Hurtta - одежда для собак из Финляндии

Анатолий Иванович Танков - полвека в седле, часть 4

Читать Анатолий Иванович Танков. Полвека в седле. Часть 1.

Анатолий Иванович Танков А.И. Танков на Фазане, Кострома, 1997 г.

В 1989 году сборная УзССР по выездке была одной из сильнейших среди команд союзных республик. Чтобы усилить команду, А.И. Танков передал своего олимпийского коня Ижорска мастеру спорта Галине Жигаловой, запасным у нее был Фазан. У самого А.И. Танкова основным конем остался Нифлор, второй лошадью стал молодой арабо-тракененский Тополь.

Третьим всадником команды была Е. Федоренко на Аэроне, на котором в 1986 г. А.И. Танков стал Чемпионом СССР в Среднем II (Москва, "Битца"). В этом составе команда начала готовиться к Чемпионату СССР, который, как оказалось, стал последним чемпионатом Советского Союза.


Сборы проходили в Москве, где одновременно с подготовкой к Чемпионату спортсмены должны были принять участие в ЦС "Спартака", а также в Чемпионате Профсоюзов и Личном Чемпионате. Лошади стояли на "Планерной", подготовка шла своим чередом до тех пор, пока... пока Тополь, встав в деннике на свечку, не попал передней ногой между прутьями решетки. Ногу высвободили, кости оказались целы, но травма была серьезной, конь хромал, ни о каких тренировках не могло быть и речи. И снова Анатолию Ивановичу пришлось лечить лошадь. За неделю до начала соревнований коня стали лишь только шагать. Ветврач Нина Николаевна Ханжина, глядя на Тополя, с некоторым сомнением произнесла: "До выводки допущу... А там посмотрим".

Выводку Тополь прошел. К этому времени исчезла хромота. Но стартовать на лошади, которая на две недели выпала из режима подготовки... Тем более, что Тополь не опытный боец, а всего лишь молодой конь, для которого эти старты первые. Вслух об этом не говорили, но на лицах спортсменов явно читалось сомнение. Сомневался ли Анатолий Иванович? "Я знал, что конь подготовлен неплохо, предполагал, что попаду в десятку, но помнил, что для Тополя это первый старт, не забывал и о травме." Старт в "Битце" - и второе место в Малом Призе и в Среднем I. Таков результат выступления Танкова на Тополе.

Подходил Жагоров, Ковшов, поздравляли. Вернулись на "Планерную". Теперь уже никто не скрывал удивления: "Даже не думали, что такое возможно!". Выступление в Личном Чемпионате СССР также было успешным: две золотые медали (Малый Приз и Средний I) завоевал Танков на Тополе. На Нифлоре, который только начал выступать по Большим Ездам, вошел в десятку лучших всадников страны. Командный Чемпионат СССР проходил в Риге, и вновь не обошлось без неприятных сюрпризов: Нифлор плохо перенес дорогу, нервничал. Лошадей вывели из коневоза, разместили в конюшне, оставили отдыхать, а их накормили мокрой зеленкой - и Нифлор "вышел из строя". А старт через два дня.

На старте Нифлор был не в лучшей форме, пришлось проехать для зачета, и пара Танков-Нифлор осталась шестой, хотя была в числе главных претендентов на медали. Галина Жигалова на Ижорске заняла III место в личном зачете. Е. Федоренко выступила неудачно. Тополь не подвел Анатолия Ивановича: первое место в Малом Призе (медали разыгрывались по сумме двух езд) второе - Средний I - и по сумме А.И. Танков стал Чемпионом СССР, а команда УзССР - бронзовым призером Чемпионата.

Анатолий Иванович ТанковГ. Жигалова на Хусте, Н. Новгород, 2000 г.

Возвращение в Ташкент было не очень радостным: спортивные успехи - это спортивные успехи, а в республике все сильнее чувствовалось обострение национального вопроса. Еще в Москве, до Чемпионата в Риге, А.И. Танкову и его жене Г. Жигаловой поступило предложение переехать в Калугу. Решение давалось тяжело: за семь лет, проведенных в Узбекистане, А.И. Танков дважды стал Чемпионом СССР, подготовил несколько мастеров спорта, выявил много перспективных лошадей. "Было жаль уезжать и оставлять лошадей, - говорит Анатолий Иванович, - они были с большим потенциалом".

Но многие покидали республику, и А.И. Танков согласился на предложение работать в Калуге. Школа в Калуге существовала уже двадцать лет. Организовал ее В. Бухарин - спортсмен-конкурист. Но после его трагической гибели постепенно пришла в упадок. "Пришлось начинать практически с нуля, - вспоминает Анатолий Иванович. - Ребята, которые ходили в школу, разбежались, никто с ними не занимался. Вернулись, когда узнали, что мы приехали. Привели в порядок лошадей, собрали юношескую команду - четыре человека, и стали готовиться. А куда готовиться? Спортсмены из Калуги никогда никуда не выезжали, проводились лишь городские соревнования по конкуру. А ведь через полгода В Костроме должен был состояться Чемпионат России среди юношей. Вот и стали планомерно к нему готовиться".

Из разговоров с Анатолием Ивановичем:

- Анатолий Иванович, а для себя выбрали лошадей?
- Тех лошадей, с которыми полегче работать было, отдали ребятам, а себе взяли, что осталось - выбирать было не из чего. Для себя взял арабо-тракененского Призера (он попал к нам из конкура - нервная система сорвана, заводной - удержу нет) и латвийского Сенатора. С ним юноши не справлялись - рвал корды, увозил с манежа, лансадил. Людям не доверял.

Пришлось садиться на него самому. Был он крепкий, сильный и, главное, целый. А для Гали в буквальном смысле из упряжки взяли каракового латвийца Домино. Он него к этому времени все отказались - он просто разбил, разбомбил все упряжки. Стоял безвыездно в деннике - челка до ноздрей, шерсть лохматая. Вычистили, подстригли, привели в порядок - преобразился конь.

Как-то веду его, а навстречу мне дедушка-возчик, тот самый, у которого Домино упряжки разбивал. Вижу: любуется конем. Спрашиваю: "Филиппыч, взял бы себе такого?" Он: "Конечно, от такого кто ж откажется?! Не то, что у меня был..." А потом присмотрелся повнимательнее: "Мать честная! Так это ж он и есть! Домино!" Вот на нем Галя и завоевала две серебряные медали на Чемпионате России в Костроме (Малый Приз и Средний I), став первым всадником из Калуги - призером Чемпионата".

Ну, а для юношей, учеников Анатолия Ивановича, первым стартом стали соревнования на первенство города. Юные всадники стали перворазрядниками (а ведь тренировались они всего пять месяцев и начинали практически с нуля).

Анатолий Иванович ТанковА.И. Танков на Фазане. Награждение победителей. Москва, ЦСКА, Кубок Вольво, 1996 г.

"Нам очень помогло наличие теплого манежа, - говорит Анатолий Иванович, - заниматься можно было в любую погоду". Но впереди был Чемпионат России - первое серьезное испытание для воспитанников А.И. Танкова. И команда из Калуги заняла четвертое место - за два года А.И. Танков поднял школу на российский уровень. Одна из девочек выполнила норматив КМС на самом возрастном коне - Вокзале. Эту пару хотели даже включить в состав сборной России, но Анатолий Иванович высказался против - семнадцатилетний Вокзал мог не выдержать нагрузок. Нужно было пополнять конский состав, но средств на покупку лошадей у школы не было.

В 1993 году повезли Сенатора в Москву - нужно было проверить его на соревнованиях. Первые старты были не очень удачными - конь все еще не хотел подчиняться человеку. Но шло время, и Сенатор стал доверять своему всаднику, понимать его, соглашаться с его требованиями, подчиняться. "Новые элементы (боковые движения, пассаж, пиаффе) воспринимал легко", - вспоминает Анатолий Иванович. И в 1995 г. на Чемпионате России в Костроме А.И. Танков на Сенаторе выиграл Средний II, Большой Приз и переездку. В Кюре был вторым (лошадь на короткой стенке манежа попала ногой на большой камень, нога подвернулась) и в итоге стал Абсолютным Чемпионом России.

Вскоре из Германии привезли Фазана - больного, разбитого на ноги, и попросили А.И. Танкова вновь работать с этой лошадью. Но прежде его пришлось долго и тщательно лечить, а лишь потом постепенно вводить в тренинг. Все пришлось начинать с нуля. Под руководством Анатолия Ивановича на Фазане стала готовиться к стартам Галина Жигалова. До Чемпионата России 1996 года оставалось всего две недели, когда пришла неожиданная и неприятная новость: Сенатора решено передать московскому всаднику.

Практически перед Чемпионатом России Анатолий Иванович остался без коня. "Было очень тяжело и обидно, - говорит Галина Жигалова, - ведь было вложено столько труда. Я представить себе не могла, что на Чемпионате Анатолий Иванович будет сидеть среди зрителей на трибуне, и отдала ему своего Фазана". А.И. Танков сел на новую лошадь... и стал Абсолютным чемпионом России 1996 года. А Сенатор... Сенатор без Анатолия Ивановича очень скоро вспомнил свои старые привычки и отказался повиноваться - стал просто увозить всадника с манежа.

Анатолий Иванович ТанковА.И. Танков на Сенаторе, Москва, 1994 г.

Под Калугой планировалось строительство нового конноспортивного центра, на землях богатого совхоза, в красивом месте на берегу Оки в окружении вековых дубов. Центр еще только собирались строить, а к Танкову уже обратились с просьбой найти и начать готовить лошадей. Побывали на нескольких конных заводах, на ипподроме в Киеве. Именно в Киеве нашли двух очень хороших лошадей (от Игрока и от Руха), но были они очень дороги. В конце октября поехали в Кировский завод. Все лучшие лошади были уже проданы, смотрели то, что осталось.

Выбрали несколько голов молодняка, а одного жеребенка, арабо-тракененского гнедого Хуста, буквально навязали: "Заберите его, надоел уже всем - вредный такой! Заберите, ради Бога!" Посмотрели: не лошадь, а уши да хвост, но взяли. Анатолий Иванович начал работать с молодыми лошадьми, и его стараниями большинство из них стали лошадьми международного класса, а тот самый Хуст, которого взяли чуть ли не "в нагрузку", впоследствии большепризным конем был продан в Южную Корею и признан там лучшей выездной лошадью стран Востока: Японии, Кореи, Китая, Индии и т.д.

А вот конноспортивный комплекс под Калугой так и не был построен, более того, перестали платить зарплату. "Нам поступило предложение работать в Санкт-Петербурге, вспоминает Анатолий Иванович, - и, когда мы решили уехать из Калуги, рассчитались с нами лошадьми - отдали Ветра и Флибустьера".

Из разговоров с Анатолием Ивановичем:

- Анатолий Иванович, важна ли порода при выборе ездовой лошади?
- Выбирать нужно лошадь, а не породу. Важно, чтобы у лошади уравновешенный характер, правильный экстерьер, хорошие аллюры и рост от 165 см.

- Вам так часто приходилось начинать с нуля. Наверное, это очень трудно?
- С нуля хорошо начинать, когда есть хороший материал. А вот из ничего сделать лошадь только своим опытом, знаниями, индивидуальной работой... Это очень тяжело. Трудно выявить хорошую лошадь, трудно работать, если была заложена неправильная подготовка, - тогда все надо начинать сначала...

И. Рашевская
Фото из архивов А.И. Танкова

Читать Анатолий Иванович Танков. Полвека в седле. Часть 5.
1121

Поделиться в соцсетях:

ВКонтакт Facebook Google Plus Одноклассники Twitter Livejournal Liveinternet Mail.Ru





Разместить объявление

При полном или частичном копировании материалов прямая и активная ссылка на www.zooprice.ru обязательна.

Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика