Серия 44 - ошейники от паразитов для собак и кошек

Белая ворона в Ленинградском зоопарке

На приеме у Цезаря

Наконец-то выдался свободный денек. Сплошная белесая пелена сменилась высокими пуховыми облаками, в просветах засинело холодное небо. А солнышко уже ласковое и приветливое - как-никак, а день потихоньку начал прибывать. Не выбраться ли в зоопарк: и по делам на секторе птиц переговорить и животных пофотографировать - погода в самый раз. А может быть, нас впустят в клетку к самому Цезарю. Он сейчас добрый.

белая ворона в зоопарке

И вот мы с Анютой на месте. Переговорив с Еленой Алексеевной Горошенковой, заведующей орнитологической коллекцией о последних птичьих новостях, первым делом отправляемся к молодым уткам, родившимся в этом году.

Я уже много лет занимаюсь водоплавающими птицами, и мне интересно было бы взглянуть на гибридных особей. Дело в том, что у пластинчатоклювых (гусеобразных) птиц помеси в зоопарках образуются очень легко и, зачастую, самые немыслимые: между очень далекими родственниками.

Например: между речными утками и нырковыми, нырковыми и пеганками. Известен даже гибрид кряквы и большого крохаля, рыбоядной утки с длинным крючковатым клювом, сильно смахивающей на маленького баклана. Вот такой вот кавардак в утином царстве - у большинства других групп птиц подобная неразборчивость в выборе партнера встречается гораздо реже, да и механизмы генетической изоляции у них обычно лучше работают.

Елена Алексеевна открывает дверь в вольеру: "Заодно и Пискуна сейчас проведаете". Пискун - это та самая ушастая сова, утиный сторож, о котором я писал в прошлом номере. В этом году к нему подсадили молодого совенка, родившегося весной, и то ли декабрьская погода выдалась теплая, то ли компания - хорошая, но до середины января Пискун с удовольствием нес дежурство в открытой вольере. Только в последние дни, как стало подмораживать, он принялся за старое - хватать людей за руки и требовать переезда в теплое помещение. Ну уж нет, братец, зимовать - так зимовать! В природе ушастики, как сейчас живут? Кто на зимовках, а кто и на питерские помойки за мышами летает! И никто в квартиры к батареям не лезет. Вот то-то!

Слегка расстроенный людской нечуткостью, Пискун с обиженным видом восседает на балке перекрытия. Рядышком с ним - нечто, сильно смахивающее на его неудачную ксерокопию. Как бы файл ушастой совы, прошедший усиленное сжатие с боков. При нашем появлении Пискун начинает корчить недовольные рожицы, кажется, вот-вот язык высунет или "пальцем у виска покрутит". "Ксерокопия" ведет себя гораздо скромнее, только рожки строит - эдакий сучок с ушами.

Ушастики получают мясную взятку, Анюта с азартом принимается за съемку, а мы с Еленой Алексеевной усиленно рассматриваем утиный молодняк. Среди типичных обыкновенных и пестроносых крякв, серых уток, свиязей, обыкновенных и чилийских шилохвостей крутится несколько очень замысловатых экземпляров. М-да! Прямо как в песенке: "Мой щенок похож немного на бульдога и на дога, на..." Дело в том, что для наглядности и красоты экспозиции все утки разных видов содержатся на одном водоеме и яйца откладывают в одни и те же домики - большой кучей, откуда их потом забирают в инкубатор. Пойди, уследи, чье было яичко! Да еще весной на пруды слетаются дикие кряковые кавалеры.

белая ворона в зоопарке

Мы сосредоточенно решаем генетико-криминалистическую головоломку: кто же участвовал в этих гнусных прелюбодеяниях и надругательстве над чистотой зоопарковской коллекции? Лучше всего использовать метод исключения: кажется, пеганки здесь не пробегали, и лебеди - тоже.

А вот кто определенно не виноват, так это страусы и попугаи! Но - шутки в сторону, кажется, после усиленного мозгового штурма, мы разгадали эти ходячие и крякающие ребусы. В одном случае наследил селезень обыкновенной шилохвости, оставшийся без пары. Еще явно нашкодили серая утка с домашней и с черной кряквой, а также, некто соблазнил чилийскую шилохвость.

Пора идти дальше - вытягиваем увлекшуюся Анюту вместе с фотоаппаратом и прикрываем дверь:

- Ну что, Цезаря проведаете?

- Конечно же!... Ура! К Цезарю!... Виват Цезарь, идущие на фотосъемку приветствуют тебя!

Как вы думаете, кто такой Цезарь? Тот, который живет в зоопарке... Нет, это не лев! И не тигр. Ну, кого еще здесь могут назвать таким звучным именем властелина могучей империи!? Думаете, беркута? - Не угадали. Лучше пойдемте с нами - на месте увидите.

Вот горка с огромными андскими кондорами - мы проходим мимо. Не задерживаемся мы также у прекрасных японских журавлей и... подходим длинному ряду низких вольер, где среди великого множества чирикающих, пищащих и свистящих на все лады певчих птиц содержится и кое-кто покрупнее. Например, глухари и другие куриные. Первая дверь во внутреннем служебном коридоре украшена гордой надписью "Павлины"...нас она не интересует. Глухари - нет, нам не туда. Алмазные фазаны, андские, серебряные...Вот, наконец, дверь без надписи - мы у цели. Оттуда раздаются гнусаво квакающие звуки и ворчание - кого-то оч-чень мне напоминают, но пока помолчу!

"Цезарь, к вам посетители!" - Елена Алексеевна церемонно распахивает дверь, и нашим взорам предстает...средней величины белая птичка, со светло-рыжей головой, розовыми клювом и лапами и с ослепительно-синими глазами. Альбинос.... Ну, да - белая ворона!

При виде новых людей Цезарь, тихо бормоча невнятные ругательства, забирается по ветке в самый дальний верхний угол и отворачивается. Нам никакими средствами не выманить его оттуда: размахивай, не размахивай вороньими деликатесами - Цезарь вякает и гнусит, но слезать со своего трона не хочет:

- Цезарь, Цезарь, смотри, какое яблочко! И шнурки у нас на ботинках - как червячки. Иди, подергай!

- Отстаньте, уберите с моих глаз эти яблоки со шнурками - эка невидаль!

Ладно, по соседней вольере бодро прыгает обычная серая ворона, отдадим ей - она гораздо общительней. Тут же за нашей спиной раздается истошное карканье: увидев, как плебей-помоечник покушается на императорский ужин, Цезарь коршуном падает вниз, чуть не через решетку выхватывает яблоко и гордо удаляется,... семеня и подпрыгивая. Теперь он носится с яблоком по периметру клетки, как "некто" - с писаной торбой. Ищет, куда бы спрятать сокровище: "Не съем, так понадкусаю!" Ворона - всегда ворона. Даже белая и с такой ангельской внешностью!

белая ворона в зоопарке

Действительно, несмотря на все характерные вороньи черты, Цезарь разительно отличается от своих дворовых собратьев. Причем далеко не только бросающейся в глаза окраской. Он - гораздо изящнее и миниатюрнее, ненамного крупнее галки. Перья на затылке образуют небольшой, но хорошо заметный хохолок. А главное - голос, он гораздо нежнее типичных разухабистых воплей, регулярно разносящихся с каждой помойки.

Каркание и ворчание Цезаря как бы лишены раскатистой "р-ррр", они более тихие и гнусаво-воркующие. Во всем остальном он - обычная ворона, родившаяся где-то в городских трущобах. Где именно - никто не знает: маленького белого вороненка этой весной неизвестный доброжелатель подкинул прямо в вестибюль служебного корпуса зоопарка.

Альбиносы - генетически аномальные особи, лишенные пигмента-меланина в коже и ее образованиях, встречаются практически у всех видов птиц. Погибают в природе они гораздо чаще нормально окрашенных сородичей. И дело тут не только в белой окраске, очень заметной для хищников - они более ослаблены физически и подвержены различным болезням. Кроме того, им гораздо труднее найти пару для размножения, ведь нормально окрашенные особи обычно их игнорируют.

Среди городских птиц альбиносов обычно больше: и выжить легче, и плотность сородичей выше - легче партнера найти. Да и не очень хорошая экология среды может стимулировать появление мутаций. Но чисто белые вороны, галки, воробьи, голуби или кряквы встречаются и здесь довольно редко. Обычно на глаза попадаются так называемые "частичные" альбиносы: то воробей с белыми крыльями пролетит, то ворона или галка с белым пятном на оперении. Обычны также особи просто с осветлением общего тона оперения, например кряквы песочно-желтого цвета.

Встречается и полная противоположность альбиносов - меланисты. У них, наоборот, избыток черного пигмента. Например, черная пантера - меланистическая форма обыкновенного леопарда. В Западной Европе и на Дальнем Востоке все вороны - черные, без серой жилетки. Одни орнитологи выделяют их в отдельный вид, другие - в подвид, третьи - называют просто меланистической формой.

Этим летом мы уже удостоились аудиенции у Цезаря. Тогда он был еще тихим покладистым слетком и обитал во внутренних апартаментах, точнее говоря - в одной из клеток служебного коридора. Благородный отпрыск охотно залезал на руки и просто млел, когда ему чесали пузико. Регулярно белый ангел оглашал окрестности мягким тенором и широко разевал огромную розовую пасть. Её немедленно заполняли чем-нибудь вкусненьким, с вороньей точки зрения: мучными червями, фаршем или мур-яйцом (муравьиным яйцом).

Да, сейчас Цезарь заметно окреп и возмужал, перья на корпусе и голове стали длиннее и наряднее. Вчерашний тихоня бодро скачет по клетке, успел обломать концы белоснежных маховых перьев и постоянно ругается с соседской вороной. Их некоторое время пытались содержать вместе, чтобы птичкам не было скучно. Скучно им действительно не было - бодрые жизнерадостные драки происходили ежечасно. Скандалистов рассадили от греха подальше. Характерами не сошлись, а может быть, оба оказались самцами - пол у ворон в этом возрасте практически не определяется.

белая ворона в зоопарке

А жаль, сотрудникам очень хотелось бы в будущем получить потомство от нашего альбиноса. Это, действительно, большая редкость. Глядишь, если не в первом, так во втором, третьем поколении снова появятся белые птицы.

Вообще механизмы появления альбиносов у птиц до конца не ясны. В части случаев это - явно генетическая аномалия, передаваемая потомству. Иначе не появились бы на свет породы белых кур, уток и других домашних обитателей.

С другой стороны, в зоопарке города Иваново который год подряд от пары белых ворон рождаются только обычные серые воронята - даже во втором, третьем поколении потомков-альбиносов нет. Предполагается, что иногда альбиносы - это результат индивидуальных нарушений развития, например, в результате неправильного режима инкубации. Передать по наследству свою окраску такие птицы не могут.

По поведению похоже, что Цезарь - самец. Он уже принимает характерные позы: наклоняет голову, топорщит перья на затылке и, приоткрыв клюв, бормочет что-то весьма сладострастное (с вороньей точки зрения). Характер птицы стал более независимым - на руки он идет только к Елене Алексеевне, и то лишь когда сам захочет. Вот и сейчас, расправившись с яблоком, Цезарь в задумчивости расхаживает по клетке и не может решить: будет ли он общаться с нами? Ага, подкрался исподтишка к своей кормилице и, сопя от напряжения, тянет за брючину - значит, все-таки соскучился.

"А еще Цезарь обожает, когда его треплют как кота за шиворот", - изловчившись, Елена Алексеевна одной рукой хватает воспитанника за клюв, другой начинает усиленно тормошить. Сначала птичка издает разомлевшие томные звуки, потом все-таки вырывается и возмущенно горланит. Вся взъерошенная, но вид - ужасно довольный. Войдя в раж, Цезарь раз за разом набрасывается на ноги хозяйки и старательно дергает за шнурки. Ну очень хочется затянуть их в мертвый узел!

Однако, нам пора - аудиенция у Цезаря близится к концу. Увидев, что мы столпились у двери, пернатый венценосец деловито убегает в дальний угол и что-то суетливо ищет. Ага, вернулся и с важным видом кладет нам под ноги прощальный дар - скорлупу от грецкого ореха. А может быть просто просит выбросить этот хлам из своих апартаментов.... Хотя нет, вороны народ запасливый, понятие хлам для них не существует. Так что - это подарок от всего вороньего сердца, маленького, но такого доброго!... До свидания Цезарь, мы к тебе обязательно еще придем.

Сергей Коузов,
фото Анны Кравчук


Поделиться в соцсетях:

ВКонтакт Facebook Google Plus Одноклассники Twitter Livejournal Liveinternet Mail.Ru



Разместить объявление

При полном или частичном копировании материалов прямая и активная ссылка на www.zooprice.ru обязательна.
Яндекс.Метрика Рейтинг@Mail.ru