Разместить объявление

Желтогорлая мышь - прыгучее пучеглазие

14.01.2007

За окном, как шиш, торчит и раскачивается мокрый облезлый тополь. Не дерево - а просто перевернутая гигантская дворничья метла, которая недавно вышла на пенсию по инвалидности.

Желтогорлая мышь

М-да... А кажется, что только еще только вчера был конец мая! Золотое время! Как сейчас помню. Приморский лес, кругом кипит жизнь: порхает, поет, верещит, деловито шебуршит и нахально грызет что-то в траве прямо у твоих ног. Листва настолько сочная, что кажется, в лесу горят миллиарды маленьких зеленых фонариков. Молодые папоротники причудливо выворачивают стебли, как языки застывшего изумрудного пламени.

Ну, просто праздник какой-то, а посреди - я, в болотниках и с тяжеленным рюкзаком. На шее - бинокль и голова, в которой только две мысли: сколько времени осталось до обеда, и не пора ли стрельнуть сигарету у напарника. Экспедиция называется!

Я орнитолог, и занимаюсь водоплавающими птицами, преимущественно морскими, которые, как известно, по лесу не плавают. А напарник - паразитолог, обожает исследовать комаров, мошек, мокрецов и прочих "минивурдалаков". Сегодня объектом его научного энтузиазма стали не просто различные виды местных комаров, а именно те их представители, которые почему-то предпочитают охотиться на птиц. Точнее говоря, на их неоперенных птенцов. Охотиться на таких комаров удобнее, когда они залезают в дупла. А искать такие дупла, конечно, гораздо удобнее, используя подневольный труд орнитологов. Так что всё справедливо.

Наконец-то мы курим на берегу шустрого лесного ручья и блаженно оглядываемся. Наши взгляды, поблуждав по окрестным пейзажам, случайно сходятся на одной точке. Ствол старой ольшины, а в нем зияет дырочка, диаметром сантиметров пять. Дупло! А в нем - наверняка, гнездо. Если не поползня, так уж точно синицы! И всего-то метра два от земли.

Желтогорлая мышь

Осторожно подкрадываемся. Внимание, сейчас отсюда вылетит птичка! Тресь обухом по стволу и ...из дупла горохом посыпались мыши. Как шарики от пинг-понга, описав по воздуху бодрую дугу, - "шлепс" о землю и - "прыг-прыг-прыг", следующий - "шлепс-прыг-прыг-прыг"! Целый выводок, и все ускакали.

Скажете - мыши из дупла?! Что-то заливают наши зоологи! Может, померещилось с устатку после перекура? Итак, объясняем. Мыши, конечно, были, но не обыкновенные - домовые, а особенные - лесные желтогорлые.

Желтогорлая мышь - это всем лесным мышам мышь! Гигант мышиного царства - длиной до 13 сантиметров. Это не считая хвоста, который обычно достигает таких же устрашающих габаритов. Сверху наш могучий герой покрыт густой, но короткой рыжеватой шерстью, что только оттеняет его мужественную натуру. Как и следует из названия, на его горле красуется желтоватая полоска-галстучек, изящно контрастирующая с белым брюшком. В общем, окрас, несколько напоминающий банального сирийского хомячка, столь излюбленного нашей детворой.

Но помимо песочной масти у желтогорлой мыши нет с ним ничего общего, кроме очень дальних родственников. Даже при первом взгляде она выгодно выделяется не только своим "умищем" и "хвостищем", но и особыми, только ей присущими грацией и изяществом. Чего стоят только одни огромные, как локаторы, уши, которые в положении "внимание" почти соприкасаются друг с другом. А сияющие выпученные глаза! Кажется, что в распахнутом состоянии они явно возвышаются над линией мышиного лба, словно перископы подводной лодки на боевом дежурстве.

Задние лапы у нашего героя, по мышиным меркам, непропорционально крупные. Удирая от врагов, он запросто делает целые серии из метровых прыжков.

Ушастость, пучеглазость, удивительные прыгучесть и цепкость - это идеальный комплекс приспособлений к существованию мыши в лесу. Желтогорлая мышь, вне сомнения, наилучший древолаз мышиного племени. Заселяет она смешанные и широколиственные европейские леса на восток до Урала. По пойменным древостоям проникает в степную зону. Отдельные очаги распространения есть в горных лесах Крыма и Кавказа. Тамошние желтогорлые мыши оказались изолированными от своих северных собратьев после окончания последнего ледникового периода.

Хвойные леса наш герой не уважает и на север до Новгородской и Ленинградской областей проникает исключительно по речным поймам и террасам. Именно здесь встречаются очаги широколиственных и смешанных биотопов, а также густые заросли орешника. Вот, например, как здесь, в пойме ручья, несущего свои бурные воды в Финский залив.

Да, кстати, что это за треск? По тому берегу вверх по ручью явно кто-то ломится в нашу сторону. Ближе, еще ближе... Через небольшую прогалину метрах в десяти от нас, как ошпаренный, проносится полосатый поросенок. За ним еще один. Следом - целая кавалькада из четырех штук. Кабаний выводок! А где же мамаша? Да вот она - тяжелой рысью с недовольным похрюкиванием проследовала за отпрысками. Следом за выводком появляется Анюта - моя жена - с фотоаппаратом и в весьма расстроенных чувствах: "Я там цветы снимала. Оглядываюсь, а они сзади в пяти метрах. Поросятки сразу удрали, а мамаша еще целую минуту стояла! А у меня как назло пленка закончилась!"

- Анечка, радоваться надо, что так от разъяренной мамаши отделалась!

- Да никакая она не разъяренная. Она просто стояла и глядела на меня добрым внимательным взглядом.

По дороге домой мы обсуждаем причины кабаньей доброты и внимания. Однако наше бурное веселье Анюте, почему-то, не передалось, а, узнав о встрече с мышами, она погрустнела еще больше: "Еще один кадр сорвался".

Ожила она только за ужином - вопросы про мышей посыпались как из ведра.

Чем они питаются? Да всем, что найдут, в том числе насекомыми и улитками, и червяками, грибами, даже гнезда мелких птиц могут разорять. Но всё это, конечно, - экзотика, как и положено уважающим себя грызунам, желтогорлые мыши предпочитают блюда растительного происхождения. Особенно семена, причем желательно покрупнее. Орехи и желуди желтогорлая мышь любит до самозабвения и поросячьего визга. За день этот хвостатый проглот может слопать аж четыре желудя, что существенно превышает его собственную массу. Наиболее питательны древесные семена. За ними желтогорлая мышь может бесстрашно взбираться на 20-метровые деревья!

Желтогорлая мышь

Прекрасные верхолазные качества позволяют ей не только искать корм, но и постоянно жить на деревьях. Желтогорлая мышь в прямом смысле слова "гнездится" в дуплах, как дятел. Точнее, она живет на два дома. Зимует она, как и все мыши, в глубоких норах под снегом. А весной перебирается на деревья - и к пище поближе, и от наземных врагов подальше. А их у хвостатой попрыгуньи великое множество: горностай, норка, ласка, гадюка, лиса, енотовидная собака.

Как они размножаются? Взрослые мыши это делают 2-3 раза в год, причем обычно наблюдается два пика мышиных дней рождения -весной и осенью. Свадьбы у желтогорлых мышей протекают с писком, возней и беготней в лесной траве. Нередки и потасовки, как между разгоряченными самцами-соперниками, так и между незадачливыми супругами. Как и положено истинному мачо, свершивший свое черное дело хвостатый соблазнитель теряет к семье всякий интерес.

Он стремится как можно быстрее улизнуть от беременной супруги, у которой в это время явно портится характер. Она и сама жестокими укусами старается отогнать его подальше от домашнего очага - мужчины ведь народ ненадежный, могут ненароком и слопать новорожденных.

Беременность желтогорлой мыши длится 25-26 дней и заканчивается появлением на свет 5-6 младенцев. Совершенно голых и слепых. Но растут они не по дням, а по часам, как и положено истинным наследникам могучего мышиного племени. Через 2-3 месяца вчерашние новорожденные сами могут принести потомство. Обычно родившиеся весной мышенята к осени становятся счастливыми молодыми папашами и мамашами. В возрасте 2-2,5 лет они - уже почтенные прапрабабушки и прапрадедушки, обладающие неисчислимым сонмом потомков. Если, конечно, обстоятельства и хищники позволят им дожить до столь глубокой старости.

Как видишь, Анечка, желтогорлые мыши живут, любят и размножаются стремительно, почти не отрываясь от основного занятия -сосредоточенного грызения. Зимние морозы кого угодно способны привести в уныние, только не наших героев. Они никогда не теряют присутствия духа и бодро скачут по жизни с залихватски задранными хвостами. Еще осенью желтогорлые мыши постепенно спускаются с деревьев на землю и начинают рыть зимние норы.

Это весьма основательные убежища с несколькими выходами и камерами. Длина основного хода достигает 5 метров, он может уходить под землю на полутораметровую глубину. Кроме жилых отсеков в мышином бункере обязательно есть обширная кладовая, а, иногда и две-три. Как положено запасливой хозяйке, желтогорлая мышь до отказа забивает закрома своими любимыми орехами, желудями, семенами бука, клена, ясеня и липы. Одна такая мышка способна стырить и накопить в своих подземных депозитариях до 3-4-х килограммов семян.

Желтогорлая мышь

Кстати, в свое время в лесхозах и лесопитомниках Украины и юга России отказались от осеннего высева желудей и семян других древесных пород. В это время все посадки растаскивались запасливыми желтогорлыми мышами. А Паустовский в своих рассказах описывает, как сельские школьники 30-50-х годов прошлого века в порядке шефской помощи лесничим устраивали субботники по поиску мышиных кладовых и возвращению награбленного в лоно природы.

Ты, Анечка, спрашиваешь, не мерзнут ли желтогорлые мыши зимой? Отвечаем: не мерзнут. Под землей в норах температура не падает ниже +5, а на открытый воздух, особенно в сильные морозы они, почти не вылезают. Кроме всего прочего, это опасно: темные мыши на белом снегу - идеальная мишень для сов и лисиц.

Как же они перемещаются? Да роют ходы сообщения в толще снега, там тоже температура постоянная, около - 5. Между прочим, некоторые мыши зимой прекрасно приносят потомство, и даже не в настоящих, глубоких норах, а в гнездах из травы, сделанных в ответвлениях снежных тоннелей. Но все-таки без особой нужды большинство желтогорлых мышей старается не покидать подземных убежищ.

Запасы всегда под рукой в кладовых, а даже в толще снега у них множество врагов. Горностаи, ласки и хорьки прекрасно находят снежные мышиные тоннели и шастают по ним с очень нехорошими замыслами. Лисы и совы дежурят сверху и досконально отслеживают мышиные перемещения под снегом по их писку и суетливому топоту быстрых лапок.

Что-то Анна сегодня излишне любопытна. Про образ жизни и питание желтогорлых мышей она спрашивает явно не случайно. Интересно, что она задумала?

В эту же ночь я был разбужен страстным шепотом Анюты:
- Ты слышишь!?
- Ну, да. Кто-то грызет сухари в помойном ведре.
- Это же желтогорлая мышь!
- М-да, как это ты по грызению определила? А почему не домовая мышь, крыса или полевка какая-нибудь?
- Нет, это она! Я знаю.
- Почему?
- Потому что я так хочу!

Утром первое, что я увидел, было Анютой, сосредоточенно вертящей в руках ловушку-живоловку. При ближайшем рассмотрении сей прибор, специально предназначенный для особо гуманной, не травмирующей добычи мелких живых объектов, поразил нас некоторыми своими конструктивными особенностями. При срабатывании мощнейшая пружина захлопывала металлическую дверцу с такой силой, что она падала наподобие гильотины, острым нижним краем впиваясь в деревянное днище.

А размеры ловушки были таковы, что торчащий наружу хвост мыши всенепременнейше отрубался. Кроме того, в середине дверцы, как раз на высоте мышиной пятой точки шкодливая рука конструктора приделала острый металлический штырь. Габариты его были вполне достаточны для того, чтобы навеки пригвоздить живоотловленного грызуна наподобие бабочки в коллекционном ящике.

Стараниями Анны "гуманный" агрегат быстро лишился своих смертоносных атрибутов, был насторожен и снабжен куском картофелины. Весь день и последовавшую за ним первую половину ночи наша героиня провела в сладостном предвкушении и томительном ожидании. Вторую половину ночи она проспала. Утро принесло горькое разочарование. Неблагодарная мышь картошку съела и ушла. Дверца не сработала.

Желтогорлая мышь

Мы внесли некоторые корректировки и инновации в настройку прибора. Не успела ночь окончательно вступить в свои права, а мы только начинали свое сладостное путешествие в царство сновидений, как наш вагончик огласился диким грохотом и лязгом. Ведро прыгало по полу, в нем дребезжала живоловка, а внутри её бесновалось и верещало нечто... Освещенное фонариком через дырочки в дверце оно оказалось молодой желтогорлой мышью с явными признаками женского пола и со зловредным выражением физиономии. Анютины мечты материализовались. Несмотря на мои доводы и протесты, разъяренная мышь была отвезена в город и водворена в клетку.

Постепенно стали складываться взаимовыгодные добрососедские отношения. В клетку посыпался щедрый поток семечек, орехов и прочих мышиных разносолов. В обмен мы каждое утро выгребали оттуда огромную кучу шелухи и мышиных какашек. Мышевладелица часами простаивала перед клеткой, ласково разговаривая с подопечной. Мышь тихонько сидела в домике и копила злость.

Своё она брала ночью. Выбиралась наружу, цинично уничтожала наши подношения и с громогласным скрежетом начинала грызть прутья клетки. Этому занятию она отдавалась до самозабвения - уснуть мы не могли до рассвета.

- Слушай, надо ей жениха найти - может остепенится!
- Где ж я, Анечка, в городе желтогорлого мыша раздобуду?
- В виварии Зоологического института. Позвони Володе - у него все есть.

Как раз желтогорлых мышей у Вовочки и не оказалось. Но он клятвенно пообещал выловить нам жениха у себя на даче. Только попросил еще раз уточнить пол нашей пленницы - с молодой мышью ведь легко и ошибиться.
- Ну что, Анюта, твоя мышь - ты и определяй!
- Давай лучше ты - она меня укусит.
- А меня не укусит? Кто кашу заварил?

В итоге пришли к компромиссу: Анна самостоятельно обследует мышь, если я её вытащу из клетки. Все были довольны - кроме мыши. В последний момент она ловко извернулась и цапнула меня за палец.

Всё бы ничего, но лесные мыши - переносчики многих нехороших инфекций. Знакомые паразитологи, лучезарно улыбаясь, подтвердили их наличие в районе наших исследований. Анна слазила в Интернет и стала ежедневно описывать мне симптомы. И это принесло свои плоды. Через две недели я уже чувствовал в себе все признаки успешно развивающихся энцефалита, туляремии и таинственной болезни Лайма, жестокой и беспощадной.

На душе было муторно. Я пошел сдаваться в больницу Боткина. На улицах было темно и сыро, больница походила на тюрьму, а врачиха в приемном покое - на толстую жизнерадостную мышь. Мой рассказ вызывал у неё бурные приступы веселья, явно неуместные в данных трагических обстоятельствах.

- Ну и где же эта зловредная мышь? Я хочу её сдать на анализ вместе с вами.
- Зачем?
- Ну, может, всё подтвердится! Мы на пороге великого открытия. Нам с вами дадут Шнобелевскую премию.
- Доктор, нельзя так - у меня несчастье.
- Угу, мышь покусала... зоолога. Да будет вам известно, коллега, что хоть эти возбудители и присутствуют в крови милых беззащитных зверьков, но передаются человеку только через клещей. В слюнных железах клеща происходит их активация, а в мышиной слюне этих вирусов скорее всего вообще нет! Идите домой, кланяйтесь вашей мышке!

Какой милый дождливый вечер. Таинственный серый полумрак и торопливые нахохленные прохожие. Лужи и мокрый снег - что может быть лучше зимы в Петербурге?

Сергей Коузов,
фото Анны Кравчук


Поделиться в соцсетях:

ВКонтакт Facebook Google Plus Одноклассники Twitter Livejournal Liveinternet Mail.Ru




При полном или частичном копировании материалов прямая и активная ссылка на www.zooprice.ru обязательна.