Разместить объявление



Происхождение собак - 3, мопсы и пекинесы

18.07.2010

Происхождение собак. Часть 1. Верхний палеолит

Как пес стал другом

На нефритовых холмах

Автор «Исторических записок» (иначе «Ши-цзи»), историограф II-I в.в. до н.э. Сыма Цянь рассказывает, что в 2600 г. до н. э. кочевое племя, тотемом которого был медведь, одержало победу над оседлым племенем, тотемом которого был бык. В результате два племени объединились под предводительством вождя первого племени Хуан-ди, который в последствии подчинил еще девять племен и вошел в историю под именем Желтого императора.

К заслугам Желтого императора, который в китайской мифологии считается предком всех китайцев хань, Сыма Цянь относит умение Хуан-ди приручать медведей, леопардов, рысей, пантер и тигров, которых тот использовал в битвах против своих врагов. Исторический труд «Хроники весны и осени господина Лу» («Чуньцю») (VIII-V в.в. до н.э.) донес до нас имя «создателя лошадей» Лу Бу-уэя – советника и правителя, назначенного одним из императоров династии Цинь.

И хотя, согласно авторам теории об одомашнивании собаки в районе Янцзы, это важное для человечества событие произошло именно там, история не сохранила имен тех, кто первыми одомашнили собаку в Восточной Азии. Еще в 1909 г. известный немецко-американский антрополог и ориенталист Бертольд Лауфер заметил что, «простой вопрос относительно приручения собаки обошла даже легенда».

Вместе с тем, собака являлась важной составляющей китайской культуры с древнейших времен. В древнекитайских рукописях содержится много упоминаний и описаний собак. Собаки часто изображаются и в китайском изобразительном искусстве. В книге «Китайское гончарное искусство династии Хань» Бертольд Лауфер приводит описание бронзового кубка эпохи династии Чжоу, на котором было выгравировано примерно 100 фигур различных животных, включая собак. Династия Чжоу находилась у власти с 1045 г. до н.э. по 256 г. н.э., т.е. около 800 лет.

И хотя более точной датировки Б. Лауфер не привел, в китайском изобразительном искусстве эти изображения собак считаются наиболее ранними из сохранившихся до наших дней. Из-за небольшого размера самой чаши изображения схематичны и неточны, но и они дают представление о типах собак, которые уже в то время существовали в Китае. Согласно В. Кольеру, на чаше изображены собаки трех типов: во-первых, крохотные, с коротким хвостом и прямостоящими ушами, во-вторых, с удлиненным корпусом, длинным хвостом, длинными конечностями и также прямостоящими ушами, и в-третьих, с более мощным корпусом, длинным хвостом и прямостоящими ушами.

Интересные, хотя и скупые сведения о типах собак в древнем Китае можно обнаружить в старейших словарях китайских иероглифов. В древнейшем из дошедших до наших дней словаре Эръя («Приближение к классике») (III—II в.в. до н. э.), авторство которого, по одной из версий, приписывается самому Конфуцию говорится, что собака с длинной мордой называлась хсьен, с короткой – хсе хсьяо, а чяо была собакой огромной силы.

В словаре иероглифов «Шовэнь цзецзы» («Происхождение китайских символов»), который был составлен в конце II в. н. э. Сюй Шэнем, китайским языковедом эпохи правления династии Хань, приводятся названия разных типов собак: хсьен или льен – черная собака с желтой челюстью (при этом говорится, что хсьен – много и громко лающая собака), мэнг – собака с длинной густой шерстью, и нгао – собака, которая «знает, о чем думает человек».

В «Книге песен», «Ши цзин» (XI—VI вв. до н. э.), упоминается, что хсьен и хсе хсьяо были охотничьими собаками. В «Шовэнь цзецзы» приводится рассказ о собаке Ао, которая была послана в качестве дани последнему владыке из династии Шан (1154-1122 г.г. до н.э.) Чжоу Синю одним из племен. Рассказывается только, что это была огромная собака, которая «знала, о чем думает человек». Один из авторов, живший в VI веке заявлял, что Ао был собакой красного окраса размером с осла.

Видимо это утверждение было знакомо Марко Поло, когда в 1290 г. он рассказывал, что «у людей в горах Тибета есть собаки, столь же крупные, как ослы, с голосом таким же мощным, как у льва». До наших дней сохранились многочисленные фантастические изображения собаки Ао, нарисованные китайскими художниками, жившими в годы правления династий Сун (Х в.) и Мин (XIII в.).

Другой автор пишет, что у «чяо» большой рот и черный окрас корпуса. В «Каталоге гор и морей», «Шань хай цзин» (III в до н.э. – III в. н. э.), в котором описывается реальная и мифическая география Древнего Китая и соседних земель, рассказывается о том, что «На нефритовых холмах обитает животное, которое внешне напоминает собаку, имеет полосатый окрас, как у пантеры, и рога, как у быка; называется оно «чяо»; голос его как у лающей собаки; в той стране, где оно появляется, собаки будут водится в изобилии».

Мужественное сердце льва

Первые упоминания о небольших собачках, именуемых «сычуань», «фу», «ло-чэн-цзе», «ло-чэн» встречаются в древнекитайских рукописях времен династии Ся (2183– 1752 годы до н. э.). Начиная с I в. в китайской литературе все чаще появляются упоминания о собаках «пай», которых более поздние авторы описывают, как очень маленьких и коротконогих собачек с короткой мордой и маленькой головой. Образно они называют собачек «пай» собаками «под стол», что дает точное описание их размера, учитывая, что в то время у китайских столов были короткие ножки, а люди сидели за столом на специальных подушках.

Как пишет В. Кольер, с того времени маленькими собачками заинтересовались китайские императоры, и в зависимости от предпочтений хозяина дворца, количество собак в Запретном городе могло доходить до нескольких тысяч. Собаки, которых впоследствии европейцы назвали пекинесами, считались священными в Китае. Скульптуры собак, напоминающих пекинесов, изготавливались из бронзы, слоновой кости, дерева и других материалов, а иногда украшались драгоценными камнями. Долгие годы только члены китайской императорской семьи могли иметь таких собачек, и кража одной из них являлось преступлением, которое каралось смертной казнью: провинившегося забивали насмерть камнями.

В истории появления крохотных собачек в Запретном городе переплетены легенды, религиозные традиции и история императорской власти. Легенда гласит, что царь зверей Лев в Сказочном лесу увидел прекрасную крошечную мартышку и влюбился в нее. Лев обратился с вопросом к покровителю зверей А-Чу о том, может ли он женится на мартышке.

А-Чу ответил, что сможет, если ради любви пожертвует своим большим размером и силой. Лев согласился и в результате союза Льва и мартышки родились «собачки-львы», которые сохранили черты отца-льва: величественную пышную гриву, царственную осанку и мужественное сердце, и матери-мартышки: подвижную и выразительную мордочку, крохотный размер, любознательность и веселый нрав.

Благоговение китайцев по отношению ко льву зародилось во времена императора Мин-Ди (28-75 г.г.), который был вторым императором из династии Хань (206 г. до н.э. – 220 г. н.э.). При императоре Мин-Ди началось проникновение буддизма в Китай.

Историческая хроника «Хоу Ханьшу» («История династии Поздняя Хань»), составленная в V в. историком Фань Е, рассказывает, что однажды ночью Мин-Ди приснился человек, излучавший золотой свет. Император рассказал о своем сне министрам, и один из них объяснил императору, что ему приснился Гаутама Будда – святой из Индии. Император послал делегацию из 18 человек разыскать последователей Будды.

В 68 г. н.э., через год после возвращения из Афганистана делегации, которая доставила в Китай изображение Гаутамы Будды, «Сутру из 42 глав» и двух буддийских монахов, по приказу Мин-Ди в Лояне, который был столицей Восточной Хань, был основан первый в Китае буддийский храм, названный «Храмом Белой лошади» («Баймасы»). Храм получил такое название в честь белой лошади, на которой в Лоян были доставлены буддийские святыни. Мин-Ди обратился в буддизм и почитался как Сын Неба и земной символ Будды, а в качестве символа новой религии император Мин-Ди принял изображение льва, который является, как символом Будды, так и в целом буддизма.

Гаутама Будда подчинил себе льва, который считался одним из самых свирепых диких зверей, а впоследствии стал защитником Будды, на спине которого Будда вознесся на небеса. Согласно одной из легенд, Будда часто путешествовал в одежде простого монаха. В странствиях его повсюду сопровождала собачка «хаппа», имевшая способность превращаться во льва, на котором Будда летал по небу, а в случае опасности по воле Будды из лап собачки выскакивали крошечные львы и превращались в огромных грозных львов, бросавшихся на его защиту. В буддизме лев считается священным животным, которое может охранять

Правду и отгонять злых духов. Факт отсутствия львов на территории Китая вызвал небольшое замешательство у Мин-Ди. Львов в Китай из Индии и Афганистана доставляли купцы в дар китайским правителям за право прохождения торговых караванов по китайской части Великого шелкового пути. Так, в 87 г.н.э. царь Парфии Пакор II послал льва в дар императору Чжану из династии Хань, правившему в 75 – 88 г.г.

На следующий год второго льва преподнесли императору юэчжи – восточно-иранский народ из Центральной Азии, который некоторые исследователи считают тохарами. Статуи первых каменных львов датируются начальным периодом династии Восточная Хань (25 – 220 г. н.э.). Из создавшегося конфуза, вызванного отсутствием львов в Китае, вскоре был найден выход. В качестве замены настоящим львам были выбраны маленькие собачки Фу. Их общество было безопасным, а также императору было намного легче подчинить их себе так же, как Будда подчинил себе льва.

Так с течением времени собачки Фу стали священными буддийскими символами и никогда не покидали пределов императорского дворца. Слово «Фу» в китайском многозначно. Оно переводится как «преуспевание», «большая удача», «счастье» и также похоже на слово «Фо», которое по-китайски означает «Будда». Поэтому собачек и называли «собачки Фу» или «собачки Фу Линь», что переводится, как «собачки, приносящие большую удачу и преуспевание».

Автор VII в. пишет о том, что рост «собачек Фу» составлял около 15 см, а длина – 30 см, и что это собаки с большим интеллектом, которые умеют удерживать поводья лошади, а также освещать путь хозяина ночью с помощью маленьких фонарей, закрепленных у них на спине. В исторической хронике, датирующейся 618 г. записано, что императору были подарены две «собачки Фу-Линь», а в хронике 732 г. пекинес перечисляется среди дани, которую платило одно из китайских государств Японии.

Во Дворце земного спокойствия

В Пекин собачки Фу прибыли в период правления династии Мин (1368-1644 г.г.). Когда в 1406-1420 г.г. по распоряжению императора Чжу Ди на горе Уданшань был построен дворцово-храмовый комплекс, получивший название «Запретный город», собачек разместили на его территории. После того, как власть перешла манчжурской династии Цин (1644-1912 г.г.), собачки, также как и дворец, достались победителям. Из 8707 (согласно легенде – 9999,5) комнат дворцового комплекса собачкам было выделено несколько десятков комнат во дворце императрицы. В XVIII-XIX в.в., в 8 км к северо-западу от Запретного города был построен дворец с поэтическим названием «Сады совершенного великолепия» (Юаньминъюань), позже получивший название «Старый летний дворец».

С этого времени императоры династии Цин жили и занимались государственными делами в этом дворце, а Запретный город они посещали для участия в официальных приемах. Поэтому туда перевезли и собачек. Разведение собачек Фу, которых на Западе называют пекинесами, достигло пика в период правления императора Даогуана (1820-1850 г.г.) из династии Цин. Примечательно, что племенные книги и родословные никогда не заполнялись. Однако существовали «Книги императорских собак», которые были украшены многочисленными иллюстрациями тех собачек, которые больше всего нравились. Эти изображения применялись как стандарты, а самому процессу разведения уделялось много времени.

Существовало много теорий относительно получения того или иного окраса, но излюбленной была теория, согласно которой беременным собачкам несколько раз в день показывали изображения и скульптуры самых красивых собак, а покои, где эти собачки содержались, украшались в тонах желаемых окрасов. Собачек укладывали спать на бараньи шкуры, чтобы у потомства была длинная и пушистая шерсть. Особенно ценились полностью белые собачки, так как такие щенки были редкостью.

Наиболее раннее упоминание о полностью белом (но не альбиносе) пекинесе, что было большой редкостью, относится к периоду династии Юань (1206-1370 г.г.). Белый цвет считался в Китае цветом скорби. Когда рождался полностью белый щенок, считалось, что в него воплотился дух кого-то из великих. Полностью белых щенков в большинстве случаев держали в храме и относились к ним с глубоким почтением. К белому пекинесу приставлялось двое слуг, которые ухаживали за ним и сопровождали на прогулку в дворцовом парке.

Окрасам собак давались поэтичные названия. Так, например, предпочитали собачек окраса, который описывался, как «черная туча над снегом», т.е. собачек с окрасом корпуса черного цвета и белыми конечностями и животом. Окрас «три разделенных цветка» представлял собой такой вариант пегого окраса, когда три отдельных окрашенных пятна располагались на белом фоне, а вокруг окрашенного корпуса проходила белая полоса, называвшаяся «орденской лентой».

Большинство дворцовых собачек было золотистого окраса разных оттенков, приближающихся по тону к императорскому желтому цвету. Ценились также собачки с белым пятном на лбу. Также предпочтение отдавалось собачкам с темными пятнами около ушей и темными кругами вокруг глаз, напоминающими огромные роговые очки важных чиновников и ученых, так как считалось, что такие темные пятна придают собачкам вид мудрости и учености.

Эти собачки были известны в Китае под различными названиями: «собаки-львы» (из-за пышной «шевелюры», напоминающей львиную гриву), солнечные собаки (из-за наиболее распространенного золотистого окраса шерсти), а также «собаки для рукава» (потому что они были такие крошечные, что помещались в рукавах одеяний китайских правителей и вельмож). Согласно буддийской традиции львы-стражи обычно изображались придерживающими одной лапой сферу, символизирующую по одной версии, «Цветок жизни», а по другой, буддистское знание, несущее просветление и могущее исполнять желания, поэтому пекинесам в качестве игрушек давали мячи, разукрашенные вышивкой и драгоценными камнями.

В Саду вечной весны

Для повышения собственного престижа императрица Цыси (1835-1908 г.г.), известная также как «Старый Будда», окружила себя миниатюрными «собаками-львами», утверждая, что они очень похожи на львов. В ее правление количество собачек при дворе достигало нескольких сотен. Императрица Цыси даже написала знаменитый стандарт пекинеса в поэтической форме. Американская художница Кэтрин Огаста Карл (Katharine Augusta Carl) (1865 – 1938 г.г.) в 1903 г. специально поехала в Китай, чтобы нарисовать портрет императрицы Цыси для Всемирной ярмарки 1904 г. в Сент-Луисе (Миссури, США).

В книге воспоминаний о 9 месяцах, проведенных при дворе императрицы Цыси, она рассказывает, что в Летнем дворце у императрицы Цыси была псарня, в которой за собаками ухаживали евнухи. В этой псарне было «несколько изумительных экземпляров пекинских мопсов и что-то вроде небесных терьеров».

Разведение мопсов осуществлялось особенно тщательно, и достигло высшей степени совершенства: «их пятна были совершенно симметричны, и их шерсть была длинной и шелковистой», а сами собачки «были удивительно смышлеными». У императрицы Цыси было несколько дюжин таких собачек, но среди них у нее были любимчики, а две собачки занимали привилегированное положение.

Одна из них, как называла ее К. Карл, «небесный терьер», была в высшей степени смышленой и умела делать разные трюки, которые доставляли большую радость императрице. По команде императрицы собачка притворялась мертвой сколь угодно долго, и не реагировала на остальных присутствующих до тех пор, пока сама императрица не давала новой команды. Другой особенно любимой собачкой был «пекинский мопс», которого императрица выделяла за красоту.

Он был желтовато-коричневого цвета с большими влажными светло-карими глазами. Пес был очень предан императрице, но так как он с трудом дрессировался, она назвала его «Шадза» – «Глупыш». К. Карл отмечала, что всем собачкам сама императрица давала клички, и все собачки хорошо знали ее голос, а завидев ее, гурьбой подбегали к ней. Императрица выделила для своих собачек отдельный очень красивый павильон с мраморным полом. Там у каждой собачки было свое место для сна и своя шелковая подушка. Ежедневно евнухи выводили их на прогулку и регулярно купали. Павильон располагался рядом с Тронным залом Летнего дворца, поэтому императрица имела возможность постоянно следить за своими собачками.

Заринэ Лоренцовна Арушанян

Происхождение собак. Часть 4. А-Кам – «Адам» всех пекинесов


Поделиться в соцсетях:

ВКонтакт Facebook Google Plus Одноклассники Twitter Livejournal Liveinternet Mail.Ru




При полном или частичном копировании материалов прямая и активная ссылка на www.zooprice.ru обязательна.