Разместить объявление

Птицы Баболовского парка

Птицы Баболовского парка
04.02.2007

В зеленое "ожерелье" нашего огромного и шумного города входит много замечательных скверов, парков и лесопарков. Но некоторые из них, безусловно, выделяются на общем фоне - как площадью, так и разнообразием населяющих их животных и растений.

Таковы, например, Юнтоловский заказник, парк "Сергиевка" в Старом Петергофе, Павловский парк. Но в этом ряду, на мой взгляд, заслуживает своего места и менее известный Баболовский парк, расположенный на окраине г. Пушкина. О нем мне и хотелось бы рассказать сегодня. При этом сразу оговорюсь, что основными героями моего рассказа будут все те же птицы, специальные наблюдения за которыми я провожу на территории парка уже в течение ряда лет.

Баболовский пейзажный парк является одним из крупнейших пригородных парков Санкт-Петербурга - его площадь составляет 268 га. Граничит он с Александровским и Екатерининским парками и образует вместе с ними большой зеленый массив.

В XVIII в., в целях расширения Екатери-нинского парка и присоединения территории, лежащей к западу от него, близ деревни Баболово был построен деревянный усадебный дом Г.А. Потемкина. В 1783-1785 гг. по проекту архитектора И.В. Неелова на месте усадьбы был построен каменный дворец и распланирован небольшой пейзажный сад. Тем не менее, большая часть территории, ныне занимаемой Баболовским парком, еще в начале XIX в. была покрыта естественным еловым лесом. Первые попытки освоения этой территории относятся к 1820-м гг., когда были проложены Новобаболовская дорога и дорога от Красносельских ворот до Баболовского дворца. В 1845 г. на этой территории был создан питомник для выращивания деревьев и кустарников, носивший название Школьное садовое заведение. В 1860-х гг. в результате вырубки и выкорчевки части леса, посадок дубов, лип, кленов, берез и других пород деревьев и кустарников возник новый парк с рощами и широкими перспективами лугов. В годы Великой Отечественной войны Баболовский дворец и парк сильно пострадали от налетов авиации и порубок. В послевоенные годы проводилось восстановление парка, но дворец до настоящего времени не восстановлен.

В парке растут в основном лиственные породы деревьев - липа, дуб, клен, ясень, береза, ольха, осина, хотя есть участки и с преобладанием ели. Местами встречается лиственница и сосна, в районе Баболовского дворца растут пихты. В подлеске много рябины и черемухи, а на полянах и лугах буйно разрастаются травы, нередко поднимаясь в рост человека: разнообразные злаки, таволга, бодяки, иван-чай, медуница, гусиный лук, хохлатка.

Такое многообразие насаждений, мозаич-ность ландшафта (т.е. чередование сплошных массивов и открытых мест), а также большое количество кустарников в основном и определяют значительное разнообразие птичьего населения.

Итак, давайте совершим краткую орни-тологическую экскурсию в парк в различные сезоны года.

Начнем же мы ее с зимнего, но уже по-весеннему радующего высоким солнцем, месяца - февраля. В это время уже становится заметным предвесеннее оживление среди пернатых зимовщиков: поют большие синицы, лазоревки, пухляки и гаички, свистят поползни, метко названные в народе за этот самый свист "ямщиками", чирикают полевые воробьи и скрипят снегири. В феврале же начинают барабанить большие пестрые дятлы, токовать вороны и вороны, становятся слышны самобытнейшие песни соек (см. № 4 за 2005 г.).

В марте к "запевалам" присоединяются зеленушки, щеглы, а также чижи, начинающие петь еще в зимних стаях. Выводит свою тоненькую песенку, звучащую как "си-си-ситр, си-си-ситр", и желтоголовый королек - самая маленькая птичка нашей области, с золотой шапочкой-короной на голове. В это же время постепенно распадаются синичьи стаи (см. № 2 за 2006 г.) и, наконец, появляются первые перелетные птицы - скворцы. Их активное пение начинается в парке в начале апреля. При этом наиболее часто местные скворцы включают в свой репертуар трели зеленушек и песни чечевиц. Стоит заметить, что скворцы вообще являются непревзойденными пересмешниками, подражая голосам 23 видов птиц!

белка

Апрель месяц знаменуется не только началом пения скворцов, но и бурным снеготаянием, а также прилетом и пролетом множества птиц -мигрантов. В парке появляются лесные голуби - вяхири, громкое воркование которых "рру-рру-ру -ру-ру, рру-рру-ру - ру-ру" начинает раздаваться в смешанных массивах. Прилетают лесные коньки, устраивающие гнезда на опушках полян и луговин, а также белые трясогузки, крапивники, зарянки, лесные завирушки, черный и певчий дрозды, дрозды-белобровики и рябинники.

Интересно, что для белобровиков (у них действительно белая бровь над глазом) очень характерно явление изменчивости местных напевов. Это означает, что живущие в Баболовском парке дрозды могут петь одним образом, а, к примеру, в Павловском - по-иному. С середины апреля становится хорошо заметно токование - барабанные дроби и трели "ки-ки-ки-ки" - малого пестрого дятла, "блеяние" над кочкарниковыми лугами кулика-бекаса. В апреле, в отдельные годы, активно токует по ночам ушастая сова, гоняются друг за другом вдоль ручьев вернувшиеся в парк с зимовок кулики-перевозчики, издает свое мелодичное "тю-юлли, тю-юлли", летая над деревьями, кулик-черныш.

Кроме всей этой шумной пернатой компании, остающейся в парке гнездиться, в апреле над его территорией транзитом пролетают птицы, гнездящиеся в других местах, либо вообще за пределами Ленинградской области: проходят косяки гусей-гуменников, издающих низкое "го-гок - го-гок", белолобых гусей, небольшие (4-13 птиц) группы озерных и сизых чаек. Причем белолобые гуси и гуменники не только пролетают над парком транзитом, но и останавливаются на кормежку на граничащем с ним поле в количестве 400-450 птиц одновременно.

Изредка в небе можно услышать более высокие, нежели у гуменников, голоса серых гусей, также летящих гнездиться в более северные районы. В апреле появляются у нас в парке и кряквы, несколько пар которых впоследствии остаются выводить птенцов на его территории. А в апреле прошлого года на залитых водой котлованах в течение нескольких дней кормились и отдыхали 10 чирков-свистунков и одиночная серебристая чайка.

Так что во втором весеннем месяце жизнь птиц в парке уже буквально "бурлит": они поют, токуют, строят гнезда, откладывают яйца, а некоторые (например, вороны) уже выкармливают птенцов. Но, несомненно, наиболее заметны в это время флейтовые звучные песни черных дроздов и переливчатые трели зарянок, удивительно хорошо звучащие в прозрачном воздухе раннего утра.

Сова

Наступает май. Теперь во многих местах в парке благоухает черемуха, светятся живым золотом шары купальниц, зеленеет дымка молодой листвы. И в первой декаде мая начинает раздаваться чарующее пение наших непревзойденных отечественных певцов - соловьев. Стоит упомянуть, что одно из лучших, по мнению знатоков певчих птиц, образное описание соловьиного пения дал И.С. Тургенев в своем письме к С.Т. Аксакову "О соловьях".

Кроме соловьев, в мае в парк прилетают небольшие коренастые коростели, беспрестанно повторяющие на ночных лугах свое резкое и громкое "крэкс-крэкс", вертишейка (см. №№ 1-2 за 2007 г.), сорокопуты-жуланы, садовые и серые славки, самозабвенно исполняющие свои незатейливые, но приятные песенки -так называемый "славочий говорок", а также славка-черноголовка, имеющая более красивую и звучную песню.

Появляются малая и серая мухоловки, дубоносы - коренастые толстоклювые птички, чечевицы, киноварно-красные самцы которых знамениты своей песней, неизменно звучащей как "Витю видел?" в различных вариациях. Высоко в кронах становится слышно мелодичное "фиу-лиу" иволги, кукование всем известной кукушки и, наконец, в самом конце мая - начале июня прилетают самые поздние мигранты - садовая, болотная и тростниковая камышовки, обыкновенный и речной сверчки, пение которых действительно похоже на стрекотание сверчков или кузнечиков, и камышовка-барсучок, названная так за полосатую окраску головы.

Всего же на территории парка гнездятся более 60 видов птиц, в том числе ястребы -тетеревятник и перепелятник, а также чеглок -небольшой сокол с черной маской на "лице" и красными "штанами". А однажды летом был встречен осоед - любитель лакомиться личинками ос.

В июле пение птиц постепенно стихает. В это время подавляющее большинство птиц занято гнездовыми заботами, поэтому повсюду можно увидеть летающих, скачущих, лазающих птиц - родителей, разыскивающих корм для своих постоянно просящих есть отпрысков. Но главной приметой этого месяца все же является массовое появление слетков - птенцов, оставивших гнезда, призывные крики которых слышны буквально повсюду. А в августе, если пройти по парковым дорожкам, обязательно встретишь стайки взрослых и молодых чижей, а также щеглов, с удовольствием кормящихся на таволге и бодяке огородном.

Постепенно небо становится все ниже и бледнее, деревья надевают золотисто-багряный наряд, и в парк незаметно приходит осень. Вспыхивают в рощах и ельниках ярко-красные шапки подосиновиков и мухоморов, а перелетные птицы отправляются в долгий и нелегкий путь к своим зимним "квартирам". Конечно, различные виды птиц летят в разные сроки, и в целом их отлет из парка продолжается с августа по октябрь. Кстати, улетают раньше всех те, кто прилетает весной позже всех - соловьи, камышовки и сверчки. Осенью, кроме того, над парком иногда величаво летят лебеди-кликуны, издавая свои "гукающие" крики, а также встречаются птицы, для которых характерны ежегодные осенние перемещения - воробьиный сычик и седой дятел.

Зиму же в парке ежегодно проводят около 25 видов птиц, в том числе синицы, поползни, пищухи, ястребы, снегири, а также прилетающие зимовать из лесных массивов белоспинный, черный и трехпалый дятлы. Кроме того, практически каждый год у нас появляются гости из северной тайги и тундры - свиристели и чечетки. В отдельные годы на кормушках в шумной синичьей стайке можно встретить и синиц-московок, отличающихся светлым пятном на голове, а также хохлатых синиц - гренадерок.

А один раз, в феврале 2001 г., в парке около свободного ото льда ручья был встречен даже зимородок - ярко-голубая небольшая птица с оранжевым брюшком, обычная у нас в области на гнездовании, но в зимнее время встречающаяся крайне редко.

Кроме птиц, в парке постоянно живут и некоторые звери - горностай, ласка, лесная куница, еж и белка, встречаются лиса и заяц-беляк. Копошатся в своих норах и лесной подстилке полевки, лесные мыши и землеройки - маленькие зверьки с длинным носом - хоботком. А иной раз, в годы урожая желудей, на полянах под дубами можно увидеть даже порои и следы кабанов, заходящих в парк на кормежку из ближайших лесных массивов.

Кроме птиц и зверей, встречается живородящая ящерица, а также травяная лягушка, весенние "концерты" которой звучат в конце апреля в небольших и хорошо прогреваемых солнцем бочажках. Весной и летом подлинным украшением парка являются различные бабочки - как совсем обычные лимонницы, крапивницы и капустницы, так и встречающиеся более редко боярышница, дневной павлиний глаз и тополевая ленточница. Иногда в парке можно увидеть и очень редкого гостя - бабочку-адмирала, а также переползающую дорогу изумительно красивую гусеницу винного бражника.

Вот мы и завершили нашу небольшую экскурсию, которая, я надеюсь, была для вас, уважаемые читатели, не слишком утомительной. Но прежде чем попрощаться с вами, мне хотелось бы задержать ваше внимание и несколько слов сказать вот о чем. В последние 10-15 лет экосистема парка испытывает все усиливающееся давление со стороны человека. Возрастает число посещающих парк людей, которые, к сожалению, ходят не только по специально предназначенным для прогулок дорожкам, что приводит к вытаптыванию травяного покрова, всходов древесных растений, уплотнению почвы, разрушению лесной подстилки.

Каждую весну умышленно, а также просто по небрежности поджигается сухая трава, в которой гибнут насекомые и мелкие грызуны. Все больше становится любителей "отдыха" на природе со спиртным и, следовательно, все больше кострищ и бросаемого тут же мусора. Несомненно, свою лепту в ухудшение экологической обстановки вносят и предприятия, расположенные рядом с парком и жилыми домами, выбросы которых в последнее время заставляют буквально ежедневно закры-вать форточку в квартире. Но в настоящее время возникла новая, еще более серьезная проблема.

Судя по публикациям в местной прессе, на примыкающей к парку территории планируется построить гольф-клуб при участии шведского капитала и соответствующую инфраструктуру. В связи с этим запланирована и уже претворяется в жизнь идея реконструкции парка: постепенно в различных местах прореживаются древесные насаждения, вырубаются и сжигаются кустарники, молодые клены, черемухи, рябины.

Делается это якобы для того, чтобы вернуть парку его изначальный облик, существовавший в XVIII в. (опять же, судя по публикациям в прессе). Не берусь судить о том, действительно ли организаторы проекта преследуют подобную цель (или это всего лишь "пускание пыли в глаза" населению). Но могу сказать только, что, даже если это действительно так, претворение подобного плана в жизнь будет безусловной ошибкой. По моему глубокому убеждению, в только что наступившем тысячелетии человечество в первую очередь должно заботиться о сохранении биологического разнообразия на планете и думать об экологической, а значит и своей собственной, безопасности.

И эта задача должна быть не менее приоритетна, нежели сохранение историко-культурного наследия. Приверженность же выполнению этой задачи Россия, между прочим, формально продемонстрировала в 1992 г. в Рио-де-Жанейро, подписав международную конвенцию о сохранении биоразнообразия. Поэтому, как представляется, экологическая роль Баболовского парка в его нынешнем, так называемом "запущенном", состоянии превосходит его историко-культурное значение.

ворона

Кстати, если уж говорить о внешности парка в его историческом прошлом, то, как я уже говорил, он создавался как пейзажный, а не регулярный парк с безусловным наличием в нем хотя бы групп кустарников. Об этом тоже неплохо было бы помнить устроителям проекта. Кроме того, на его территории находится всего один памятник архитектуры - Баболовский дворец. Поэтому можно было бы, отреставрировав сам дворец (что действительно необходимо сделать), реконструировать лишь непосредственно примыкающую к нему территорию. А остальные участки парка оставить такими, какие они есть.

Проведение же реконструкции на всей территории парка неизбежно скажется на благополучии его пернатых и четвероногих обитателей. Не хочу сгущать краски, но в случае вырубки кустарников вполне реально исчезновение из парка славок, чечевиц, жуланов; выкашивание травы и уничтожение листового опада повлечет за собой оставление этой территории пеночками, соловьями, камышовками; лишившись так называемых "глухих" участков, перестанут гнездиться зарянки, крапивники, лесные завирушки, ястреб-тетеревятник и кулик-черныш. Хуже станут условия для жизни и таких зверей, как горностаи и землеройки.

В целом парк может лишиться не менее 50% тех видов птиц, которые сейчас находят в нем благоприятные условия для гнездования. Вот такая получается арифметика. И все из-за того, что кому-то очень хочется провести в жизнь очередной коммерческий проект, сулящий, наверное, неплохие барыши, а также из-за того, что руководством садово-паркового хозяйства культура ведения этого самого хозяйства понимается, по-видимому, только лишь как необходимость вырубки кустарников, сгребания и сжигания листьев, выкашивания травы, уборки всего валежника и вырубки всех без исключения старых и сухих деревьев.

К слову сказать, схема подобной "реконструкции" была неоднократно апробирована на городских парках в конце 70-х - начале 80-х гг. XX в., что повлекло за собой, как писал в своей книге "Птицы Санкт-Петербурга" научный струдник ЗИН РАН В.М. Храбрый, уменьшение числа гнездящихся видов в Московском и Приморском парках Победы, в парке Челюскинцев и Сосновке.

Хочется надеяться, что этого не произойдет. Что разум (или хотя бы его остатки) возобладает, и Баболовский парк не превратится в один из зауряднейших регулярных парков со скучными рядами одних лишь стволов деревьев и таким же заурядным составом насе-ляющих его животных. Что останутся на его территории хотя бы отдельные участки с цветущими кустами дерена, с благоухающей по весне черемухой и буйно краснеющим иван-чаем.

Что будет это замечательное место и в будущем выполнять свою роль одного из звеньев "экологического каркаса" Санкт-Петербурга, обеспечивающего нам, его жителям, возможность дышать чистым воздухом, чувствовать на лице дуновение свежего ветра, наслаждаться ароматом цветов, пением птиц и радоваться встречам с живыми творениями Природы - в общем, возможность жить в здоровой среде, которая, на мой взгляд, является главной составляющей такого модного ныне понятия, как "качество жизни".

Игорь Попов, натуралист, 
член Союза охраны птиц


Поделиться в соцсетях:

ВКонтакт Facebook Google Plus Одноклассники Twitter Livejournal Liveinternet Mail.Ru



При полном или частичном копировании материалов прямая и активная ссылка на www.zooprice.ru обязательна.