Сезонная распродажа одежды и обуви для собак в сети зоомагазинов ВАКА

На съёмках фильма "Последняя дорога", часть 2

Антипаразитарные средства ДокторZOO и 250 мл

Читать На съёмках фильма "Последняя дорога", часть 1

На съёмках фильма Последняя дорогаВ начале февраля из-под Луги, с рысистого конного завода "Звездочка" привезли трех орловских жеребцов-производителей: серого Капкана, вороного Итога и Велюра. Привезли их днем, когда мы с основной массой лошадей были на съемках. Возвращаемся вечером голодные и продрогшие, а перед воротами павильона с криками "Не въезжайте сюда, не въезжайте" мечется Толя Наумович. Ну да, конечно, на улице ночевать останемся. Въезжаем и видим: в трех стойлах, заколоченных со всех сторон листами фанеры, рвутся с цепных развязок, ломают стенки и вопят дурными голосами вышеозначенные жеребцы.

Попрыгали, пооёрали, к ночи вроде успокоились. На следующий день съемка на Дворцовой площади. В кадре должно происходить следующее: под Аркой Главного Штаба Капкан в маленьких саночках везет императора, а попутные и встречные экипажи расступаются, освобождая им дорогу. Съемка с операторской "Чайки", идущей в том же потоке. Распределили, кто и как едет, куда сворачивает.


На съёмках фильма Последняя дорога "Камера, мотор, начали, пошли саночки, поехали кареты". Капкан вбегает в кадр, видит вокруг себя множество кобыл, встает на вертикальную свечу и так продолжает движение, но вовсе не туда, куда было задумано. Все, даже я на четверке, успели среагировать, перестроиться и пропустить не только его, но и операторскую машину. Дубль снят, но оператор ехидно замечает, что все было здорово, но мы снимем кино не про это. Все происходящее на съемочной площадке радостно снимало ленинградское телевидение, пытаясь взять у нас интервью с комментариями происходящего.

Вечером администрацией картины жеребцам вынесен приговор: "Красивы, но опасны, отправить обратно в завод". "Звездочка", ссылаясь на отсутствие транспорта, забирать их не спешила, отдельно заниматься ими было некогда и некому, вот и брали их с собой на съемки, сначала под всадников, потом опять запрягли. И вот иду я как-то ночью вдоль Таврического дворца, среди беспорядочно стоящих в ожидании съемок экипажей и наблюдаю следующую картину.

На съёмках фильма Последняя дорогаСтоят двое саночек, в саночках, запряженных Итогом, сидят Ира Дербина и Надя Шаганова, приехавшие с конями с завода, а у Велюра - никого. Жеребцы, накрытые одеялами, мирно спят, невзирая на окружающих их лошадей. Так они и отработали всю картину, только Ира иногда жаловалась, что они ей руки до колен растянули. Волею судеб позже мне пришлось много лет работать с сыном Капкана - Байкалом.

Количество лошадей в павильоне все увеличивалось. Начались съемки "Левши", и их кони, естественно, стояли тут же. Несколько небольших кинокартин, в том числе приезжих, скорректировали свои планы и использовали лошадей и экипажи в перерывах основных съемок. Охрана киностудии сначала пыталась как-то контролировать выезд со студии упряжек и всадников, потом, поняв бесперспективность этой затеи (выезд продолжался почти круглосуточно), требовала пропуска только на вывоз экипажей.

Приключений на этой картине было немало. Уже в марте в Михайловском саду, около выстроенных художниками двух высоких катальных горок, несколько дней снимали петербургские гуляния. Съемки были с большим количеством актеров и массовки, со всеми нашими экипажами и санками, верховыми лошадьми из СДЮШОР. Так вот, сидим мы как-то вечером большой компанией у меня в каптерке, пьем чай, оттаиваем, байки травим.

На съёмках фильма Последняя дорогаВдруг открывается дверь, входит наш знакомый конник и спрашивает: "Что же вы, братцы, себе позволяете? У меня жена сегодня пошла с собакой (борзой) в кино посниматься, денег заработать. Возвращается сейчас и рассказывает: "Идем по парку, никого не трогаем, собака на длинном поводке, гуляет". И вот прямо по поводку пролетает огромная лошадь с пустыми санками. Жена на одном конце поводка крутится, собака на другом, посредине лошадь. Теперь жена валерьянку пьет, собака на улицу выходить не хочет.

Что это было?". А это учхозовская Двина бегала, кучера из санок в сугроб вывернув. Двина была огромной шикарной кобылой ганноверской породы, в упряжи ходила хорошо, но зевать при езде на ней было категорически пртивопоказано. (Несколько позже, на съемках "Собачьего сердца", когда мне удалось раздобыть старинный упряжной пелям*, она идеально ходила в пролетке даже по Невскому проспекту.)

На съёмках фильма Последняя дорогаУ Елагина дворца снимали съезд гостей на бал, кареты по одной подъезжали к дверям, высаживая своих пассажиров. Вереница экипажей вынуждена была долго неподвижно стоять на наклонном пандусе. Непривычные к упряжи мелкие лесхозные лошадки не хотели держать кареты на подъеме, осаживали. Пришлось за высокий парапет пандуса положить коноводов, которые в нужный момент ползком подсовывали под колеса откатывающихся карет поленья.

Лошадей на кинокартине было много, но их все равно не хватало, приходилось идти на хитрости, ставить в кадр карету без лошадей, якобы загороженных другой каретой или углом дворца. Доставлялась эта карета на съемочную площадку следующим образом. На место дышла крепился короткий деревянный брусок, который с помощью хитрой системы веревочных растяжек привязывался к задней оси передней, запряженной лошадьми, кареты. Другими растяжками кареты скреплялись между собой.

На съёмках фильма Последняя дорогаПо городским улицам этот своеобразный тандем ехал легко, а вот на узких извилистых дорожках Михайловского или Таврического садов периодически пытался застрять между деревьями или увязнуть в сугробе. Приходилось отвязывать заднюю карету, перекатывать ее руками, снова привязывать, пока наконец-то она не оказывалась в выбранном оператором месте, зачастую в сугробе, вдали от дорожки.

На пушкинской четверке (Кукла, Коломбина, Зачетка, Реклама) я за время съемок наездился вдоволь. Голова в цилиндре на морозе абсолютно деревенела уже спустя несколько минут. К концу съемок кони уже не реагировали ни на дым, ни на ревущие огромные, из списанных самолетов, ветродуи, ни на летящий в морды пенопластовый "снег". Однажды при проезде в густом пиротехническом "тумане" остановился за кадром, решив подождать, пока он рассеется и, как выяснилось, не зря.

В метре перед лошадьми обнаружился фонарь, и отнюдь не бутафорский. Однажды на этой четверке, запряженной в ландо ("карета Геккерна"), пришлось разворачиваться на набережной Мойки, на другой от квартиры Пушкина стороне. Темнело, ездить для разворота на далекий перекресток было некогда, вот мы и использовали для разворота левый тротуар и часть подворотни. На этой же набережной, у японского консульства, по дороге на съемку приходилось выполнять "серпантин" между автомашинами с дипломатическими номерами. Ощущения не из приятных. На перегонах четверка ходила в колонне экипажей головной, сразу за машиной ГАИ. Как-то я замешкался с маневром, но лошади сами четко перестроились за привычной машиной с мигалкой (даже обидно).

На съёмках фильма Последняя дорогаВ середине февраля часть лисинских лошадей, возок, кибитку и розвальни на несколько дней снова увезли в Колтуши. Нужно было все же снять траурный санный поезд, везущий в Михайловское гроб с телом Пушкина. Ужасы об этих съемках рассказывали долго. О том, как неслись с горы тройки, поворачивая на одном полозе у самой камеры. О том, как эти возок и кибитка все же переворачивались и кучера героически останавливали коней, волочась за ними по сугробам. Сказав "героически", я ни капли не преувеличил. Тройки, даже собранные, как здесь, из рабочих лошадок, достигают приличных скоростей, а снег, он только с виду мягкий. Брошенная же тройка почти наверняка побьется сама, да и окружающих перекалечить может немало.

А еще с этих съемок привезли козленка. Он долго жил у нас в павильоне, а после окончания съемок перебрался на конюшню в мотель "Ольгино", где одним из его любимых развлечений стали прыжки со столика на столик в открытом кафе.

В последние съемочные дни было уже тепло, снег привозили на самосвалах, сыпали в кадр, где он моментально и таял. Приходилось сыпать пенопласт. Кони и люди блаженствовали на солнышке, отогреваясь после суровой зимы.

На съёмках фильма Последняя дорогаК концу апреля съемки закончились окончательно. Я остался в павильоне один, но почти каждый день ко мне заходили конники, сидели на декорационной скамье напротив каптерки, вспоминали свои зимние приключения, строили планы на будущее.

Изнывая от безделья, сходили как-то в ЦПКиО, предложили дирекции организовать в парке конюшню. Дирекции идея понравилась, нам предложили самим восстановить под конюшню два разваленных домика на берегу Невы. Денег на это парк не имел, мы тоже. Вскоре в этих восстановленных из руин зданиях разместился ныне прославленный конный центр "Простор".

Экипажи и упряжь остались на хранение в павильоне, т.к. исторических картин снималось много, и это было удобнее, чем каждый раз привозить экипажи из Сосновой поляны, филиала киностудии.

На съёмках фильма Последняя дорогаДвадцатого августа обрушилась половина крыши аварийного здания. Раздавленными ею оказались злополучные возок и кибитка, да немного зацепило одну из карет. Чтобы достать упряжь из заваленной каптерки, пришлось ножовкой пропиливать проход в огромной груде балок, досок и прочего.

Впоследствии здание бывшего съемочного павильона было капитально отремонтировано и перестроено, сейчас в нем магазин электроники.

Михаил Воробьев,
фото автора и из архива автора

879

Поделиться в соцсетях:

ВКонтакт Facebook Google Plus Одноклассники Twitter Livejournal Liveinternet Mail.Ru





Разместить объявление

При полном или частичном копировании материалов прямая и активная ссылка на www.zooprice.ru обязательна.

Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика