Hurtta - одежда для собак из Финляндии

Истории Ленинградского зоопарка - 2

Человек разумный, или гуманный, или коварный, или жестокий, или могучий, или великий, нет, человек многоликий. Он существует, размножается, развивается и расселяется по всей матушке Земле. Осваивая землю, человек не всегда заботится о многочисленных братьях меньших, которые раньше него освоили ту или иную территорию. Он либо изгоняет их с насиженных мест, либо использует их для своих потребностей. Вкус мяса и мягкая шкурка всегда радовали человека. Благодаря этой любви, некоторые виды животных навсегда исчезли с лица земли, другие находятся на грани вымирания. Об одном из них и пойдет речь в этом повествовании.

беременная оленихаОлень Давида, или милу, кто он? Какова его судьба? Многие ли знают о нем?

Родом этот зверь из Китая. Китайские крестьяне называли этого оленя "сабу-сан", что в переводе означает "ни то ни сё" - то есть ни лошадь, ни вол, ни олень. Но все-таки больше всего он похож на оленя. Хвост у милу сходен с лошадиным хвостом, копыта как у вола, шея верблюжья, рога у самцов ветвистые, но их отростки направлены не вперед, а назад.

В 1861 году французский патер, натуралист, А. Давид случайно встретил необычных зверей в лесопарке летнего дворца китайских императоров, в окрестностях г. Пекина. В природе этих оленей в это время, видимо, не осталось. Шкуры и скелет оленей были предоставлены ученым, и в 1866 году был зафиксирован факт открытия нового вида. В честь А. Давида, олень милу получил второе имя, олень Давида.

В императорском парке, который был обнесен высокой стеной, оленей не беспокоили и они там прекрасно размножались. В 1895 году случилось наводнение, один участок стены, примыкающий к реке Хуанхе, разрушился и олени разбежались. Это роковой случай для оленей. Через пять лет, в 1890 г., был убит последний олень милу, обитающий в Китае. Однако вездесущие англичане уже успели завести несколько оленей в Лондонский зоопарк.

Олени Давида оставались только в неволе. В Лондонском зоопарке олени размножались и расселялись по зоопаркам всего мира. В 1964 г. из Лондона 6 оленей милу прибыли в бывший Советский Союз. Три оленя поселились в Московском зоопарке, три - в Ленинградском. В 1975 г. численность оленей в зоопарках и питомниках составляла 500 голов. Из них около 300 особей живут в парке "Вобурн Аббей" у английского герцога Бедфордского. На территории бывшего СССР сегодня насчитывается более 60 особей.

Чтобы как-то исключить близкородственное скрещивание, зоопарки постоянно обмениваются между собой животными, но несмотря на это, смертность молодняка у оленей милу довольно велика. В зоопарках и питомниках идет борьба за сохранение потомства от этих редких животных. Ведь судьба этого вида всецело находится в руках человека. Расскажу об одном случае, который свел меня с этими уникальными оленями, когда я работал в Ленинградском зоопарке.

Я уходил домой, когда меня остановила Ида Дмитриевна, заведующая копытным отделом, и Нина Николаевна, ветеринарный врач зоопарка.

- Олег, помоги нам подержать олениху Давида. Самка не может родить и ей нужно помочь.

- Неужели кроме меня никого нет, ведь мне придется возвращаться к себе в кабинет, чтобы переодеться. Кроме того, я спешу.

- Ну что ты, Смирнов, ты же знаешь, что рабочий день давно закончен и в зоопарке никого нет. Самка смирная. Мы дадим тебе халат. Переодеваться не обязательно. Ты подержишь ее руками за шею и все.

Я вынужден был согласиться. В зоопарке не принято отказываться, если помощь необходима животному.

Мы вошли внутрь двора оленника. Я надел халат. Он был мал и я едва натянул его на плечи. Пуговицы застегнуть не смог. Затем мы прошли в деревянный загончик и закрыли за собой дверь. Помещение было настолько маленьким, что едва могли свободно развести руками.

Олениха стояла понуро опустив голову и тяжело дышала. При каждом вздохе тело ее судорожно вздрагивало, при этом с губ обильно стекала слюна. Самка стонала, тужилась, но плод не шел. Одна ножка у детеныша застряла внутри и нужно было ее развернуть, чтобы олененок принял положение, при котором роды возможны.

Я обхватил олениху за шею, стоя боком к голове, чтобы слюна не пачкала мою одежду. Ида Дмитриевна ухватилась за хвост, а плечом прижала самку к стене. Животное не сопротивлялось.

- Вот видишь, Смирнов, какая спокойная наша пациентка. Она намучилась и теперь будет спокойно стоять.

Нина Николаевна приготовила лекарства, инструменты и приступила к делу.

Все шло хорошо. Ножки у олененка были выправлены и детеныш через несколько минут благополучно появился на свет.

Все это время самка спокойно переносила муки и сопротивления не оказывала. Но когда олененок оказался на земле и наступило облегчение, у самки проснулись материнские чувства и она, с невероятной прытью, разбросала нас по сторонам, развернулась на сто восемьдесят градусов, с тем чтобы созерцать свое чадо и вылизывать его.

Когда самка разворачивалась, я был отброшен ею в угол, откуда выскочить мне не удалось. Олениха, увлеченная детенышем, зажала меня в угол задней частью тела. Отпихнуть ее у меня не хватало сил. В это время из ее чрева начал выходить послед. Липкая, теплая жидкость потекла мне на грудь, за шиворот, по животу и вот уже потекла по ногам, наполняя ботинки.

Хвост животного находился на уровне подбородка, и чтобы он не залез мне в рот, я задрал лицо и смотрел в потолок. Руки были опущены вниз и освободить их было невозможно. Самка, увлеченная своим младенцем, с большей силой давила на меня задом.

"Смирнов, - закричала мне Ида Дмитриевна, - как себя чувствуешь? Терпи. Сейчас мы тебе поможем".

умывание из под шлангаЖенщины толкали олениху, но она как монумент стояла на месте. Наконец, Ида Дмитриевна догадалась оттащить вперед новорожденного, и олениха, следуя за ним, освободила меня из плена. Я вышел из заточения. Идти было неприятно. Слизеобразная кровянистая жидкость медленно стекала с моей одежды.

Дамы благородно сопровождали меня к шлангу с водой, который находился поблизости. Они сочувственно охали, успокаивали, предлагали помощь, однако я видел по их глазам, в любую минуту готовы были засмеяться. Я шел с недовольным выражением лица, и женщины вынуждены были скорбеть, хотя их внутреннее состояние было переполнено смехом при виде моего жалкого вида.

Я разделся. Женщины стали стирать мою одежду, и теперь смех взял верх над напускной серьезностью. Они стали хохотать, отпуская в мой адрес сальные шуточки. Да и как было им не радоваться, ведь удалось спасти и мать и детеныша

Я отмылся, но одежда, как ее ни стирали, продолжала оставаться скользкой. Зато, когда погладили брюки и рубашку, они стояли, как накрахмаленные, и сидели на мне весьма элегантно.

О. П. Смирнов
Рис. В. Глотовой

916

Поделиться в соцсетях:

ВКонтакт Facebook Google Plus Одноклассники Twitter Livejournal Liveinternet Mail.Ru





Разместить объявление

При полном или частичном копировании материалов прямая и активная ссылка на www.zooprice.ru обязательна.

Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика