Серия 44 - ошейники от паразитов для собак и кошек

Как боролись с дисплазией у собак на организационном уровне

10.07.2017
Читать часть 1. Дисплазия тазобедренного сустава у собак - что это?

Дисплазия тазобедренного сустава у собак, селекционные программы

Если у кого-то создалось впечатление, что в начале "дисплазийной" эры потрясенные кинологи всего мира дружно поднялись на борьбу с новоявленной проблемой, то он глубоко ошибается. Быстро среагировали лишь организации-потребители, то есть те, кто закупал и выращивал собак для рабочего использования, и то кое-где: армии в США и Швеции, различные школы по подготовке собак-поводырей слепых. Статистические исследования показывают нам, какие же породы до сих пор больше всего использовались людьми. Это немецкие овчарки, лабрадоры-ретриверы, золотистые ретриверы и ротвейлеры.

Кинологическая общественность раскачивалась довольно долго. Особенно в Европе. Даже в "главном" овчарочьем обществе мира, в немецком Шеферхундферайне, как сейчас кое-кто вспоминает, некоторые ведущие функционеры долго сопротивлялись введению проверок на дисплазию, называя ее "американской болезнью", свойственной лишь собакам США. Это понятно - введение нового критерия по выбраковке племенных животных затрагивало интересы, в первую очередь, их хозяев: заводчиков и владельцев племенных кобелей. Так что поначалу внедрение антидисплазийных технологий в собаководческих организациях продвигалось усилиями энтузиастов.

В основном преобладало два подхода

Дисплазия тазобедренного сустава у собакОдин из них, совершенно радикальный, можно проиллюстрировать на примере голландских ротвейлеристов. Помните в "Золотом ключике" - "пациент либо жив, либо мертв". Так и тут: сустав признавался либо здоровым, либо "дисплазийным". Собаки с дисплазийными суставами из разведения безжалостно выбраковывались. "Сколько ценных племенных животных мы потеряли", - до сих пор сокрушаются голландские кинологи. Но могло быть еще хуже: ведь были предложения выбраковывать не только больных животных, но и всех их ближайших родичей - родителей и однопометников.

Многим этот подход казался единственно верным, ведь дисплазия считалась тогда наследственным заболеванием. Но если бы этот радикальный метод лечения головной боли посредством отрубания головы был взят на вооружение во всем мире, то сейчас, по оценке Малькольма Уиллиса, мы не досчитались бы очень многих пород.

К счастью, у собаководческих организаций находились и более либеральные советники. Там, где выбрали второй путь и взяли на себя труд разработать долгосрочные программы борьбы с дисплазией, сейчас не сокрушаются горько, подсчитывая "штабеля наломанных дров". В кинологических союзах многих стран подумали о стратегии, о последствиях принимаемых мер, об интересах и породы в целом, и владельцев отдельных собак.


Там начали с организации единого центра диагностики. "Организация" - это только звучит впечатляюще, а на практике это всего лишь означало договоренность с одним из ведущих в стране специалистов-дисплазийщиков об оценке присылаемых ему со всей страны рентгеновских снимков. Договоренность эта могла касаться оценки как собак какой-то одной породы, так и всех собак национального кинологического союза. Главное - обеспечение грамотной оценки, без личных контактов (все мы люди!) с владельцами собак и, что самое важное, единый, а значит сопоставимый подход к оценке суставов для всех собак каждой породы.

Вообще-то для селекционной работы среди, скажем, тех же немецких овчарок не так уж важно знать уровень распростанения дисплазии у сенбернаров и левреток - разве что для того, чтобы отбиваться от несправедливых нападок. Хотя выявленные закономерности среди других пород могут подсказать пути работы и с собственной породой. Например, отказ от излишне тяжелых животных. Но и отбор по состоянию суставов тоже может сказаться на формировании облика здорового животного, а для этого все заключения по породе должны быть сопоставимыми, то есть выйти из одних рук.

Следующими шагами стали "агитация и пропаганда". Сначала владельцев собак просто призывали делать собакам рентгеновские снимки, а затем перешли к мягкому давлению: наличие проверки на дисплазию объявлялось обязательным для племенных собак. Но только проверки - независимо от ее результата мер никаких не принимали. То есть, попросту говоря, проводилось обследование состояния породы. В некоторых странах на этом и остановились. Диагноз требуется, и он обязателен даже для участия в выставках. Но ограничений на племенное использование нет никаких: информация для заводчиков открыта, а уж их дело решать, каких животных они станут использовать и получать в своем питомнике. К слову сказать, открытость результатов проверки, в отличие от OFA, вообще характерна для европейских систем.

Но обычно после анализа текущего состояния переходили к разработке и внедрению селекционных программ. Из разведения исключались собаки, рожденные после такого-то года, с тяжелой, а потом и со средней дисплазией. Или же требовалось, чтобы при подборе пар один из производителей имел здоровые суставы. Эти подходы могли быть разными, зависели и от результатов анализа проблемы в породе, и от численности породы. Ведь там, где племенная база мала или же велико число дисплазийных животных, сплошная выбраковка могла поставить породу на грань исчезновения.

В конце концов, как заметил Зигмунд Шлаф, профессор Берлинского университета и главный диагност по дисплазии бывшей ГДР, здоровые суставы - это не единственное, ради чего мы разводим собак.

Были породы, у которых проверка выявила редкостное благополучие или же это благополучие было достигнуто очень быстро. В ГДР для таких "счастливчиков" проводились лишь выборочные проверки. Время от времени под облаву попадали собаки определенных годов рождения. Или же жертвы для проверки назначались методом случайной выборки из числа собак определенного года рождения. Год рождения выбирался из свежих поступлений - для контроля за текущим состоянием породы.

Почему все же выборочные проверки? Проще и надежнее гнать "под рентген" всех подряд. До 80-х годов прошлого века время от времени поднимался вопрос о том, наносит ли вред здоровью животных рентгеновское облучение в области половых органов. Некоторые заводчики ГДР публиковали данные о том, что увеличилось число пустых вязок и связывали это с проведением рентгенографии. В последние годы мне ничего не доводилось читать по этому вопросу: то ли подозрения не подтвердились, то ли рентгеновские аппараты стали лучше.

Но, в общем, в каждой стране и в каждой породе стратегию выбирали свою. Где-то национальные кинологические союзы (например, Швейцария, та же ГДР) объявляли национальные программы, то есть проверка на дисплазию становилась обязательной для всех пород. Где-то селекция ведется только в отдельных породах.

А у нас?

У нас, насколько я знаю, было еще интереснее: селекция началась в отдельно взятой породе в отдельно взятом городе. Середина 80-х, СССР, Ленинград, Клуб служебного собаководства, ньюфаундленды и руководитель породы Смирнова Галина Аркадьевна. Это ж надо было так убедить членов породной секции, чтобы на своем общем собрании они приняли подобное решение. Но одного решения мало, надо было найти место для проведения рентгена - не будешь же всех по ночам отправлять в "травму", надо было найти диагноста (1-й медицинский институт).

Необыкновенно интересным человеком была Галина Аркадьевна - светлая ей память! Организация и подготовка ньюфов по службе спасения на воде - это тоже она. И уже в новой, нынешней системе организации собаководства была очень успешна со своим питомником Смигар - Смирнова Галина Аркадьевна.

И когда мы, заводчики немецких овчарок, в середине 90-х начинали вводить в Питере керунг и проверку на дисплазию для своих собак, то созданная ею система очень выручила нас. Керунг был у нас поначалу делом сугубо добровольным, но снимок на дисплазию и диагноз мы требовали. Вот тут-то и возникли проблемы. Были снимки с мутным изображением непонятно чего и странным заключением "костных изменений не обнаружено".

Впрочем, по снимку такого качества с достоверностью можно было бы обнаружить только отсутствие одной из костей или, на худой конец, открытый перелом. Были и другие проблемы: немецкая овчарка, появившаяся в рентгеновском кабинете ветеринарной клиники, и желание ее владельца сделать рентгеновский снимок на дисплазию вызывали у некоторых ветеринаров потрясение и безаппеляционный диагноз еще до съемки: "Да, конечно же, у Вашей собаки дисплазия, все немецкие овчарки уроды и калеки".

Владельцы овчарок нашей первой "керунговской волны" металась по рентгеновским кабинетам города в попытке получить "недисплазийный" диагноз для собак, пробегающих за велосипедом десяток-другой километров в качестве разминки и ласточкой берущих более чем метровый штакетник. Отдушиной тогда стали Ветеринарная Академия и диагносты Галины Аркадьевны Смирновой. - Мы, дивясь, разглядывали снимки, на которых мало того, что все было отчетливо видно, так и еще сам снимок был расчерчен, а в заключении фигурировали знакомые лишь по литературе понятия ("угол Норберга" и др.) Правда, диагноз был тоже типа: есть дисплазия или нет. О разделении на степени разговора не было.

Со временем система керунга, а вместе с ней и проверка на дисплазию стала обязательной для всех немецких овчарок России. Сейчас в системе РКФ немецкая овчарка - единственная порода, где ведется обязательная селекция по здоровым суставам.

Е. Александрова

Читать часть 6. Индексы ZW для оценки вероятности возникновения дисплазии

Поделиться в соцсетях:

ВКонтакт Facebook Google Plus Одноклассники Twitter Livejournal Liveinternet Mail.Ru

Разместить объявление


При полном или частичном копировании материалов прямая и активная ссылка на www.zooprice.ru обязательна.
Яндекс.Метрика Рейтинг@Mail.ru