Hurtta - одежда для собак из Финляндии

Фотоохота за лисицей

Сумеречные друзья

День первый

Лисица«Тук, тук! Здрасьте, мы пришли к вам дружить и просто пообщаться… А нет ли у вас тут чего-нибудь вкусного в мусорном ведре?» - кто-то постучался в дверь избушки и начал деловито хозяйничать на крыльце. С сожалением отрываюсь от пылающей жаром железной печурки и высовываюсь наружу. Темнотища и холод - на дворе вовсю хозяйничает октябрь.

Ночной лес тянет застывшие ветви в хрустальную черноту, усеянную миллиардами колышущихся звезд. Тишина и тайна! Только где-то над морем растерянно стонут заблудившиеся белолобые гуси. Их перекличка постепенно растворяется на западе. Вот далеко за болотом что-то невнятное пролаяла длиннохвостая неясыть. И снова все тонет в тишине.

Да, а где же гости? Никого не видать. Включаю светодиодный фонарик. Результат - тот же. Помирающие, чахоточные батарейки выдают слабое синюшное подобие света. С трудом вырисовываются только ближайшие еловые стволы и полуголые ветки орешника. И все тонет в голубовато-зеленоватой мгле. Картинка! Не то гомеровское царство мертвых, не то кладбище из третьего действия «Жизели». Бр-р…

После долгого блуждания по окрестностям луч фонаря зафиксировался на некоем полупрозрачном белесом облачке, бесшумно плывущем над самой травой. Вот оно остановилось, и в нем зажглись потусторонним светом два синих огонька. Ну точно, призрак!

А не маловато ли наше привидение? От горшка - два вершка. Может, кот из ближайшей деревни приблудился? За двадцать километров-то!? Так-так… Да это же лиса! Пушистый зверек, не сводя меня глаз, подбирался к ведру с консервными банками. Вот он застыл буквально в двух шагах. Умильная мося с умоляющим взглядом. «Ну, подвинься же! Там столько вкусного!».

Хватаю фотоаппарат. Лиса грациозно отскакивает - я за ней. Зачем-то понюхав землю у себя под лапами, ангельское создание бесшумно прозмеилось от меня еще на десяток метров. Снова судорожно крадусь следом, пытаясь поймать его в фокус камеры. Света фонаря явно недостаточно, но лиса охотно позирует, с любопытством уставившись прямо в объектив.

Вот, кажется, сфокусировал. Снимаю! В последнюю долю секунды зверь с изяществом иллюзиониста испаряется из кадра. Материализовался он снова метрах в десяти. Будто дразнит меня, зараза. Эта фотогонка с гандикапом могла бы продолжаться до бесконечности, если бы сзади не раздался грохот. Еще одна лиса, помельче и поизящнее, воспользовавшись ситуацией, настойчиво овладевает содержимым ведра. А, так вы на пару работаете! Муж и жена - одна сатана. Ну ладно, я все равно вас перехитрю.

Для закрепления дружбы я жертвую лисам целую банку тушенки и удаляюсь в свою обитель, обдумывать план боевых действий. Первая разведка боем показала - необходимы более мощный фонарь и много чего-нибудь вкусного, например рыбы, для закрепления дипломатических отношений. Причем рыбу желательно с запашком. За первым придется ехать в райцентр за 80 километров, а за вторым - идти по берегу один километр на маленькую рыболовецкую базу. Переполненный наполеоновскими планами, я наконец-таки заснул.

День второй

ЛисицаНу вот, все ингредиенты закуплены. Фонарь маленький, но светит ого-го. Рыбаки при покупке четырех килограммов самой дешевой полутухлой плотвы были несколько озадачены, но промолчали. Трудился я в поте лица. Из лесу была притащена замшелая колода и множество веток с разноцветными октябрьскими листьями - в нескольких метрах от избушки возник замысловатый съемочный фон, сильно смахивающий на гигантскую икебану. Рядом стояли несколько шестиков со вспышками.

Между ними я натянул две струны из сверхпрочной японской лески, выдерживающей средних размеров акулу. К ним на поводках из того же материала подвесил множество рыбешек. Лисы не смогут их утащить и будут есть перед камерой. Лиса с рыбой в зубах - не кадр, а хит сезона! По установившейся доброй традиции ровно в десять часов вечера грохот на крыльце возвестил меня о прибытии первой фотомодели. Маленькая лисичка, облизав пустое ведро, долго ходила кругами вокруг съемочной площадки.

Пикантный запах давно уснувшей плотвы притягивал ее, как магнит, заставлял красться по-пластунски и сладострастно замирать в самых разнообразных позах. Но, увы, все это происходило вне доступного для вспышек пятачка с икебаной. Зверушка бросала томные мечтательные взгляды то на меня, то на рыбу, но ничто не могло заставить ее вступить в заветный круг. Да, женщинам никогда не угодишь!

Лисовин, явившийся часом позже, после недолгого наблюдения за трусливым поведением супруги начал решительный приступ. Просочившись сзади икебаны, высунулся с одной стороны, потом - с другой. Оценил обстановку, глаза загорелись нехорошим блеском. Зверь собрался в комок и бесшумно, пружинисто прыгнул. Есть! Поймал!.. Рыбешка трепещет в зубастой пасти. Теперь бросок в сторону спасительной лесной темноты и… Туго натянутая леска вырывает трофей и с размаху лупит им лисовина. Рыбьим хвостом да по любопытному носу!

Сконфуженный зверь отскакивает и, по-кошачьи выгнув спину, тявкает на обидчика. Потряс недоуменно ушами, и снова в кадр. Добраться до строптивой рыбешки опять не удалось. Щелчок фотоаппарата, полыхнули вспышки - лис опять на исходной позиции. А мося все азартнее и азартнее! Отступать нельзя. Особенно на глазах супруги. А она рядышком со мной примостилась и с любопытством наблюдает, чем же это закончится. Интересно - даже кончик языка высунула.

Теперь лис решил разобраться со вспышками, решив, что они - источник всех его бед и проблем. Попытался дотянуться - высоковато. Попробовал обрушить шестик - тонкий прут склонился в дугу и отыграл опять по многострадальному носу. Лис решил перегрызть строптивую деревяшку у основания и наткнулся на натянутую леску.

Так, подергали зубами, понюхали, проследили, куда она тянется, присели - думаем. В этот момент лис чертовски смахивал на вороватого кота, пытающегося вскрыть хозяйский холодильник. Ух-ты, и ведь сообразил, в чем дело, - отгрыз многострадальной плотвичке голову, и бегом в кусты. Есть ее в кадре он дипломатично отказался.

Утаскивая третью рыбешку, умный лис совершил еще одно маленькое научное открытие. Если схватить ее не за голову, а за хвост и посильнее дернуть, то голова отрывается сама собой. К процессу перемещения рыбных запасов из кадра в кусты присоединилась и вторая лисичка. Стала соблюдаться строгая очередность - сунувшуюся вне очереди супругу лисовин пару раз осадил тихим басовитым ворчанием, чем-то напоминающим голос переполненного желудка.

Ну вот, вся вывешенная рыба исчезла, а хороших кадров почти нет. Выношу две последних гирлянды плотвичек. Лисы внимательно следят за процессом монтажа и тихонько урчат. Что-то они там удумали?! Не успел изготовиться со всей своей фотоаппаратурой, как лисовин подгрыз японскую леску с двух концов и утащил в кусты одну из связок целиком. Вторая была оприходована таким же образом. Увы, два последних килограмма приманки - два неудачных кадра.

В дело пошли тушенка и сардины. Мой месячный запас таял на глазах. Пока я ходил в домик за очередной банкой, мои друзья моментально стырили с крыльца ложку и фонарик. И зачем они им? Все, на сегодня хватит!

День третий

ЛисицаЛожка и фонарик нашлись. За сотню метров от избушки, на берегу Финского залива утром, во время чистки зубов. Море штормит. Волны необычайной красоты и силы картинно бьют в дикий непричесанный берег. Но у рыбаков нет рыбы, они коротают день с очередной бутылочкой и думают о погоде вслух. Деревья гнутся в дугу и местами падают - образуются живописные шишкинские завалы. Но из-за завалов на дороге автобусы до ближайшей деревни, в которой есть магазин, не ходят. Грустно осмотрев остатки запасов тушенки, отправляюсь за грибами.

В ближайшем сосняке на пригорке сидят мои подопечные и с интересом наблюдают. Комфортно потягиваются и аппетитно облизываются. Вечера ждут, проглоты. А фиг вам - самому жрать нечего!

День четвертый

ЛисицаШторм усиливается, деревья и рыбаки продолжают качаться и падать. Автобусы исчезли как вид. Хочется тушенки с картошкой и фаршированных маслин… А до ближайшей деревни 20 километров. Лисы ходят за мной, как на веревочке, и настойчиво предлагают немедленно подружиться. И рад бы, да нечем.

Они по-кошачьи подкрадываются сзади и прыгают, словно щенята, на расстоянии 2-3 метров. Но при виде наведенного на них фотоаппарата негодяи моментально исчезают, чтобы снова материализоваться в самый неподходящий момент.

С горя занялся фотографированием поползней и синичек. В результате рядом с лисьей икебаной возникло еще более громоздкое сооружение с замаскированной кормушкой в середине. Слава богу, хоть запасов геркулеса и семечек у меня пока хватает.

День пятый

Господи, когда же закончится это безобразие с погодой? Кто-нибудь добрый, выключи этот проклятый ветер, поставь на ноги рыбаков и разбери все завалы на дороге. При упоминании о тушенке начинается легкая икота. Внутри живота кто-то ворчит голосом голодного лисовина. Одно средство забыться: поползни и синички вокруг кормушки ходят толпами. Хватают семечки со скоростью света. Азартная съемка!

К вечеру пришел к интересному научному открытию: один килограмм поползней съедает за день в два раза больше, чем один килограмм обыкновенных лисиц. Кстати о лисах - в сумерках лисовин подозрительно долго крутился вокруг птичьей кормушки, вставал на задние лапки и вообще совал свой нос куда не следует. Мою отощавшую фигуру он оглядывал с плохо скрываемыми жалостью и участием.

День шестой

ЛисицаЗа ночь кто-то подмел все семечки и геркулес из синичьей кормушки и принес на крыльцо недоеденную чаячью лапку и мышиный хвостик… Кхм! Кто бы это мог быть? Во всяком случае - спасибо! Шторм постепенно стихает.

Рыбаки трезвеют, готовят сети и ждут штиля, я жду их с рыбой, лисы ждут условного сигнала к атаке. Выйдешь в лес в сумерках и позовешь: «Лис-лис-лис!» - в темноте сразу возникают две пары глаз. Умора: как коты на даче. Идешь по дорожке, а сзади вприпрыжку четыре зеленых огонька. Заклинатель призраков! К вечеру сети наконец-то были выставлены в уставшем от многодневного пьяного дебоша море. Ура!

День седьмой

ЛисицаУтренний визит к рыбакам:
- Привет. Мне бы десять кило плотвы. Есть?
- Есть, но тебе не понравится. Она еще не стухла. Приходи завтра.
- Ладно, уговорили - давай свежую!
- Слушай, зачем ты эту гадость ешь? Лучше мы тебе пару кило сигов в виде спонсорской помощи подкинем.
- Сиги - само собой! А плотва - приманка для лис.
- Зачем?! Они у нас с Шариком за компанию по ночам остатки геркулеса из котлов уничтожают. Просто сатанеют от него - вылизывают до блеска. Наш повар зимой иногда специально им готовит…

Обогащенный бесплатными сигами и советами, обратный путь я пролетел как на крыльях. Вся светлая часть дня была посвящена усовершенствованию лисьей икебаны. Нагромождение пней и коряг я довел до скульптурного совершенства, но держалось оно только на честном слове, веревках и глубоко продуманной системе сдержек и противовесов. Многоплановый задний фон из ветвей всех хвойных и широколиственных пород, растущих в округе, сильно смахивал на сказочный русский лес, не то с картин Васнецова, не то с ширпотребовских шкатулок, продаваемых иностранцам под агентурной кличкой «Палех».

На вытоптанную до основания авансцену я бросил красочное покрывало из лоскутков мха, кустиков черники, брусники, проростков рябины, альпийской смородины и клена. Посадил два роскошных папоротника. Живописные пряди лишайников картинно свешивались с сучьев коряги. Красные, желтые и лимонные листья клена, березы и орешника создавали строго продуманный ритмический рисунок, по замыслу автора тонко передающий ощущение грусти прощания с золотой осенью с легким налетом ожидания морозной свежести первого снегопада.

Часам к шести вечера великий художник-флорист стоял перед только что рожденным эпическим полотном, наводил последние штрихи и бесстыдно наслаждался своим детищем. От творческого самолюбования меня отвлек деликатный шорох за спиной. Прямо по тропе вразвалочку приближался лисовин. Подойдя вплотную к моему произведению, он нахально уселся и зевнул. Почесав за ухом, зверь начал недоуменно разглядывать открывшееся его глазам безобразие. По его мнению, в композиции картины не хватало самого главного - сюжетного центра… А именно - жратвы!

«Что-то вы, батенька, сегодня ни свет ни заря заявились. Еще не все готово. Подождите, не уходите, пожалуйста!»  Зверь и не думал уходить. Он вежливо сидел и смотрел, как двуногий судорожно дергается по площадке и развешивает вспышки. В довершение всех бед я умудрился задеть какую-то функционально важную веревочку - пни и коряги с диким грохотом обрушились. Немного поразмыслив, за лисьей икебаной последовала и птичья. Эхо разгрома донеслось до самых удаленных уголков леса.

Ну все, осторожный зверь, наверное, удрал, и никогда больше он сюда не придет!.. Медленно оглядываюсь. Лис со скучающим выражением физиономии сидит на прежнем месте и терпеливо ждет окончания затянувшегося спектакля. Словно благовоспитанный кот, глядящий на художества пьяного хозяина, вернувшегося домой в день получки.

Что было дальше - подробно описывать не стоит. Геркулес, который несколько неудобно таскать в зубах на дальние расстояния, оказал благостное влияние на поведение зверей. Они не просто спокойно ели его на площадке, лисы буквально всасывали кашу в желудки с урчанием земснарядов. Никто не думал удирать - объекты съемки деловито паслись перед камерой. Они переворошили всю подстилку на переднем плане, вставали на задние лапы и обстоятельно облизывали сучки икебаны, заблаговременно измазанные геркулесом. Через полчаса высокохудожественный фон выглядел как участок саванны, на котором протекали брачные игрища слоновьего стада средней величины.

Сколько поз, сколько кадров! Одна беда, под конец мои друзья освоились настолько, что трапезничали под самым моим носом, повернувшись к фотографу пятыми точками, которые еле влезали даже в штатный объектив. Прикрикнул - не оглядываются, стукнул по деревяшке - ноль реакции. Залаял по-собачьи - лисовин с недоумением повернул физиономию. Ты, что, мол, совсем от голода немножко того? Ну, иди к нам, подкрепись, тут на всех хватит.

Прощание

ЛисицаНу, вот и закончилось счастливое время. Дела зовут в город. Чтобы добраться до асфальта и успеть поймать утренний автобус, выбираюсь из своей берлоги в шесть утра. Вокруг тьма, холод и лужи - постоянно свечу фонариком. Случайный отблеск луча зажег в ельнике пару до боли знакомых глаз. Раздвигаем ветви - на склоне лесного холма из-под валуна выглядывает острая мордочка. Э-э, да у вас тут нора! Всего в каких-то ста метрах от избушки?!

Окончательно вылезший из своего убежища лисовин потянулся и грустно посмотрел в мою сторону: «Ну вот, ты и разгадал нашу маленькую тайну. Не обижай нас!»  Ладно, лис, мне пора. Не бойся, я вашей тайны не выдам. Все было очень здорово - мы обязательно скоро встретимся! Оглянувшись на повороте, я еще раз увидел маленькую фигурку, неподвижно сидящую на дороге.

Сергей Коузов, фото автора

1079

Поделиться в соцсетях:

ВКонтакт Facebook Google Plus Одноклассники Twitter Livejournal Liveinternet Mail.Ru





Разместить объявление

При полном или частичном копировании материалов прямая и активная ссылка на www.zooprice.ru обязательна.

Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика