Обвал цен в зоомагазинах ВАКА

Там лошадь Пржевальского повисла!!!

Михаил Воробьев уже знаком читателям нашего журнала своими воспоминаниями (см. "ЗооPrice" за май, июль, август, октябрь 2007 года). Он принимал участие в постановке конных сцен многих десятков кинофильмов, телепередач, праздников, фестивалей, о чём и вспоминает на наших страницах

В этом номере Михаил рассказывает о забавных и не очень случаях, произошедших в Ленинградском зоопарке, на конюшне которого он проработал много лет.

Необходимо отметить, что в те годы в зоопарке конюшня выполняла еще одну, неожиданную, функцию. При любом происшествии - зверь ли вышел из клетки, неизвестный ли сидит на крыше и слезать не хочет, замок взломан или не открывается - все шли за помощью на конюшню, особенно вечером, после окончания рабочего дня. Мой друг Саша Лившиц, проработавший в зоопарке много лет, объяснял это тем, что "вы привыкли под копытами вертеться", да и инструмента разного у нас всегда было в достатке.

"Операция по спасению"

Год примерно восьмидесятый. Конюшня Лензоопарка, вечер. Вбегает кто-то из зоотехников: "Ребята, идите быстрее, там лошадь Пржевальского повисла". - "Как повисла?" - "Идите быстрее, все сами увидите".

Пришли и видим - действительно висит. Точнее, висит, зацепившись ногой, только передняя часть, круп все же лежит на полу. Лошади Пржевальского стояли тогда в старом, ныне снесенном степном загоне. Каждая группа имела в своем распоряжении открытый загон и отсек бревенчатого сруба. Отсеки эти сообщались между собой проемами, закрытыми металлическими шиберами - сдвижными дверями. Для открывания этих дверей вдоль стен, на расстоянии примерно метра-полутора от пола наружу шли тяги. Строилось здание добротно, в расчете на разрушительную силу зубров и бизонов, поэтому и тяги были толщиной с хороший дворницкий лом.

Вот за эту-то тягу и попала передняя лошадиная нога. Встала, видать лошадка на дыбы, скользнула ногами по стенке, а тут тяга. Хорошо еще, что рабочие, уже уходящие домой, услышали грохот и подняли тревогу.

К моменту нашего прихода домик уже был набит людьми: зоотехники, рабочие, администрация. Решался извечный русский вопрос: "Что делать?". Под холку лошади пытались подсунуть кипы сена, в воздухе витала идея пилить тягу ножовкой.

Первым делом я схватился за лошадиную ногу. За тягой только копыто, зацепилось за нее пяткой, поэтому выйти обратно не может, но нога вроде цела. Лихорадочно соображаю, как поступить. Ножовкой, как предлагают, пилить тягу мы будем до утра. Отделить тягу от двери также не представляется возможным. Лошадь еще пытается биться, это ей явно не полезно, но наводит меня на мысль.

Шибер, к которому идет тяга, подвешен на роликах наверху, а внизу имеет некоторую свободу, люфт, - немного, но должно хватить. Объяснять начальству что к чему некогда. Рабочие быстро освобождают от лошадей соседний отсек, мужиков с ломами и вагами отправляю туда, прошу по моей команде отжимать шибер от стены. Пытаюсь добиться, чтобы не занятые в "операции по спасению" вышли из домика с висящей лошадью, забрав с собой разбросанные кипы. Но кто же уйдет от такого зрелища!

Зрители, откинув кипы себе за спины, распределяются вдоль противоположной стены. Ну, как знаете, я вас предупредил. Решетку из отсека на улицу отодвигаю примерно наполовину. "Спокойно, лошадка, спокойно" - вдоль ноги добираюсь до копыта, поправляю его, насколько возможно. "Жмите!" - за перегородкой дружно наваливаются на ломы, тяга немного отходит от стены, но этого достаточно. Направив копыто и почувствовав, что пятка выходит из-за тяги, кидаюсь к выходу и происходящее далее наблюдаю уже с улицы. 

А происходит следующее: копыто выходит из-за тяги, и освобожденная лошадь кубарем летит прямо к ногам зрителей. Они шарахаются назад, но, споткнувшись о кипы, летят вповалку друг на друга, вскакивают, и все одновременно бросаются в узкий выход на улицу. Возникает давка, но лошади не до них, она ошалело трясет головой и пытается понять, что произошло.

"На кабана"!

Год примерно восемьдесят первый. Идем мы с конюшни на кормокухню, за овсом, и вдруг на перекрестке между старым степным загоном и дирекцией обнаруживается Арбуз. Арбузом маленького поросеночка, принесенного в зоопарк, когда-то назвали за полосочки, но лет с тех пор прошло уже изрядно, и теперь это здоровенный кабан.

Стоит он на перекрестке, шерсть дыбом, клыки торчат и, обалдевая от открывшихся возможностей, раздумывает, куда пойти: прямо, на пони покататься, налево, на зверей посмотреть, или направо, на кормокухню.

Настроение ему несколько портят грузчики, вышедшие из кормокухни и пытающиеся, тыкая в пятачок метлами, развернуть его обратно. Это ему сильно не нравится. Более вокруг никого, потому как зима, мороз.

Пришлось срочно вспоминать, чему учил нас еще лет десять назад на занятиях по техминимуму незабвенный Глеб Иванович Изюмов.

Первым делом объясняю грузчикам, что так делать не надо, загнать они его не загонят, а разозлят запросто, сами же первые и пострадают.

После этого из снятых с себя и опущенных к земле ватников создаем некую якобы стену, закрывающую от него широкие перспективы, а тачками начинаем потихонечку теснить его обратно.

Задвинули его в проход между зданиями, тут и подкрепление в виде обнаруживших потерю работников сектора копытных подоспело. Радостно сдаем им руководство процессом.

За нашими спинами, как обычно, сразу, неизвестно откуда образуется толпа зрителей, не реагирующая ни на какие просьбы разойтись и подталкивающая вперед детей, чтобы им было "лучше видно зверюшку без клетки".

Арбуз, увлекаемый морковками, всю дорогу сомневался, а не дурят ли его, но шел более-менее спокойно, а у самой двери в родной коридор вдруг решил пробиться обратно.

Положение спас тяжеленный дощатый стол, еще летом привезенный нами со съемок кинокартины "О бедном гусаре замолвите слово" и за зиму благополучно вмерзший в сугроб почти по столешницу. Как мы эту столешницу от него оторвали и поперек прохода поставили, до сих пор не понимаю. То ли преграда помешала, то ли свежепринесенное ведро кормов победило тягу к свободе, но дальше кабан зашел в помещение без сопротивления.

О возможных вариантах в случае нападения кабана на нас и зрителей я задумался уже потом.

Михаил Воробьев

791

Поделиться в соцсетях:

ВКонтакт Facebook Google Plus Одноклассники Twitter Livejournal Liveinternet Mail.Ru





Разместить объявление

При полном или частичном копировании материалов прямая и активная ссылка на www.zooprice.ru обязательна.

Яндекс.Метрика Рейтинг@Mail.ru