Серия 44 - ошейники от паразитов для собак и кошек

Царская охота

07.01.2007

С древних времен при дворе властителей часто содержались коллекции экзотических животных и зверей, предназначавшихся для охоты. Такие зверинцы и охотничьи угодья имелись и у московских великих князей, а позднее у царей. Не чурались охотничьих забав Иван Грозный, Алексей Михайлович, у которого была великолепная соколиная охота.

Эта традиция сохранилась и при устройстве императорских и вельможных резиденций вблизи Петербурга. В Нижнем парке Петергофа Петр I устроил зверинец - "менажерию". Там же в 1730-х годах и во времена правления Анны Иоанновны на месте нынешнего парка Александрия располагался охотничий зверинец, на немецкий манер называвшийся Ягд-гартен, в котором содержались животные, привезенные из различных местностей России и из заморских стран.

Зверинцы для царской охоты служили не только для развлечений, но использовались и в целях высокой политики. В царской охоте принимали участие особы королевской крови, послы иностранных государств, проводились придворные торжества. При императорском дворе всегда имелась особая егермейстерская служба с большим штатом егерей, псарей, лесничих. Чин обер-егермейстера мог получить только представитель родовитой аристократии.

Уже в петровское время возле гатчинской мызы находилось одно из придворных охотничьих угодий. Когда в августе 1726 г. племянница Петра I Анна Иоанновна выходила замуж за герцога Курляндского, Екатерина I устроила по случаю этого торжества прощальный обед. Прямо в лесу были разбиты нарядные палатки, сделанные по рисункам молодого архитектора Б.-Ф. Растрелли, подавалось множество различных блюд, а потом состоялись маскарад и грандиозная охота. Устроителем маскарада и охоты был А.Д. Меншиков, хорошо изучивший вкусы Анны Иоанновны и старавшийся угодить "державной племяннице".

Позднее Екатерина II подарила гатчинскую мызу Григорию Орлову, и он, наряду со строительством дворца, занялся обустройством парка "Зверинец". Это был огромный, занимающий 340 гектаров, парк. Встречающееся в некоторых документах название "Зверинец, или Звериный парк", отражает его двойное назначение, в нем не только охотились, но и разводили животных. Нередко наезжавшая в гости к Орлову императрица с удовольствием участвовала в егерских и соколиных охотах.

В 1783 году Екатерина II отдала мызу Гатчина с приписанными к ней деревнями цесаревичу Павлу Петровичу. И хотя будущий царь не чувствовал никакой склонности к охотничьей забаве и ограничивался участием в пикниках у егеря Гундиуса, охоты продолжали входить в программу гатчинских осенних развлечений. Вот что писал по этому поводу князь Долгоруков: "Великий князь не был охотником, но в угоду графу Пушкину, страстному охотнику до собак, выписывал на всю осень к себе придворную большую охоту. В этом ему и не отказывали, потому что у Большого Двора никто не занимался ею. Охотники наезжали рано утром, гоньба продолжалась и после обеда. Возвращались во дворец поздно вечером, иногда с очень хорошей добычей".

Однако равнодушие к охоте не помешало Павлу Петровичу воздвигнуть в Гатчинском дворцовом саду обелиск на месте, куда упал застреленный им однажды орел.

Когда в 1849 году император Николай I решил перевести царскую охоту из Петергофа в Гатчину, "Зверинец" уже превратился в образцовый и единственный в своем роде охотничий парк. Территория "Зверинца" имела почти прямолинейную планировку. Двенадцать главных просек и семь круглых площадок служили для того, чтобы егеря с собаками могли загонять оленей и других животных, которых можно было видеть с круглых площадок и скрещения дорог.

Одна из пейзажных аллей получила название дороги Гундиуса, того самого егеря, который долгие годы верой и правдой служил императору Павлу. Просека Цагове начиналась от парка "Сильвия" и вела к северной границе "Зверинца", где размещались Егерский домик, казармы, загон для зубров и зимний загон для зверей. Фасад Егерского домика украшали рога оленей, из рогов же была изготовлена и мебель.

Страстно любивший охоту Александр II, всячески благоустраивал и улучшал гатчинский "Зверинец". Были построены металлические мосты через реку Теплая (Гатчинку), увеличивалось поголовье "Зверинца". Из Германии завозились олени и выдры, из Беловежской пущи кабаны и зубры. Западнее "Зверинца" раскинулся Заячий ремиз, огороженной изгородью и предназначенный для заячьей охоты. Там же размещались псарные дворы, щенячье заведение и особый "домик для приезда государя императора".

Для обустройства царской охоты на новом месте в 1857 году в Гатчине было начато строительство Егерской слободы по проекту архитектора Дворцового ведомства Георга Гросса. В числе построек были управление охоты, канцелярия, школа, жилые дома для егерей, казарма для холостых егерей, кузница, водокачка, баня и пр. На некотором расстоянии от комплекса появились дом начальника царской охоты - обер-егермейстера князя Д.В. Голицына, а также дом помощника заведующего охотой барона В.Р. фон Дица.

Дома егерей представляли собой пятистенные рубленые бревенчатые избы на фундаменте из местного известняка. На коньках крепились по две лосиные головы, выпиленные из досок, с настоящими лосиными рогами. На псарнях содержались собаки различных пород: борзые, гончие, легавые, сеттеры, моделяне. Для охоты имелись различные животные. В "Зверинце" (олейнике) паслись олени, косули, лоси, дикие козы. В "Замостье" (зубрятнике) водились зубры и кабаны.

Именно при Александре II царская охота превратилась в торжественное мероприятие, не уступавшее по зрелищности театральной постановке. Зверей травили не только в "Зверинце", но и в окрестностях города, и в ремизе недалеко от дворца. Соответственно времени года трофеями становились олени, волки, зайцы, фазаны, куропатки и даже зубры. Для участия в "царской забаве" в Гатчину приезжали члены правящих королевских домов и иностранные послы.

К царской охоте был даже приписан специальный художник, Рудольф Федорович Френц, бывший прекрасным анималистом и виртуозно изображавший лошадей в стремительном движении. В 1857 г., через три года после окончания берлинской Академии художеств, он переехал в Россию и с тех пор постоянно сопровождал царскую семью в путешествиях, на охоте, в степи, на маневрах. Его картины приобретали самые известные музеи мира, в том числе Русский музей и музей Академии художеств. Прежде его работы находились и в гатчинском дворце, но, к сожалению, теперь следы их потеряны.

В отличие от своего отца Александра II, император Александр III завзятым охотником не был, но при этом любил природу, простую обстановку на охоте и "охотничье хозяйство" - разведение дичи, собак, строгое соблюдение охотничьих законов. В окрестностях Гатчины тогда охотились на самых разных зверей: медведей, волков, оленей, ланей, лисиц, зайцев. Из птиц чаще били тетеревов, фазанов, глухарей, реже - уток. Дети с ранних лет учились меткой стрельбе и со временем тоже участвовали в охотах. Отменным охотником считался цесаревич Николай Александрович.

Зато Александр III был заядлым рыболовом и это свое увлечение передал жене и детям. Различным способам ловли он предпочитал лучение рыбы ночью. Неудачным для него считался улов в несколько десятков рыбин (щуки шли отдельным счетом), в среднем же он ловил до двух сотен. На рыбалку отправлялся после десяти часов вечера, а, возвратившись, работал до утра. Еще в мае 1854 года в Карпин пруд выпустили 108 форелей из Ропшинского озера. Запустили форель в речки Ижора и Парица, говорят, она встречается в гатчинских водоемах до сих пор.

Ушла в прошлое царская Россия, а вместе с ней канула в лету и великолепная царская охота. Но остался парк "Зверинец", в котором до сих пор любят гулять гатчинцы. На озерах гнездятся утки, по прямым просекам парка скачут наездники, а вдоль многочисленных водоемов, замерев, стоят рыбаки с удочками, в надежде поймать заветную форель.

Аглаида Лой


Поделиться в соцсетях:

ВКонтакт Facebook Google Plus Одноклассники Twitter Livejournal Liveinternet Mail.Ru



При полном или частичном копировании материалов прямая и активная ссылка на www.zooprice.ru обязательна.
Яндекс.Метрика Рейтинг@Mail.ru