Серия 44 - ошейники от паразитов для собак и кошек

Байки Ленинградского зоопарка от Михаила Воробьёва - 1

Куда обращаются жители нашего города по всем вопросам, связанными с дикими животными? Куда несут и везут подобранных животных? Естественно, в зоопарк. Хочу рассказать несколько запомнившихся мне историй, случившихся много лет назад.

От благодарного населения

Май 1977 года, я еще работаю на выездной группе, но уже почти уволился, а все свободное время допоздна провожу на конюшне.

И вот однажды мы, уходя поздно вечером домой, слышим на проходной разговор дежурного зоотехника по телефону: "Как он к вам попал? А до утра его нельзя оставить? А где он у вас сейчас? Мелких хулиганов сажать некуда?".

Ленинградский зоопарк

"Здравствуй, Миша, как хорошо, что я тебя встретила! Ты на Охту за бобром не съездишь?" - это уже мне.

Оказалось, что на Охте бобр вылез из Невы на берег, посмотрел на воду и не захотел в нее вернуться. То ли устал, то ли засомневался в чистоте этой самой воды. Милицейский патруль пару раз урезонил подростков, обижавших зверюшку, а потом ему это надоело и он забрал бобрика к себе в отделение. Как милиционерам это удалось - осталось их тайной, зубы у бобра весьма серьезные. Поместили его в камеру, выселив из нее задержанных нарушителей общественного порядка. И вот теперь звонят в зоопарк и просят бобра забрать, т.к. камера в отделении всего одна, и предназначена она отнюдь не для живого уголка.

Сходил я на выездную группу, подобрал подходящую клетку-переноску (используемую обычно для дикобраза), и потащил ее к остановке первого троллейбуса, ходившего тогда мимо зоопарка на Заневский проспект.

Отделение милиции, несмотря на темноту, я нашел быстро, и был в нем радостно встречен. Никогда не предполагал, что ночью там столь многолюдно. Бобру в камеру уже было заботливо положено неизвестно откуда взятое сено, а вместо хатки поставлен ящик от апельсинов. Более всего моему приезду был рад сержант, охранявший выселенных из камеры задержанных.

Милиционеров, участвовавших в поимке бобра, чрезвычайно занимал вопрос, как я посажу его в клетку, поэтому в дверь камеры, когда я эту клетку туда втащил, смотрело одновременно человек десять, друг над другом. Каково же было их изумление, когда бобр пулей влетел в открытую переноску, представлявшую из себя длинный, узкий, открытый с торца ящик, так похожий на родную нору.

В освободившуюся камеру тут же были радостно помещены хулиганы и дебоширы, сидевшие до этого на скамье в коридоре. Ящик с бобром стал абсолютно неподъемным, и остро встал вопрос транспорта. Все что нам с бобром смогли предложить - это арестантский отсек патрульного УАЗика, идущего в сторону моста Александра Невского.

Уже на мосту тормознули последний троллейбус, на котором мы и вернулись на Петроградскую сторону. Как я тащил ящик с бобром от остановки до проходной зоопарка - отдельная история.

До утра бобра посадили в тамбур раздевалки рабочих сектора обезьян (ныне в этом помещении медпункт), и я наконец-то, по причине ночного времени уже пешком, отбыл домой.

Бобр даром времени не терял, к утру превратив в щепки и свою клетку, и дверные наличники и косяки. Пытался и дверь прогрызть, но просто не успел.

Утром зоопарк был атакован защитниками прав животных, требовавшими вернуть бобра в природу, даже если он этого и не хочет. Интересно, где они были ночью, когда бобр сидел в камере?

В результате длительных переговоров бобр остался в зоопарке работать бобром.

Ленинградский зоопарк

Однажды вечером в зоопарк вкатился пограничный ГАЗ-66, и выскочивший из его кабины лейтенант бодро поинтересовался, кому он может сдать привезенного лося. Лось этот привык ночевать на нашей стороне границы, а обедать любит ходить на сопредельную. В результате каждый раз рушит им и соседям всю сигнализацию и поднимает заставы по тревоге. Сегодня ему не повезло, он в этой сигнализации (на нашей стороне) запутался и был "задержан при незаконном переходе границы".

В кузове обнаружился здоровенный связанный лось и несколько солдат-пограничников, сидевших на бортах под самым тентом, предусмотрительно поджав ноги.

Андрей Владимирских, дежурный зоотехник, восторга от такого подарка не выразил, так как лосей в зоопарке было своих более чем достаточно, и посоветовал озадаченному лейтенанту отвезти зверя на берег Финского залива, в район Лахты, где и выпустить. При этом, развязав его, проявить максимальную резвость. Последовали пограничники его совету или нет, неизвестно, но в зоопарке лось не остался.

Ленинградский зоопарк

Случались и совсем невероятные истории.

Однажды, поздней осенью, пионеры, убиравшие листья в парке Ленина, за пазухой принесли в зоопарк "обезьянку". На вопрос: "Где взяли?", отвечали: "Она в урне спала".

"Обезьянка" при ближайшем рассмотрении оказалась давно сбежавшим из зоопарка лемуром, которого уже и искать перестали.

Еще в начале лета этот лемур спокойно жил во внутреннем помещении летнего обезьянника. Домик его находился в раздевалке для рабочих, а гулять, через дверцу в стене раздевалки, он выходил в клетку, которая была к этой раздевалке придвинута. Прикреплять к стене ее не стали, решив, что никуда тяжеленная клетка не денется, но стая макак-резусов, вышедшая ночью из своей клетки в коридор, резвясь, эту клетку от стены отодвинула. Лемур этим обстоятельством воспользовался и через образовавшуюся щель вышел в коридор, а откуда через зарешеченное окно - в парк.

То, что он при этом не попал в зубы резусам, было его первое везение. Утром его пытались искать, но как найдешь маленького лемура в парке, на огромных тополях. Все лето он в этом парке и прожил, и если за могучими шимпанзе на "Обезьяньем острове" под Псковом постоянно наблюдали и всегда готовы были придти им на помощь, то маленький лемур был одинок и беззащитен. То, что он выжил, и не попал на обед местным воронам и кошкам, было везение второе.

Подходящего дупла в парке он не нашел и вместо него использовал урну, в которой и был найден пионерами. Это было везение третье. Еще немного, и он бы замерз, а так отделался только обмороженным кончиком хвоста.

Ленинградский зоопарк

Пару лет назад позвонила мне дама, подобравшая на улице крупную чайку с поврежденным крылом. Спрашивала, что делать, и сильно сетовала на отсутствие в городе службы, которая бы к ней приехала и эту чайку забрала, т.к. самой везти ее в зоопарк ей абсолютно некогда.

 

Ленинградский зоопарк

Старый бегемотник и его обитатели

Самым густонаселённым зданием Ленинградского зоопарка в начале 1970х годов был бегемотник. Через всё старое здание, по длине, проходил широкий коридор для посетителей, а с двух сторон от него зимой располагались маленькие и большие птицы, змеи, крокодилы и конечно бегемоты. Кое-где птичьи клетки располагались в два яруса. Войти в здание можно было от летнего загона африканского слона Бобо или от круглого оленника. Снаружи, у стены здания ближней к проспекту Горького, находились летние выгул и бассейн для бегемотов, а у противоположной - летние клетки с бассейнами. Рассказывали, что ранее в них содержались пингвины, морские львы, моржи, тапиры и даже носорог, но мы этого уже не застали. Отапливала здание собственная кочегарка, совсем недавно заменившая печное отопление.

Бывали в здании и совсем уж экзотические жильцы. Однажды, году примерно в 1973-м, в зоопарк принесли хамелеона. Прибыл он из Гвинеи в трюме сухогруза, под связкой бананов. Проскочил мимо бдительного ока карантинной службы, а потом проспал весь долгий путь. Повезло ему с температурой в трюме-рефрижераторе. Было бы холоднее - замёрз, теплее - не смог бы уснуть и помер бы или от голода, или от переживаний. Поселили его в служебном помещении бегемотника, и мы, юннаты, ходили на него смотреть.

В бегемотнике нам было очень интересно. Помню, сидели мы как-то с Мишей Галицким, юннатом из старших, на неких антресолях (втором этаже помещения для рептилий), и смотрели в зал. Воскресенье, по проходу течёт людской поток, а мы сидим под потолком, нас никто за сеткой не видит, а нам видны и греющиеся под лампами крокодилы, и птицы у бассейнов, и змеи в террариумах под нами. Только бегемоты, за стеной, слышны, но не видны.

Бегемоты, без сомнения, были самыми популярными, даже популярнее крокодилов, обитателями этого здания.

Самая известная из петербургских-ленинградских, за всю историю зоопарка, бегемотов - Красавица. Она прибыла в Санкт-Петербург в 1911 году, когда ей было 3 года. В конце тридцатых годов она была самой крупной бегемотихой Европы, её предлагали выгодно продать в Берлин, в пару к их крупному бегемоту, но ленинградские власти не отдали любимицу горожан. Ухаживал за ней сначала Иван Кузьмич Антонов, а потом его дочь - Евдокия Ивановна, по мужу Дашина.

Красавица пережила в Ленинграде блокаду. Евдокия Ивановна ежедневно привозила на саночках с Невы 400 литров воды, мыла бегемотиху, протирала её кожу маслом, т.к. бегемоты не могут жить без воды, кожа пересыхает и трескается. Красавица очень боялась бомбёжек и обстрелов, пряталась от них в пустой бассейн. Умерла Красавица в старости, в 1951 году, прожив в нашем зоопарке 40 лет.

В начале семидесятых в зоопарке жила пара бегемотов Алмаз и Брести. Брести приехала в мае 1960 года из Мюнхена, где родилась в 1958 году, через города Брест, в честь которого и получила свою кличку. Трёхлетний, родившийся в Харькове, Алмаз - на восемь лет позже, из Куйбышева. Там расформировывали зооцирк и наш зоопарк забрал из него бегемота, тапира Андрюшу и ещё целый ряд зверей и птиц. Откомандировали за ними В. В. Спицына (ныне директора московского зоопарка), Н. В. Савину (впоследствии главного зоотехника зоопарка) и Л. А. Корнильеву (ныне возглавляющую отдел копытных и грызунов). Привезли они животных из Куйбышева в Ленинград в железнодорожном вагоне.

В распоряжении бегемотов были две клетки и два бассейна: зимние и летние. Их суточный рацион всегда повергал меня в изумление своей огромностью и разнообразием.

Ленинградский зоопарк

В 1973 году старое здание бегемотника собрались сносить, и в конце лета бегемотов отправили в Киев. Я был в зоопарке при их погрузке. Транспортные клетки представляли собой каркас, сваренный из стальных швеллеров, обшитый изнутри досками. Поразило меня то, что одна из этих толстенных, почти брусьев, досок, коротких, в торце клетки, была сломана носом мотнувшего головой бегемотом. Ничего страшного не случилось, доска уперлась в стальную балку, но выглядело это впечатляюще. Одну клетку погрузили в кузов грузовика, вторую - в его прицеп.

Сопровождал бегемотов в Киев дежурный зоотехник зоопарка Андрей Владимирских. Вот его рассказ: "Доехали мы до Пскова и решили сделать остановку, поспать. И вот лежу я, и сквозь сон слышу: бегемоты, которые много лет не разлучались, сперва начали переговариваться, а потом ворочаться в своих клетках. Представил я, как гоню хворостинкой по обочине трассы от Пскова до Киева, пару бегемотов, разломавших свои клетки, разбудил водителя, и мы помчались.

На ходу бегемотики вроде притихли. Так, без привалов, до Киева и ехали. Периодически водитель будил меня, чтобы я не давал ему засыпать за рулём. Приехали, выгрузили клетки, начали бегемотов из них выманивать. Клетки сделаны так, что шибер (подъёмная дверь) у бегемотов только сзади, а они то ли пятиться не хотят категорически, то ли просто не понимают, в чём дело, чего от них хотят. Пытаемся клетки краном наклонять и их вытряхивать - у них спины на изгиб идут. Долго бились, но наконец-то выманили."

Через день, уезжая домой, я зашёл на стоянку к водителю. Он всё ещё спал.

Предполагалось, что уезжают бегемоты ненадолго, но прошло 35 лет, Алмаза уже нет, а Брести своё 50летие в 2008 году отпраздновала в Киевском зоопарке. Она уже прожила дольше Красавицы.

Тапир Андрюша, приехавший из Куйбышева вместе с Алмазом, прожил в нашем зоопарке до 1992 года.

Змеи и крокодилы из бегемотника тогда же, в 1973 году, переехали в большой слоновник, позже - в старую дирекцию, птицы - в помещение бывшей кормокухни (в здании белого медвежатника).

Снесли бегемотник не сразу, зимой он стал неким подобием клуба для молодых работников зоопарка. В его просторном зале было удобно кататься на роликах (сильно отличавшихся от нынешних) и фехтовать. Кататься учились сами, а фехтовальщиков учил Саша Лившиц, ранее занимавшийся в секции.

Ныне на месте бегемотника выстроен двухэтажный птичник, змеи и крокодилы живут в новом здании экзотариума, а вопрос о жилище для бегемотов и слонов всё ещё весьма туманен.

Историческая информация взята из книги Е. Е. Денисенко "От зверинцев к зоопарку" ("Искусство-СПб". 2003 год.), сборника "Научные исследования в зоологических парках" (выпуск №2) и из рассказа Ларисы Александровны Корнильевой, заведующей отделом копытных и грызунов Ленинградского зоопарка.

Михаил Воробьев
Фото автора и из архива Лензоопарка


Поделиться в соцсетях:

ВКонтакт Facebook Google Plus Одноклассники Twitter Livejournal Liveinternet Mail.Ru



Разместить объявление

При полном или частичном копировании материалов прямая и активная ссылка на www.zooprice.ru обязательна.
Яндекс.Метрика Рейтинг@Mail.ru