был произведен выстрел, естественно, что все тушки приватизируются и доставляются хозяину.


Охота с русским спаниелемОхотник без собаки теряет много подранков, охотник со спаниелем, обойдя на следующее утро участки, где стояли незадачливые стрелки, собирает всю утерянную ими дичь. В охотничьей литературе спаниеля часто представляют как универсальную породу для всех видов птичьих охот и даже рекомендуют его для охоты на зайца. Все этот так и не так. В тяжелых условиях бродовых утиных охот (густые заросли тростника или камыша, сильная заболоченность берегов, глубокие топи) эффективнее использовать континентальных легавых или лаек, они сильнее, крупнее, достают до дна там, где спаниель вынужден плыть.

Спаниели настолько азартны и страстны, что даже выбиваясь из сил, будут пробиваться сквозь стену тростника или часами плавать в холодной воде в поиске сбитых уток. Но так можно и загубить собаку, надорвать ее силы, намного сократив сроки ее охотничьей жизни.

Во время охоты на уток один из наших спаниелей доплавался в холодной ноябрьской воде Ладожского озера до сильнейших судорог, так что домой его пришлось уносить на руках. С тех пор на осенних охотах, на вечерках мы всегда привязывали собак на каком-нибудь сухом участке, посылая в воду только на подачу. Большинство охотников-спаниелистов хоть раз в жизни, да стреляли из под своей собаки зайца.

Но, конечно, ни один даже самый быстроногий и талантливый спаниель никогда не заменит гончую, ведь половину удовольствия охоты с нею получаешь от самого гона, от голосов собак, мастерства. На мой взгляд, нет ничего прекраснее, чем охота со спаниелем по болотной дичи, по вальдшнепу, по перепелу, по боровой птице. Здесь блестяще реализуются все его задатки, породные особенности, страсть и мастерство, появляющееся с опытом. Честное слово, несколько отлично сработанных бекасов, дупелей или гаршнепов доставляют не меньше радости, чем сбитый на вечерке жирный кряковый селезень.

Спаниель обладает целым рядом качеств, позволяющим ценить его не только как неутомимого помощника на охоте, но и как веселого, жизнерадостного и приятного товарища. Он очень ласков и предан, фанатично старается принимать самое горячее участие во всех событиях, норовит усесться рядом на диване, в кресле, замирает в крайне неудобной позе, лишь бы касаться самого дорогого на свете существа, своего хозяина. Вы сидите за письменным столом, на ваших ногах обязательно примостится собака, вы идете к телефону - впереди бежит ваш питомец, чтобы тут же устроиться рядом, пока вы разговариваете.

Любителей более спокойных и менее контактных пород раздражает это свойство, спаниелей считают слишком назойливыми и приставучими. Но что поделаешь, такова уж суть этой породы. Но никакие диваны, никакие домашние удобства не заменят спаниелю охоту, страсть к которой, как я уже говорила, удивительная. Предполагая охотничий выезд, он внимательно следит за всеми действиями хозяина.

Стоит переставить с места на место ружье, рюкзак, болотные сапоги - и покоя не будет, собака мечется по квартире, путается под ногами и, наконец, устав от суеты, укладывается вплотную к входной двери, чтобы ненароком не забыли, и ждет, когда же, наконец, хозяин наденет ошейник, пристегнет поводок и скажет долгожданные слова: "Ну, что, поехали?". Дело доходит порой до курьезов. Так, чтобы, не вызывая подозрений у нашей собаки, я могла рано утром спокойно уехать на судейство полевых испытаний, мне зачастую приходилось облачаться в болотные сапоги на лестничной площадке, куда тайком, украдкой уже был вынесен рюкзак.

Все атрибуты охоты раз и навсегда отнесены к разряду особых ценностей, что представляет определенное неудобство, когда едешь в переполненном вагоне поезда; попробуйте случайно задеть хозяйское ружье или рюкзак, когда рядом сидит длинноухий страж... Вообще, несмотря на ласковый и веселый нрав, русские спаниели прекрасные сторожа, и нередко приходится отучать собаку от стремления охранять все и вся, принадлежащее хозяину, чтобы не нарваться на неприятности. Злоба к людям классифицируется как порок, на выставках агрессивные собаки могут быть оставлены без оценки, несмотря на блестящие экстерьер и заслуги на полевых испытаниях. К счастью, у нас в городе таких спаниелей мало.

Была бы неполной характеристика русского спаниеля и его послужного списка, если бы не вспомнить еще об одной современной его специализации. Русские спаниели отлично зарекомендовали себя на таможенной и спасательной службе. На экранах телевизоров сплошь и рядом мелькают наши длинноухие любимцы, разыскивающие взрывчатку, наркотики. Мне приходилось читать лекции по поведению животных в Таможенной академии на курсах повышения квалификации таможенников-кинологов.

Выясняя, с какими породами они работают, я была поражена, узнав, что у многих слушателей оказались русские спаниели. Их ценят за добрый нрав (пассажиры при досмотре не боятся), за активный охотничий поиск в обследуемом помещении, отличное чутье и за рабочий азарт. Стремление обязательно найти то, за чем послали (спрятанные наркотики или взрывчатку) приводит порой к тому, что неутомимого помощника приходится уносить на руках в случае, если ничего подозрительного обнаружено не было. У нас много заявок на русского спаниеля для работы на таможне в разных районах России. Наши собачки успешно справляются с поставленными перед ними задачами, а мы получаем благодарности от их хозяев и новые заявки на щенков.

В начале июня ежегодно проводится очередная Ленинградская областная выставка охотничьих собак, представлены там и русские охотничьи спаниели, потомки собак, сохраненных в страшные годы блокады, радующие на охоте и дома, по праву считающиеся одними из лучших представителей русского охотничьего спаниеля в нашей стране. И если кому-то понравятся наши собаки, то милости просим к нам в клуб за щенками. Мы рады будем видеть всех желающих по четвергам с 18 до 20 часов по адресу: Малая Подъяческая улица, дом 4, Клуб кровного охотничьего собаководства МОО ЛОО иР.

А.Э. Айрапетьянц,
заслуженный эксперт Всероссийской категории по охотничьему собаководству,
куратор породы русский спаниель по России

2199

Поделиться в соцсетях:

ВКонтакт Facebook Google Plus Одноклассники Twitter Livejournal Liveinternet Mail.Ru


Охота с русским спаниелем

  1. Вы решили завести собаку. Что для вас является самым важным при выборе щенка?
    (Можете выбрать несколько вариантов)



Разместить объявление

При полном или частичном копировании материалов прямая и активная ссылка на www.zooprice.ru обязательна.

Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика