Разместить объявление

Крыса Анфиса - 2

07.10.2008

Читать 1 часть

ЧЕТВЕРОНОГИЕ АЛКОГОЛИКИ

застолье у крысВообще-то любовь к Бахусу у животных распространена не меньше, чем у людей, при условии доступности ресурса. В Африке, например, многие сочные плоды практически сразу после созревания под действием жары начинают бродить. Представьте себе – целая роща, и везде на ветвях щедрой рукой природы развешаны гирлянды бутылочек с брагой! Сколько наших любителей и профессионалов с восторгом поселилось бы в таких райских кущах…

А животные чем хуже? В период созревания этих чудо-плодов на просторах «черного континента» наблюдаются массовые миграции многих видов животных. К заветным оазисам через саванны и пустыни бредут стада слонов, антилоп и зебр. Бодро скачут, задрав хвосты, мартышки и павианы, деловито трусят семьи свиней-бородавочников и важно шествуют прайды львов. Приходят, и начинается невообразимая оргия!

крыса с сыромПомните сказку «Маугли»? «Засуха! Великое Перемирие!» Так вот, оно, Великое Перемирие, в Африке действительно бывает! Во время этой повальной пьянки. Все целенаправленно поглощают плоды с веселящим зельем – львы рядом с антилопами и поросятами, мартышки и павианы вперемешку со слонами и леопардами – никому нет друг до друга никакого дела, когда вокруг столько такого! Пьяные разборки и дебоши, конечно, случаются, но никто никого не ест. Страдают от этого, как всегда… негры. Окрестные племена в это время предпочитают откочевывать подальше и не появляться там, где веселятся накеросинившиеся слоны.

Не верите?! Все задокументировано и заснято на пленку. В сериале ВВС о дикой африканской природе этому посвящен отдельный фильм. Ну очень поучительный и занимательный. Особенно убедительно выглядят мартышки, устраивающие пьяные драки со слонами, сами слоны «бон кураж», антилопы, выписывающие пьяные кренделя на полусогнутых, олень на карачках, и особенно – поросята в «полный драбадан», барахтающиеся в луже!

пьяные крысыФинальная сцена – это просто режиссерский шедевр! Утро после пьянки. Везде распростертые и стонущие животные с опухшими физиономиями, стадо бабуинов в архиубедительных позах, и крупным планом – главный бабуин, глаза щелочками и в кучу. Сидит он, бедолага, и страдальчески стучит себя кулаком по лбу: «Ну зачем, зачем я вчера так нажрался!».

У домашних животных все зависит от того, в насколько умелые и любящие руки они попали. Мой приятель в студенческие годы подрабатывал дежурным конюхом, сутки через трое. Для вящей убедительности в глазах конокрадов домашние навязали ему пожилую немецкую овчарку. Добрая псина с детства осваивала курс диванной сторожевой болонки под неусыпным руководством тещи, добившейся на этом поприще потрясающих результатов! Навести ужас наш «Джульбарс» мог только на комаров.

крыса с больной головойЗато, попав под неусыпное внимание тренерского поголовья конюшни, старая дева вкусила, наконец, всех запретных плодов. Особенно она зауважала пиво. Ради него собачка апортировала, подавала лапу, становилась и приплясывала на задних! Все заканчивалось банальным воровством. Вконец опустившуюся забулдыгу теща с ругательствами забрала на дачу.

Физиологи Ленинградского университета, для того чтобы изучить влияние алкоголя на процессы возбуждения и торможения центральной нервной системы, вывели расу крыс – потомственных алкоголиков. В течение ряда поколений, с раннего детства в поилки животным подмешивали малую толику не оприходованного лаборантами спирта. Я их видел! Приятели-однокурсники, работающие на этой кафедре, показали: клетка была наполнена здоровенными зверюгами с наглыми толстыми ряхами уголовного вида.

крыса на плечеПростую воду они игнорировали. Зато приносили неисчислимые неприятности студентам и лаборантам: поздним тихим ласковым вечерком возжелает пара-тройка начинающих физиологов тайком от начальства из запретной казенной бутыли в углу отлить малую толику, чтоб, так сказать, в кулуарной обстановке разбавить и усугубить…

Только отвинтят пробку, как учуявшие любимый запах крысиные монстры поднимают дикий ор и с визгом грызут прутья клетки. Финал известен: на шум является высокое начальство, раздает «всем сестрам по серьгам», наливает крысам-стукачам по нескольку капель, а остальное утаскивает к себе в кабинет.
Не пора ли вернуться к нашей Анфисе?!

РАЗВРАТНИЦА

Анфиска росла не по дням, а по часам. Вскоре вместо поджарого крысенка по квартире бегала бойкая телесатая купецкая дочь. Нахальная общительность зверька стала переходить все пределы: читаю книгу в кровати на сон грядущий, Анфиса не то что по мне, по развернутому учебнику ползает, переворачивает и пытается выдрать страницы, все на зуб пробует. А главное – везде все капельками метит. Та-ак, это что-то новенькое?!

В поведении нашей героини обнаружились и другие странности: погладишь ее по спинке – она с писком подпрыгивает вверх, как лягушка, и принимает пикантную позу одалиски с задранным хвостом. Понятно, женихов ждет с таким нетерпением, что даже с людьми заигрывает!

План увеличения крысиного поголовья был утвержден на семейном совете вернувшимися родителями. Я отправился покупать «мужичка» на Калининский рынок. Продавцы с большим пониманием отнеслись к моей проблеме: «Не беда, есть у нас женишок для вашей барышни! Смотри, какой жеребец! Ласковый, любую женщину ублажит! Ты только посмотри, какие вторичные половые признаки!»

Да, какие там вторичные! То, что развалилось в отдельной клетке, выглядело как один сплошной, здоровенный, вполне первичный половой признак, сладко дрыхнущий после обеда… Я сразу окрестил его Мукой Лудищевым, почему, надеюсь, не надо объяснять, и, засунув этот фаллический символ с лапками за пазуху, отправился к умирающей от нетерпения Анфисе.

При ближайшем рассмотрении претендент на роль героя-любовника оказался весьма пенсионного возраста с двумя ярко выраженными жизненными интересами – пожрать и поспать. Однако прелести юной нимфы пробудили сладко дрыхнущую чувственность ветерана крысиного движения: то с дивана, то из-под шкафа регулярно раздавались писк и возня двух влюбленных грызунов.

И так три дня. Сомлевший после любовных приключений дедуля еле доползает до миски и, объевшись, нагло заваливается дрыхнуть на ковер посреди комнаты. Спит, как богатырь, – можно пинать, можно на танке по нему ездить – не пошевелится. Первое, что видит его еще мутный спросонья взгляд, – это Анфискины прелести, пикантно шевелящиеся на диване. Цикл замыкается…

На четвертый день на ковре лежал хладный труп. Вскрытие в клинике показало – разрыв сердца. Вот так, укатали сивку крутые горки!

Трагическая гибель первого мужчины расстроила Анфису, но ненадолго – она быстро округлилась и принялась грызть плинтус в углу. Решила уйти в подполье и там родить. Нас такой поворот темы не очень устраивал – беременная революционерка была отловлена и посажена в карцер, в клетку то есть. Анфиса гордо заявила, что, как и орлы, она в неволе размножаться не хочет – и съела свое новорожденное потомство!

Постройневшая и помолодевшая, она снова стала весело скакать по квартире и недвусмысленно заигрывать со всеми двигающимися объектами. Опыт первой любви не прошел даром – ну зачем нужны эти дети, когда жизнь бьет ключом и сулит столько оргастических радостей! Она пользовалась огромной популярностью у противоположного пола, ни один из принесенных с рынка хвостатых кавалеров не мог устоять перед ее греховной красотой. Увы! Она уморила нескольких мужей, но ни разу не озаботилась воспитанием потомства.

Во всем остальном это был очень милый, добрый и забавный человечек. Наверное, душа ее прощена, и находится где-то на крысиных небесах в райской клетке, где много женихов, «Медвежьей крови» в поилках и никогда не бывает детей!

Сергей Коузов, рис. Веры Глотовой


Поделиться в соцсетях:

ВКонтакт Facebook Google Plus Одноклассники Twitter Livejournal Liveinternet Mail.Ru




При полном или частичном копировании материалов прямая и активная ссылка на www.zooprice.ru обязательна.