Hurtta - одежда для собак из Финляндии

Открытие павильона Приматы в Ленинградском зоопарке

6 февраля в нашем зоопарке был сделан еще один шаг на пути преобразований – так необходимых и самому зоопарку и, конечно же, посетителям. В 13 часов после реконструкции открылся павильон «Приматы». Сказав несколько вступительных слов и торжественно перерезав красную ленточку, директор зоопарка Ирина Скиба вместе с многочисленными гостями прошла в новый павильон, где провела для всех желающих интересную экскурсию.

При этом нужно сказать, что часть новых вольеров была доступна для осмотра еще до официальной церемонии, но окончательная подготовка была завершена только сейчас. Я предлагаю вам, уважаемые читатели, также совершить вместе со мной заочную экскурсию по экспозиции и узнать, какие же перемены там произошли.

Самое главное (собственно, ради чего все и затевалось) – это новые вольеры. Вместо клеток, отождествлявших собой так называемый стиль «жесткой архитектуры», использовавшийся в зоопарках на заре их создания, были построены именно вольеры – большие и застекленные. Ранее застекленными вольерами располагали только игрунки, ночные обезьяны дурукули, а также полуобезьяны, тупайи и живущие отдельно японские макаки.

Теперь же в них переехали и все средние и крупные обезьяны. С экспозиционной точки зрения стекло кардинально изменило ситуацию, предоставив посетителям прекрасную возможность для наблюдения за животными не через «небо в клеточку». Поскольку увидеть некоторых средних по размеру или небольших обезьян в прежних клетках, прутья которых были затянуты еще и мелкоячеистой сеткой, иной раз было затруднительно.

И положение не спасало даже присутствие рядом какого-либо сотрудника. Могу сказать, что мне, как экскурсоводу, приходилось нередко прилагать значительные усилия для показа посетителям какого-либо из питомцев отдела, забравшегося на верхнюю полку как раз напротив затянутого сеткой участка клетки. Приходилось порой даже советовать присесть и посмотреть снизу вверх, и это при том, что я знал, где может находиться то или иное животное.

А многие посетители, осматривавшие экспозицию самостоятельно, так и уходили от клетки, увидев не всех находящихся в ней животных. Кроме того, стекло выполняет еще одну очень важную практическую функцию – через него невозможно что-либо забросить в клетку. Безусловно, воспитанных и соблюдающих правила поведения людей в зоопарке всегда больше.

Но, тем не менее, желающих подкормить «бедных голодающих обезьянок» чем-нибудь «вкусненьким» (или забросить что-нибудь в клетку ради развлечения) вполне достаточно. Достаточно для того, чтобы животное, наевшись всякой всячины за выходные, получило, в лучшем случае, расстройство желудка. Поэтому-то и затягивались решетки клеток мелкоячеистыми сетками, позволявшими хотя бы снизить количество забрасываемых в клетки «деликатесов».

Хотя ситуацию это не спасало – всегда находились «умельцы», очень точно бросавшие печенье через незатянутые участки прутьев, ведь всю клетку сеткой не закроешь. Внутри павильона, правда, еще задолго до реконструкции в этих же целях отгородили клетки стеклянной стеной. Но расположена она была на расстоянии от клеток, и в результате такая двойная преграда еще больше сокращала возможность нормального наблюдения за приматами. Ну а навесные замки, наподобие амбарных, усугубляли и без того довольно тяжелое, с эстетической точки зрения, впечатление от осмотра экспозиции.

И, наконец, новые вольеры просто красивы. Они оборудованы большим количеством стволов деревьев, разнообразных качелей, канатов и прочих предметов, выполняющих очень важную функцию обогащения среды содержащихся в искусственных условиях животных.

Появилось в павильоне и еще одно новшество. Прямо в зале для посетителей были установлены два «островка» из стволиков и окружающих их больших растений. Наверху этих «островков», расположенных в нескольких метрах друг от друга, разместили домики с южноамериканскими обезьянками – игрунками (Callithrix jacchus), предоставив последним возможность свободно передвигаться в пределах «островков» и перебираться с одного «островка» на другой по натянутому между ними канату.

Такое «свободное» содержание игрунок практикуется в целом ряде европейских и американских зоопарков. Главное, чтобы при этом не нашлись желающие «пообщаться» с игрунками поближе. Но мы надеемся на то, о чем я уже упомянул выше – на высокий культурный уровень большинства наших посетителей.

Пожалуй, это все, о чем хотелось бы упомянуть, говоря о произошедших изменениях. А теперь давайте пройдем вдоль радов новых вольеров и познакомимся с их обитателями. Сейчас коллекция отдела включает 79 особей 20 видов, относящихся систематически к трем отрядам. Позволю себе остановиться на нескольких самых примечательных их представителях.

А начну я с отряда приматов (Primates) и с самого колоритного "экземпляра" коллекции – мандрилла Воланда (Mandrillus sphinx). Еще в 1872 г. Чарлз Дарвин писал: «Нет другого члена в целом классе млекопитающих, который был бы окрашен столь поразительным образом, как взрослый самец мандрила». Великолепная раскраска его лица служит тем же целям, что и расписной хвост павлина – для привлечения небольших и невзрачных самок, а также для устрашения соперников в нелегкой борьбе за этих же самых самок, то есть это результат полового отбора эволюции.

При этом стоит сказать, что мандрил – серьезная обезьяна, обладающая шестисантиметровыми клыками! Благодаря такому оружию и недюжинной силе группа самцов мандрила в природе способна обратить в бегство леопарда. Приведу еще одну цитату, на этот раз из выдержавшей много изданий «Жизни животных» Брема: «Гнев других обезьян сравнительно с яростью мандрила все равно что легкий ветерок перед ужасным тропическим ураганом, который все уничтожает на своем пути».

Но, несмотря на все это, у Воланда довольно спокойный характер. Ведет он себя вполне адекватно и никакой агрессии по отношению к сотрудницам отдела не выказывает. Может, конечно, немного «подемонстрировать» – скалиться, одновременно качая головой вверх-вниз, или резко похлопать ладонью по полу, невысоко подпрыгивая при этом. Но все это не более, чем спектакль. К большому сожалению, у себя на родине, в Африке, мандрилы малочисленны из-за рубки лесов и браконьерства.

В вольере рядом живут маготы (Macaca sylvanus) – единственный в мире вид обезьян, обитающий севернее Сахары, и единственный вид рода макак, естественно распространенный вне пределов Азии, на шести изолированных участках Марокко и Алжира, а также в районе Гибралтара.

На Гибралтаре обитает две небольшие группы маготов. С восходом солнца они спускаются со скал к окраине города, где промышляют фруктами в садах и пищевыми отбросами. За два-три часа до заката они возвращаются на скалы и устраиваются ночевать на деревьях. Самцов маготов отличает редко встречаемая даже среди приматов забота о потомстве – отец берет на себя уход за детенышем с первой недели рождения (Фридман, 1979).

Вот и сейчас, когда я стою около вольера, глава семьи, солидный Чико носится со своим родившемся в мае прошлого года детенышем, уцепившимся за шерсть на его загривке. Правда, фотокамера запечатлела Чико в другой момент – когда он, по-видимому, устав от семейных забот, пристроился отдохнуть в развилке ветвей. Хотя, надо отметить, что мать с отцом периодически выясняют отношения по поводу того, кому из них заниматься малышом. При этом они становятся друг напротив друга в напряженных позах, чуть наклонившись вперед, и очень быстро трясут губами и стучат зубами.

Но в период опасности маготы стоят друг за друга "стеной". В связи с этим вспоминается один случай. Как-то раз в зоопарк случайно забежала бездомная собака и подбежала к клетке маготов. Они не замедлили тут же поднять тревогу – уставились на нее и стали все вместе издавать резкие, отрывистые, очень громкие крики. Причем, даже после того, как собака убежала, они несколько минут продолжали кричать (крики то немного затихали, то вновь усиливались).

Вслед за маготами мы подходим к черным макакам (Macaca maura). На своей родине – на острове Сулавеси (Целебес) они живут довольно большими группами, охотятся на мелких животных, но с удовольствием едят также насекомых и растения. Частью демонстрационного поведения у этих животных тоже является выпячивание губ и "шлепанье" ими, неоднократно наблюдавшееся мной у одной из самок.

Следом за черными макаками можно увидеть макак львинохвостых (Macaca silenus) – эндемиков Индии. Хотя, на мой взгляд, им в большей степени подходит эпитет «львиный», поскольку не только львиная кисточка на хвосте, но и (а, может быть, в первую очередь) не менее львиная грива придают ему некоторое сходство с одним из самых грозных наземных хищников. Населяют вечнозеленые высокоствольные дождевые леса на высоте 610-1070 м над уровнем моря.

Ведут почти исключительно древесный образ жизни, хотя иногда спускаются за едой на землю. Живут группами по 4-30 особей. Угрожая, издают короткое, низкое и громкое рычание. Эти красивые и редкие животные, занесенные в Международную Красную книгу, сильно страдают от коммерческих вырубок лесов в местах их обитания.

Завершает ряд «больших» обезьян (все они, в общем-то, большие, только относительно, но именно так – «большие» и «маленькие» – называют своих питомцев в повседневном общении сотрудницы отдела) пара белоруких гиббонов (Hylobates lar).

Именно пара, так как долго жившему в одиночестве самцу Персею привезли из Чехии самку по имени Габина. По словам сотрудниц отдела, первые два дня она «зажималась», держась только определенного участка клетки.

Но затем, к их большой радости, адаптировалась и прекрасно сошлась с Персеем. Все очень надеятся, что гиббоны подарят нам детенышей. Дело в том, что создание семьи у гиббонов – не простой и не быстрый процесс. Эти приматы живут семейными группами, состоящими из самца, самки, подростков и маленьких детей. Когда молодой самец достигает половозрелости, он начинает искать такую же половозрелую самку из другой семьи.

Повстречавшись друг с другом, они, прежде чем создать собственную семью, вначале достаточно долго встречаются на нейтральной территории, и уж только потом уходят искать свой собственный участок. Поэтому сотрудники отдела очень хорошо знают, как трудно создать у гиббонов продуктивную пару. Очень важно, чтобы оба предполагаемых партнера понравились друг другу, иначе проживут бок о бок много лет, но ни о каком прибавлении в семействе и речи не будет.

Это весьма интересные обезьяны, я бы даже сказал, уникальные в своем роде. Дело в том, что у них ярко выражено так называемое альтруистическое поведение. Как писал К.Карпентер, изучавший поведение гиббонов в Таиланде, если у гиббонов какой-либо старый член семьи не способен добывать себе пищу, молодые особи заботятся о ней и приносят еду (Карпентер,1940; цит.по: Гладкова,1989).

Необычно и очень ловко гиббоны перемещаются в пространстве – перехватывая, по очереди, правой и левой рукой ветви деревьев, разворачиваясь каждый раз на 180 градусов. Такой способ передвижения называется термином «брахиация», введенным в науку в XIXв. Р.Оуэном специально для характеристики манеры передвижения гиббонов. А «Hylobates» в переводе с латинского означает «ходящая по ветвям». Один раз мне пришлось наблюдать, как Персей, буквально "взлетев" на своих руках под потолок еще старой клетки, схватил рукой и съел неосмотрительно севшего на один из прутьев воробья.

Знамениты гиббоны и своими вокальными способностями. Как только верхушки тропических деревьев в природных местообитаниях гиббонов в Юго-Восточной Азии озаряются рассветными (или закатными) лучами солнца, они забираются в кроны и начинают издавать очень чистые, громкие и мелодичные звуки.

Причем репертуар отличается у самцов и самок, у животных разного возраста, и даже особи одного пола и возраста могут обладать различной песней (Фридман, 1979, Fleagle,1988) Зависят песни даже от времени суток и погоды. Причем интересно, что молодые гиббоны учатся пению у взрослых (вспомните певчих птиц), и только с возрастом становятся признанными мастерами вокала.

Функциональное значение гиббоньих хоралов разнообразно. С точки зрения адаптивного значения, это и маркировка территории, и привлечение противоположного пола в процессе формирования пары, и синхронизация половой активности партнеров в паре уже сложившейся. Но, может быть, гиббоны поют еще и потому, что получают от этого положительные эмоции – как и мы, люди. Я писал в одной из своих предыдущих статей о том, что в зоопсихологии существует понятие «предэстетическое чувство животного».

Я считаю, что приставка «пред» поставлена совершенно напрасно. Если животные способны радоваться, огорчаться, переживать и испытывать иные эмоции, то почему им нужно отказывать в способности именно эстетически, безо всяких «пред», воспринимать окружающий мир? И, как совершенно справедливо отметил в предисловии к книге «Птицы мира» орнитолог и фотограф Константин Михайлов, "порядок и красота не сводятся к борьбе генов и их аллелей.

В природе гораздо больше степеней свободы, альтруизма и взаимопомощи. Много такого, что создано ради красоты ...как таковой....Говоря образно, природа – это картинная галерея, а не только кухня, где что-то варится...и постоянно пробуется на вкус".

Завершая рассказ об обезьянах, нельзя не коснуться живущих отдельно от всех, но чрезвычайно интересных японских макак (Macaca fuscata). Их можно найти тоже в застекленном вольере, рядом с вольером амурских тигров.

Если маготы – это единственные из обезьян, живущие, как уже говорилось, севернее Сахары, то японские макаки – самые северные (за исключением человека) приматы Земли, обитающие в весьма суровых климатических условиях.

Например, на п-ове Шимокита они живут зимой среди снежных сугробов при температуре до –20 градусов, и при этом умудряются поддерживать положительный энергетический баланс на чрезвычайно скудном корме, наподобие коры и веток деревьев.

Правда, объективности ради нужно признать, что выжить им помогают теплые ванны, которые они принимают в естественных горячих источниках, содержащих соли железа и серу. Излюбленными кадрами фотографов и кинооператоров научно-популярных фильмов являются кадры, на которых макаки сидят в горячей воде с засыпанными снегом головами. В зоопарке «японцы» (так называют сотрудники этих обезьян на зоопарковском сленге) точно также живут круглый год под открытым небом и протаптывают в снегу тропинки.

Горячих ванн у нас, правда, нет. Но зато имеется теплый домик с сеном, где можно переждать непогоду или отсидеться в мороз, а также вкусная и питательная еда, гораздо более калорийная, нежели ветви и кора деревьев.

Но самая удивительная черта поведения «японцев» состоит в другом. В 1952 г. на о-ве Кошима обитала группа японских макак, которых подкармливали бататом (сладким картофелем), разбрасывая клубни на берегу. Обезьянам явно не нравилось скрипение песка на зубах, и они очищали клубни ладонями. Но в один прекрасный момент одна 18-месячная самочка, названная впоследствии Имо (что по-японски означает «картошка») взяла и вымыла батат в ручье. К 1958 г. 15 из 19 молодых членов группы (от 2 до 7 лет) и 2 из 11 старых (в том числе мать Имо) использовали этот метод! Распространение этой инновации шло по семейным линиям и группам товарищей по играм.

Интересно, что обезьяны довольно быстро перешли от мытья батата в ручье к ополаскиванию его в море, так как им, по-видимому, понравился вкус подсоленных клубней. Так Имо случайно стала основательницей новой обезьяньей субкультуры, то есть «культурного наследования» традиций обработки пищи, передаваемого из поколения в поколение (Kawamura, 1963, Kawai, 1965 – цит. по: Резникова, 2005).

В 2007 г. я в течение полугода работал с японскими макаками, еждневно занимаясь в том числе обогащением среды этих интереснейших животных. В связи с этим хотелось бы поделиться некоторыми наблюдениями за ними. Среди прочих методов обогащения среды, мною широко применялось разбрасывание корма и запрятывание его под камнями, в траву, а также в картонные коробки, пустые канистры и пластиковые бутылки.

Все это делалось для того, чтобы животные могли реализовать свое видоспецифичное естественное пищедобывательное поведение и, в результате, снизился бы риск появления психических расстройств (т.е. чтобы они могли "поработать" при добывании корма). Могу сказать, что "японцам" требовалось от трех до пяти минут, чтобы "распаковать" коробку и "докопаться" до запрятанных в ней фруктов, или чтобы понять, что для получения доступа к помещенным в канистру кусочкам груши и орехам, нужно перевернуть ее вниз горлом и хорошенько потрясти.

И если в первый раз они начинали разрывать коробку просто из присущего приматам любопытства, то уже во второй и все последующие целенаправленно, выверенными движениями вскрывали картон и доставали лакомства. Хотя, объективности ради следует отметить, что открутить пробку у пластиковой бутылки для того, чтобы высыпать семечки или орехи, никто из обезьян не догадался (в отличие от жившей в период моей работы в отделе орангутана Зиры, которая совершенно свободно манипулировала с бутылкой йогурта или козьего молока, открывая и закрывая ее по своему усмотрению).

И, кроме того, описанными способностями отличались не все "японцы". Наибольшую сообразительность проявляли самки, в то время как самец Рэн абсолютно безуспешно пытался мять канистру или бутылку руками. Единственно, на что его хватало, так это на то, чтобы разгрызть бутылку и достать оттуда орехи (к слову, этой методикой пользовались и все остальные члены группы). Но зато он очень быстро бежал отнимать лакомства у самок после того, как они справлялись с очередной задачей.

Из полуобезьян на экспозиции можно познакомиться с мадагаскарскими лемурами вари (Varecia variegata)и бурыми лемурами (Eulemur fulvus), обитающими, кроме Мадагаскара, на Коморских о-вах. Последние, к слову сказать, живут вместе с ночными обезьянами дурукули (Aotus trivirgatus, единственными обезьянами с черно-белым, а не цветным, зрением из-за нарушения производства белка- фитопигмента опсина в клетках сетчатки глаза) и обыкновенными тупайями (Tupaia glis). Лемуры вари живут вместе группами по 6-15 особей, и во главе семейного клана стоит, как правило, самка. Каждая семья занимает территорию, которую «столбит» очень громкими хоровыми криками, нередко раздающимися в стенах павильона.

О тупайях, 18 видов которых обитают в тропических дождевых лесах Индии, юга Китая, Юго-Восточной Азии и Индонезии вплоть до Филиппин, следует сказать особо. Эти мелкие зверьки, похожие то ли на белочку с чрезмерно длинным носом, то ли на крысу с неестественно пушистым хвостом, в течение многих лет вызывали ожесточенные споры среди ученых-систематиков. На английском языке они до сих пор именуются «древесными землеройками» (tree shrews) – точно так, как их назвал в 1780 г. натуралист Вильям Эллис.

Вначале их действительно относили к насекомоядным (родственникам ежей и землероек), а затем вдруг – к приматам. Такой «прорыв» осуществил анатом Вильфред Гросс Кларк в начале 20-х гг. XX в на основе некоторого сходства строения черепа, языка и мускулатуры между тупайями и лемурами. Но уже практически в наше время, из-за разительных отличий в развитии плаценты и размножении тупай и приматов, первых поместили в особый отряд – тупайи (Scandentia) (Wilson-Reeder,2005). Самой интересной чертой биологии тупай является, пожалуй, характер заботы самки о потомстве. Самка устраивает в дуплах деревьев сразу несколько гнезд, а рожает всего одного детеныша, и прибегает его покормить молоком всего один раз в два дня, уделяя ему не более 10 минут!

Проходя по экспозиции, нельзя не обратить внимание на еще одно примечательное животное, хотя так же, как и тупайи, относящееся к другому отряду – неполнозубых (Edentata), именуемых в настоящее время ксенартрами (Xenarthra). Это, конечно же, двупалый ленивец (Choloepus didactylus) по имени Соня. До окончания реконструкции она находилась на экспозиции выставки тропических животных на первом этаже здания птичника.

Кто посещал наш зоопарк в прошлом году, тот, конечно же, видел ее там. Примечательны же ленивцы тем, что, во-первых, у них замедлено дыхание и кровообращение, испражняются они не чаще одного раза в неделю, спят по 15 часов в сутки, и, во-вторых, температура тела нестабильна и может понижаться в прохладное время и во время сна. Все это позволяет животному экономить энергию, восполнять потери которой за счет такого низкокалорийного корма, как листья, довольно трудно. Кроме того, в продольных бороздах серо-коричневых остевых волос поселяются сине-зеленые водоросли, отчего окраска шерсти приобретает зеленый цвет, а также небольшие бабочки-огневки рода Cryptoses и жуки рода Trichilium.

Основным врагом ленивцев в южноамериканских лесах является одна из самых больших и сильных хищных птиц мира – южноамериканская гарпия (Harpia harpyja). Приходилось видеть кадры в научно-популярных фильмах BBC, на которых гарпия прямо в полете буквально «снимала» ленивца с дерева, как котенка, и уносила в когтях.

В заключение скажу, что, как принято говорить, лучше один раз увидеть, чем сто раз услышать. Поэтому всех, кто еще не успел побывать в новом павильоне, приглашаю на него посмотреть. Уверяю – не разочаруетесь.

Игорь Попов

1325

Поделиться в соцсетях:

ВКонтакт Facebook Google Plus Одноклассники Twitter Livejournal Liveinternet Mail.Ru





Разместить объявление

При полном или частичном копировании материалов прямая и активная ссылка на www.zooprice.ru обязательна.

Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика