Обвал цен в зоомагазинах ВАКА

Конюшенный замок в Петергофе - 1

Санкт-Петербург с момента своего основания неразрывно связан с лошадьми. Знаменитые зодчие создавали здания манежей, конюшен и целые комплексы, предназначенные для содержания и тренировок лошадей. Не обделены подобными комплексами и петербургские пригороды

Петергофские фонтаны, Нижний парк, Большой дворец знают все. До Верхнего сада, расположенного по другую сторону дворца, доходит не каждый. О других достопримечательностях и парках Петергофа, а их немало, знают немногие.

Въезжая в Петергоф со стороны Санкт-Петербурга, мы видим справа за деревьями огромное, занимающее целый квартал красное здание - зубчатые стены, башни: то ли дворец, то ли замок. В голове возникает что-то из детских сказок, но автобус уже уносит экскурсантов дальше, к фонтанам.

Несколько лет назад обратился ко мне мой знакомый. Помоги, говорит, императорские конюшни в Петергофе найти, московские друзья попросили. Зачем, отвечаю, искать, знаю я их, санаторий в них нынче.

Историю императорских конюшен изучает Лилия Николаевна Соколова, заведующая клубом санатория "Петродворец", давно занимающего эти здания. Позвонил ей, договорился о встрече, и вот мы едем.

Мы свернули с привычного, ведущего ко дворцу, маршрута и мимо вывески "Санаторий "Петродворец" подъехали к комплексу, прошли через арку в огромной башне, и вот мы уже в маленьком кабинете Лилии Николаевны. Впрочем, это сейчас здесь кабинет заведующей клубом, а когда-то это было одно из помещений кузницы огромного конюшенного комплекса.

Рассказ Лилии Николаевны

Огромный комплекс, стилизованный под английский готический замок, спроектирован архитектором Николаем Леонтьевичем Бенуа для содержания императорских лошадей. 18 июля 1848 года на месте старого деревянного конюшенного корпуса началась постройка грандиозного каменного сооружения. Одних только каменщиков трудилось 224 человека. И вот 2 июля 1854 года Н.Л. Бенуа сообщил строительной комиссии о завершении постройки каменных конюшен. Как это скромно звучит, правда? А ведь на самом деле это колоссальный комплекс! К слову сказать, в благодарность архитектор получил от царя орден Святого Владимира IV степени.

Комплекс представляет собой огромную неправильную трапецию, внутренние здания делят территорию на четыре двора.

На территории комплекса находились все необходимые службы - конюхи, кузнецы, шорники, коновалы, берейторы и пр. Жили они в двух жилых корпусах, расположенных со стороны Нижнего парка, башнях и по месту работы. Так, например, шорники и кузнецы жили над кузницей и шорной мастерской. Все было продумано, комплекс спроектирован так, чтобы и люди, и лошади имели максимум удобств! Практически в любое место можно было добраться за кратчайшее время, не выходя при этом на улицу. Из конюшен лошади попадали в крытый манеж, почти не выходя на улицу.

Интересен тот факт, что конюшенный корпус был построен, но не сразу заполнился людьми и лошадьми, а все потому, что для всего конюшенного персонала лично Николаем Леонтьевичем Бенуа была спроектирована и заказана мебель! Так вот, к моменту окончания постройки этот заказ еще не был готов, задерживая таким образом официальное открытие корпуса. К сожалению, история не сохранила информации о том, сколько и каких шкафов и стульев полагалось шорнику, а каких, например, берейтору, но доподлинно известно, что согласно конюшенной "табели о рангах" каждый имел свою, отличающуюся от других мебель.

Какое количество персонала работало в конюшенном корпусе, неизвестно, но сохранилось упоминание о шести кузнецах. Всего шесть кузнецов обслуживали триста двадцать восемь лошадей. Именно на такое количество лошадей и был рассчитан комплекс. Триста двадцать восемь лошадей, это число на протяжении многих лет оставалось неизменным. Как относились к лошадям в те времена? Да с уважением, наверное, ведь о чем еще может свидетельствовать тот факт, что лошади, достигшие почтенного возраста, не отправлялись бездушно на бойню, а достойно оканчивали свой земной путь в Пенсионных конюшнях в Царском Селе.

Верховые и упряжные лошади стояли в двух конюшнях, симметрично расположенных в глубине комплекса по обе стороны от здания крытого манежа. Стояли лошади в стойлах, хоть и императорских, но все же стойлах. Конюшни были единственными зданиями, не имевшими печного отопления. Жилые и подсобные помещения освещались газовыми рожками. Поэтому архитектор везде, где только можно, делал большие окна, чтоб компенсировать недостаток света. Эффект был достигнут потрясающий - в манеже, например, свет надо включать лишь при наступлении темноты. Точно так же и в жилых помещениях.

Единственными, кого "обделили" большими окнами, были кузнецы, жившие, как и шорники, в отдельных абсолютно одинаковых и тоже симметрично расположенных домах. Так вот, единственным внешним отличием было окно на втором жилом этаже кузни. Оно почему-то примерно в четыре раза меньше, чем у шорников, и менее красивой и изящной формы. Интересно, за что так не любил кузнецов Бенуа? Теперь можно только догадываться, истории это не известно.

Точно также обстоит дело и с интерьерами помещений, как все выглядело внутри, теперь уже некому вспоминать. За прошедшие годы здесь произошло много перепланировок, остался практически неизменным лишь внешний вид зданий, да и то благодаря реставрации. Из внутренней отделки сохранился только великолепный резной потолок в крытом манеже. Это, с точки зрения современных зодчих, архитектурное "излишество" выполнено из мореного дуба и липы и органично вписывается в готический стиль "замка". Благородная массивная ажурность этого потолка оставляет неизгладимое впечатление.

Манеж императорского конюшенного корпуса достоин отдельного описания, поскольку он меньше всего подвергся внутренним перестройкам. Конечно, из него уже давным-давно убрали опилки с песком и настелили пол, ну и еще кое-что сломали, однако в общем и целом можно составить представление, каким он был раньше: высокое прямоугольное здание с большими окнами. С одного торца к манежу примыкает помещение предманежника, где хранилась парадная амуниция и через который лошадей вводили в манеж из конюшен, расположенных по обе стороны манежа. В этой же части здания находились галереи для гостей и музыкантов.

Во время тренировок играл духовой оркестр. Помимо развлечения гостей оркестр выполнял и другую цель - приучал лошадей к музыке, чтобы на парадах не боялись громких звуков и сверкающих труб. В другом торце манежа была устроена императорская ложа, откуда самодержец наблюдал за тренировками, услаждал свой слух музыкой и лично отдавал указания.

Императорский конюшенный корпус использовался по назначению вплоть до 1914 года, но с началом Первой Мировой войны, когда Николай Второй перебрался в Царское Село, конюшни стали приходить в запустение. Здесь разместился госпиталь для раненых, прибывающих с фронта. Потом была революция... Есть упоминание о том, что в Корпусе стояла рота красных самокатчиков (так тогда называли мотоциклистов), а значит, лошадей к тому времени здесь уже или не было совсем, или было мало. Судьба этих лошадей неизвестна, может кто-то из них впоследствии ходил под седлом красноармейца, кто-то белогвардейца, а кто-то, может так статься, был просто съеден в голодные революционные годы.

После окончания Гражданской войны, конюшенный корпус стал домом отдыха для трудящихся и был им вплоть до войны Великой Отечественной. От разрушения его спасло то, что здесь вновь устроили госпиталь, только теперь уже для раненых немецких солдат. В одном крыле находилось гестапо - уж больно приглянулись гестаповцам подвалы, идеально подходящие для содержания заключенных советских граждан. После изгнания захватчиков уцелевшие помещения использовались как жилье для оставшихся без крова людей, которые жили там до 1975 года. Сейчас конюшенный корпус - это санаторий. Для лечения используют минеральную воду из источника, находящегося неподалеку.

Манеж теперь - столовая для отдыхающих, одна из конюшен долгое время была кинозалом, другая - концертным залом, в кузнице расположилась библиотека, шорная мастерская - административный корпус, и т.д.

Да, кстати, о воспоминаниях из детских сказок. Память нас не подвела. Конюшенный корпус служит еще и декорациями для съемок кинофильмов. Самый знаменитый фильм, снятый здесь, - "Три толстяка". Да-да, конюшенный комплекс и есть тот самый дворец Трех Толстяков, именно здесь, во внутреннем дворе западного жилого корпуса, волновалась "революционно настроенная толпа", состоящая из отдыхающих в санатории граждан, именно здесь "жил" наследник Тутси.

Вот такую историю поведала нам Лилия Николаевна.

От себя добавлю, что здесь же, в одном из дворов комплекса, в сентябре 1979 года снимали детский фильм "Как в сказке". Я привозил на съемки белого зоопарковского пони Умку, которого "восточный гость" дарил принцу на день рождения. Несколько лет назад в одно из зданий комплекса со стороны парка "Александрия" вернулись лошади, но простояли там недолго, договор аренды был расторгнут.

Фотографии, иллюстрирующие рассказ, сделаны мною еще в 1985 году, когда я отдыхал в санатории. Тогда мы познакомились с Лилией Николаевной, и с ее разрешения я забрался с фотоаппаратом на крышу одной из башен, за что ей отдельное спасибо.

Михаил Воробьев,
фото автора

1286

Поделиться в соцсетях:

ВКонтакт Facebook Google Plus Одноклассники Twitter Livejournal Liveinternet Mail.Ru





Разместить объявление

При полном или частичном копировании материалов прямая и активная ссылка на www.zooprice.ru обязательна.

Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика