ИППОСФЕРА – Санкт-Петербургская международная конная выставка

Конные номера на городских праздниках в Ленинграде

07.01.2008

На футбольном поле и ледовой арене

Байки от Михаила Воробьева

В семидесятые годы конюшня зоопарка постоянно участвовала в различных городских праздниках и фестивалях. Я хочу рассказать о двух из них.

До свидания, "Белые ночи"!

"Белые ночи" - традиционный фестиваль искусств, одиннадцатый раз пришёл на берега Невы. По традиции фестиваль завершается большим театрализованным представлением, которое состоялось на стадионе им. Ленина. Праздник посвящен героям девятой пятилетки.

Обращением к потомкам, к памяти, воскрешающей героическое прошлое Ленинграда, стали эпизоды театрализованного представления (режиссёр - народный артист СССР Г. А. Товстоногов). Перед тысячами зрителей проходят колонны революционных балтийских моряков и солдат Великой Отечественной, проносятся отряды Красной конницы. На подмостках появляются наши любимые герои: Павел Корчагин (артист В. Конкин), Максим (народный артист СССР Б. Чирков) из трилогии о Максиме. И звучат, льются песни.

Как всегда, почётное место на фестивале отведено балету. Вот на зеленом поле стадиона появляется стая "маленьких лебедей", а на эстраде солисты Академического театра оперы и балета им. С.М. Кирова Наталья Евтеева и Сергей Бережной танцуют адажио из "Лебединого озера".

Настоящий парад "звезд" - популярных артистов театра, кино, эстрады -прошел перед зрителями на стадионе. В большом концерте приняли участие народные артисты СССР Г. Отс, Б. Чирков, заслуженные артисты РСФСР Бен Бенцианов, В. Матусов, Э. Пьеха, В.Трошин, артисты Л. Сенчина, М. Пахоменко, ленинградский писатель-сатирик М Жванецкий, вокально-инструментальные ансамбли "Белые ночи", "Поющие гитары", "Дружба", "Ленинградский диксиленд" и другие.

"Ленинградская правда". 30 июня 1974 года

Фестиваль на стадионе

В эти дни на дорожке стадиона можно было увидеть и старинную пожарную автомашину, и современную, и трактор "Кировец", и тележку, запряженную пони. Два дня фестиваля (29 и 30 июня) вместили четыре представления: дневные (15-00) и вечерние, заканчивавшиеся уже в темноте, насколько это возможно в белые ночи. До этого были несколько дней репетиций и прогонов программы, да 25 июня перегон карет с киностудии на стадион.

Основная задача экипажей и автомашин на этом празднике была необычна. Сцена находилась в центре стадиона, очень далеко от выходов на поле, вот и вывозили к ней участников концерта на автомашинах и экипажах.

Начиналось представление историко-революционным прологом. Шагали по беговой дорожке стадиона красногвардейские отряды, ехали грузовики с революционными матросами, выезжала и останавливалась у трибун конармейская тачанка. Из динамиков звучало: "Ты только прикажи, и я не струшу, Товарищ Время". Потом всё на секунды замирало, и в грохоте и дыму разрывов на дорожку из-под трибун галопом вылетал отряд красной кавалерии. Пиротехники зарядов не жалели, в дыму был весь стадион. Добавлял грохота и пулемёт с пристроившейся к отряду тачанки.

Проскакав три четверти круга, от отряда отделялись два всадника и неслись в центр поля, к сцене. Владимир Конкин (ещё не сыгравший Шарапова) поднимался на сцену и произносил монолог Павки Корчагина, своего героя из недавно вышедшего на экраны фильма. Спустившись со сцены, он прыгал в седло, и всадники неслись догонять отряд. Второй всадник, а это был Анатолий Ходюшин, тогда начальник пушкинской школы верховой езды, на скаку крутил джигитовку. Отряд за время монолога успевал за трибунами перестроиться в колонну по два. Лента кавалерии и догнавшие её всадники под звуки песни "Каурые и белые, соловые и рыжие, проходит кавалерия" рысью делала по стадиону еще круг.

После напутствия пиротехников: "Вертите шашками только те, кто умеет, чтобы нам их потом по дорожке не собирать" шашками вертели все. Однажды коноводы не удержали тачаночных, испугавшихся взрывов коней, и тачанка влетела в середину отряда. Пулеметная очередь прямо в лошадиные морды была для всадников и их коней полной неожиданностью. После пролога начинался концерт звезд.

Пароконный фаэтон вывозил Мистера Икса - Георга Отса (увозила его после выступления открытая "Чайка", делавшая круг по стадиону).

"Ленинградский диксиленд", играя на ходу, выезжал на старинном пожарном автомобиле.

Бориса Чиркова - Максима вывозил петербургский извозчик, Марию Пахоменко, исполнявшую русские народные песни, - тройка в открытом тарантасе.

Детский танцевальный ансамбль выезжал на двух зоопарковских тележках, запряженных пони (девочки в школьной форме) и двух открытых уазиках (мальчики в форме суворовцев). На тележке пони, с авоськой пустых бутылок, выезжал и Евгений Моргунов (самогонщик из одноименного короткометражного фильма).

Дважды за концерт выезжала на поле открытая золоченая карета с двуглавыми орлами на дверцах, взятая со съемок "Звезды пленительного счастья", где в ней ездила императорская семья. Вывозила она Людмилу Сенчину и Вячеслава Тимошина, а чуть позже - Эдиту Пьеху и Александра Броневицкого.

Сенчину на сцене подстерегало неожиданное приключение. Закончив песню Золушки ("на окне моем стояли два хрустальных башмачка"), она пыталась уйти со сцены, но дорогу ей преграждали гвардейцы кардинала. Естественно, на ее защиту тут же вставали мушкетеры. И вот гвардейцы побеждены, один из мушкетеров увозит Золушку, посадив ее на лошадь перед собой. За ним следуют еще два мушкетера, маленькая кавалькада проезжает по дорожке полкруга.

Школ верховой езды в те годы было только две: в пушкинском и сестрорецком парках, оттуда и взяли всадников. Отрядом красной кавалерии они были все вместе, а пушкинские кони ходили еще и под мушкетерами.

В экипажи пошли, естественно, зоопарковские лошади, а так как их не хватило, то дядя Яша* договорился взять лошадей в совхозе "Петродворцовый" (деревня Низино). Лошади эти уже были нам знакомы, так как постоянно участвовали в киносъемках.

(*Яков Израилевич, Я.И., дядя Яша, "шеф" - Яков Израилевич Найшулер, в прошлом спортсмен-конник, кавалерист, дошедший до Берлина, 1-й директор нынешней СДЮШОР, а в описываемый период - руководитель конюшни Лензоопарка.)

Из совхозных лошадей собрали тройку, одну лошадь запрягли в пролетку. Проблема возникла с парой в открытую карету. Петергофские серые рысачки Калина и Монета подходили идеально, но абсолютно эту карету не тянули. То ли не хотели, то ли не умели. Переубеждать и учить было уже некогда, вот и пришлось переставить Калинку (она с темной гривой) пристяжкой в тройку, а на ее место - рыжего беломордого Лебедя.

Абсолютно спокойный деревенский рабочий конь, он, простояв несколько дней в толпе, где каждый норовит погладить-потрогать-потыкать, к концу праздника начал бросаться на людей как собака, так его достали. Уже в девяностые я встретил его на дороге около Петергофа. Не узнать его было невозможно.

Конюшни зоопарка в Новой Деревне не было уже с марта, поэтому привезенные в Ленинград лошади были размещены в Школе высшего спортивного мастерства, находившейся на Лермонтовском проспекте, в помещениях бывшего Николаевского кавалерийского училища. Лошади школы были в это время на загородной базе, конюшни пустовали. Далековато, конечно, от стадиона, особенно если ездить на совхозных лошадях без седел, но выбирать не приходилось.

В дни подготовки репетиции и прогоны были бесконечны, поэтому на стадионе мы все пропадали с утра до поздней ночи.

Экипажи постоянно находились в толпе, среди огромных ревущих "Кировцев", участвовавших в прологе, сигналящих пожарных автомобилей, но привычные к киносъемкам лошади не обращали на них внимания. Происшествие случилось только одно. Однажды вечером я стоял и беседовал с участвовавшими в празднике мотоциклистами (позже их называли рокерами). Вдруг мимо нас галопом летит пони Малышка. Оказывается, она испугалась сирены и мигалок пожарной машины, вырвалась у коновода и понеслась с тележкой в сторону дома. Мотоциклисты отреагировали мгновенно: "Поймать?". "Да". Мотоцикл взвывает, девчонка прыгает за спину мотоциклисту и через пару минут возвращается на тележке. Поймали пони еще на стадионе.

Запомнилось: вечер, я почти лежу, откинувшись на спинку золоченой кареты, вверху, высвечивая огромные воздушные шары, ходят лучи прожекторов, над стадионом звучит "Светит незнакомая звезда". Это была премьера песни.

Предполагалось, что подобные концерты станут ежегодными и традиционными, да, видно, не сложилось.

Новый год в "Юбилейном"

Самым большим новогодним представлением, в котором участвовала в те годы конюшня зоопарка, был праздник во дворце спорта "Юбилейный". Продолжался он все школьные каникулы - с 1 по 10 января 1978 года, по 2 представления в день, утром и днем.

Ставил праздник Леонид Исаакович Менакер, известный кинорежиссер и сценарист к/с "Ленфильм", его ассистентом был Владимир Петрович Возненко, впоследствии режиссер-постановщик многих городских праздников.

Праздник был центральным городским новогодним представлением, билеты распределялись по школам, поэтому трибуны всегда были полны старшеклассниками.

По краю ледяного поля, которое и было основной площадкой праздника, из деревянных щитов была выложена узкая кольцевая дорожка, в торце поля была устроена сцена. По этой дорожке и вдоль нее, по льду, и шел парад литературных героев: ехали на велосипеде Волька с Хоттабычем, на галеоне "Секрет" "плыли" капитан Грей и Ассоль, выезжал на русской печке Емеля, на разукрашенных восточных носилках свита в чалмах несла Фархада.

Участвовали в этом параде и лошади: золоченая карета везла Золушку, верховые кони - Руслана с Людмилой, богатырей (почему-то двух, а не трех), Дон Кихота. Санчо Панса ехал, естественно, на ослике.

Герои поэмы "Руслан и Людмила" представляли собой многофигурную композицию: Руслан сидел верхом на коне, перед собой он держал Людмилу, а Черномор вел коня под уздцы. Вез Руслана и Людмилу чистокровный (от Гей-Вериора) жеребец Агат, волею судеб попавший на нашу конюшню. Черномор, путаясь в длиннющей бороде и восточных, с загнутыми носами, туфлях, постоянно опасался попасть под его копыта. Руслан, по первоначальному замыслу, должен был, кроме Людмилы, держать еще меч и щит, но потом подсчитали количество его рук и от этого замысла отказались.

Наличие жеребца в ограниченном пространстве "закулисья" создавало проблемы. Сначала мы попытались привязывать Агата в фойе. Не получилось, стены - сплошные стекла и зеркала, а будучи привязанным к двери на трибуны, он перекрывал проход, пытаясь кусать проходящих. В результате привязывали его у дальнего выхода на дорожку, вдали от остальных лошадей. На второй примерно день привязали недостаточно хорошо, он отвязался и кинулся к лошадям. Рванул напрямик, через лед.

Дальше мы наблюдали такую картину: за сценой, посреди ледяной площадки, на брюхе, распластавшись, как огромный жук, лежит Агат и пытается хотя бы ползти, встать на ноги уже не надеется. Лед под ним подтаивает, подковные шипы вырубают во льду борозды, но помогают мало. Когда, минут через пять, Агат все-таки дополз, зацепился шипами за щит и на него вылез, он уже не хотел ничего. Все остальные дни он вел себя очень смирно. Представляю, какие слова произносил машинист ледовой машинки, заравнивая распаханный шипами лед.

Карету Золушки, со стоявшим на запятках принцем, возила пожилая рысачка Рация. Ширина колеи экипажа была всего на несколько сантиметров меньше ширины дорожки, поэтому кучеру приходилось прикладывать немало усилий, чтобы с этой дорожки не упасть на лед, особенно учитывая слепившие глаза прожектора. Карета была не очень похожа на придворную, но зато "золоченая".

Россинанта изображал буденновец Бюджет, ветеран конкура, 24 лет от роду. Был он, правда, не классически серым, а рыжим, но, несмотря на это, уже много лет играл ту же роль в балете театра им. Кирова. Бюджет еще в спортивной молодости прославился тем, что препятствие "каменная стенка" прыгал как собака, отталкиваясь от него. Удивил он всех и здесь.

На одном из представлений сложилась ситуация, когда Дон Кихоту пора выезжать, а проезд по дорожке загорожен реквизитом. Ждать, пока освободят проход, уже некогда. Кидаем на идеально скользкий, как показала история с Агатом, лед цепочку обычных резиновых ковриков, я подвожу Бюджета к краю дорожки, и, взяв за кольцо трензеля, тяну его вперед. Конь доверчиво и спокойно ступает на резину, и, опираясь на трензель, уравновешивается. На расстоянии шага лежит следующий коврик, все повторяется, и так до выхода на дорожку за кучей реквизита.

Литературных героев изображали, в основном, актеры-любители из ДК "Трудовые резервы". С лошадьми нас работало на этом празднике шестеро. Дядя Яша возил Золушку, Русланом был Николай Смирнов, богатырями - Алексей Романов и Надежда Дмитриева, нам с Семеном Эдельштейном достались роли Дон Кихота и Санчо Панса. "Роль со словами" была только у меня. Текст помню до сих пор, хотя, размахивая копьем, только открывал рот под фонограмму.

Первые дни усы и бороды нам клеили гримеры балета на льду, клеили как своим, выделывающим невероятные трюки фигуристам. Помучившись с отдиранием намертво приклеенного, в дальнейшем мы клеили их себе сами, а Черномор вообще пришил резинки и к усам, и к бороде. Я, повозившись пару дней с рыцарскими латами, привязал резинки к ним и надевал как фартук и нарукавники. Железный нагрудник выручал, когда при развороте кареты в тесноте и темноте в грудь упиралась железная оглобля.

Приезжали мы во Дворец спорта утром, задолго до начала первого представления, а уезжали после окончания второго. Входили лошади в "Юбилейный" через неиспользуемое фойе и, через проход сквозь трибуны, по специально сделанной эстакаде, спускались за сцену. Стояли кони прямо за сценой, привязанные к бортику трибун, край ледового поля в этом месте был закрыт деревянными щитами. Весь день люди и лошади были в тепле, что сильно радовало, т.к. зима стояла морозная.

В перерыве между праздниками на льду тренировались фигуристы-олимпийцы (отчетливо помню Алексея Уланова), также можно было взять коньки и покататься самим. Яков Израилевич пользовался этой возможностью, и мы с удивлением видели, что у него неплохо получается.

До зоопарка кони добегали по морозу очень быстро, но возникала заминка в ожидании открытия ворот. Потом придумали: кто-либо из нас, встав ногами на седло, перебирался на забор зоопарка (тогда еще низкий деревянный), с забора спрыгивал внутрь и открывал ворота без помощи сторожа.

Каникулы закончились, дети пошли в школы, у нас начались очередные киносъемки, и, стоя с лошадьми на продуваемых набережных и площадях, мы долго еще вспоминали новогодний праздник в "Юбилейном".

Михаил Воробьев

zooprice.ru

Поделиться в соцсетях:

ВКонтакт Facebook Google Plus Одноклассники Twitter Livejournal Liveinternet Mail.Ru



Разместить объявление


При полном или частичном копировании материалов прямая и активная ссылка на www.zooprice.ru обязательна.
Яндекс.Метрика Рейтинг@Mail.ru