vaka.ru - Консервы для собак Isegrim в подарок

Клубу фотоохотников – 45 лет

10.05.2008

В мае 2008 года Клуб фотоохотников Санкт-Петербурга празднует свое 45-летие!

На этот раз мы решили несколько отойти от «юбилейных» канонов: все-таки у нас праздник! Вместо официальных сухих строк давайте лучше почитаем веселые истории и полюбуемся великолепными кадрами, которые светятся теплом и нежностью, трепетным и бережливым отношением к природе…

Фотоохотники с радостью поделились с читателями нашего журнала своим замечательным наследием, чтобы вы тоже смогли насладиться красотой фотографий – как совсем недавних, так и работами прошлых лет.

Ящерица Бекасов Н. А.

плывущие лоси

Токующий тетерев

У меня в руках огромный альбом в ярко-красной обложке с надписью «Лучшие работы Клуба фотоохотников». Этот альбом и есть история Клуба, история фотосъемки – от черно-белых фотографий к цветным, от пленочной фототехники до начала новой эры цифровой съемки (кадры, снятые на «цифру», сюда уже не вошли). Альбом распух от карточек, в нем уже давно закончились свободные страницы, а фотоархив все пополняется и пополняется с каждым годом.

Каждый снимок архива – настоящий шедевр, созерцание которого похоже на какую-то восточную медитацию: хочется сидеть и молча смотреть, пытаясь удержать в памяти гордый поворот головы оленя, величавый размах гигантских птичьих крыльев, яркие праздничные краски великолепного пейзажа, точеную грациозную фигурку крохотной ящерки. Впрочем, судите сами!

Евгений Горинов. Мохноногий сыч

Андрей Михайлов. Чомга и ее семья

лебеди

У Клуба есть еще альбомы – более современные, посвященные искусству цифровой фотографии, а хранятся все эти архивы у супругов Александра и Любови Зубковых, в гостях у которых мы и находимся. Каждый выезд в лес – это целая сказка со счастливым концом, целое приключение. И сколько же их было почти за полвека?

Александр Зубков:

– Первая байка такая: копили деньги на шубу жене, потом пошли и купили фотоаппарат. Вы думаете, это анекдот? Вовсе нет!

Представьте себе: восьмидесятые годы. Мы молодые, почти что дети – веселые, бедные, как церковная мышь, но необыкновенно жизнерадостные. Кругом дефицит, хорошей техники без блата не достать, а снимать хочется…. Сколько наших фотоаппаратов было добыто с большими приключениями – всего и не вспомнить! Один раз в походе мы познакомились и подружились с очень интересными людьми, и они нам прислали фотоаппарат аж из Украины, из Львова – по почте. Кстати, шубу мы тогда так и не купили… Кто бы слышал – пальцем покрутил у виска. Тем более, в условиях тотального дефицита и всеобщей бедности. Но что нам было до мнения большинства обывателей, когда лес манит своими ароматами, птичьими голосами, дымом костра?

А еще моя супруга Люба изрезала свое платье, чтобы сшить мягкую игрушку! Вы думаете, зачем? Это длинная и весьма интересная история.

В конце зимы – начале весны фотоохотники очень любят выезжать на глухариный ток. Это не только замечательная возможность для фотоохоты, но и целое шоу! Птицы выделывают друг перед другом совершенно немыслимые пируэты, самцы устраивают поединки за самок, потом трогательно ухаживают за своими подругами. Кстати, многие знают поговорку «никого не слышит, словно тетерев на току»; нам с детства объясняли, что глухарь зовется глухарем именно за то, что он глухой… Но причину назвать никто не может. На самом деле токующий глухарь издает серии последовательных звуков: сначала что-то типа цоканья, потом шипит, немного поскрипывая, словно точит что-то напильником. В момент этого «точения» его ушные отверстия перекрываются, и он на какой-то момент перестает слышать – именно тогда к глухарю может подкрасться охотник. А фотоохота на глухаря – очень увлекательный процесс! Обычно мы ставим палатку на месте будущего тока и уезжаем, чтобы птицы попривыкли, освоились и перестали бояться. Когда приходит время глухариных рыцарских турниров и брачных танцев, в «бальный зал» под кронами заснеженных елей приезжают фотокорреспонденты, то есть мы, фотоохотники. Птицы увлечены друг другом и не обращают на нас никакого внимания (если, конечно же, правильно вести себя и не шуметь).

фазан

Выдра

Однажды мы с Любой решили провести эксперимент и для пущего эффекта подманить глухарей поближе. Мы вырезали из картона в натуральную величину и красками разрисовали глухаря и глухарочку. Я тогда работал сварщиком, и на работе мне удалось сделать специальную подставку для этих фигурок, вращающуюся от двух веревочек, которые я дергал, сидя в засаде, так создавалась иллюзия движения птиц. Там же, в укромном месте, стоял магнитофон, который «кричал» глухариными голосами. Нашей целью было приманить самца «обманкой»: муляжом соперника или влюбленной самочки, но все было напрасно! Мы не стали отчаиваться и применили более радикальный метод: из серого платья «птичьего» цвета Люба сшила восхитительную глухарочку – упитанную, роскошную, с глазищами-пуговицами и ярким рыжим лоскутом – пятнышком на грудке. Эта красавица имела больший успех: птицы заинтересовывались, подходили поближе, однако позже, почуяв обман, тоже теряли к ней интерес. Позже наши друзья-орнитологи объяснили нам, что глухарь – птица интеллектуальная и поэтому довольно плохо подманивается на такие уловки.

Если вспоминать дальше, то нам с вами не хватит вечера для рассказов, а в журнале попросту не хватит страниц. История всей нашей жизни может быть фотоохотничьей хроникой: самые лучшие воспоминания, самые яркие впечатления. Каждый выходной, каждый праздничный день, каждый отпуск у нас проходит в лесу. Кстати, в нашем Клубе была еще одна совершенно замечательная, неординарная личность – четвероногий фотоохотник по имени Джерик! Мы купили его совсем крохой, и всю жизнь он провел с нами, на природе. Чего только с ним не происходило! Было множество случаев, забавных и грустных: Джерик делил с нами все тяготы и радости нашей походной жизни. Я начал брать его в лес совсем маленьким. Как и всякий ребенок, Джерик с восторженным лаем носился по лесу, на все натыкался, проказничал, но очень быстро уставал. Помню, как-то он совсем скис, умаялся – и вот иду я, несу эту малявку в корзинке, а он свернулся клубочком и сладко-сладко дрыхнет среди собранных грибов…

Александр Зубков. Семья белобровика

Валерий Митенков. Канюк

В нашей памяти Джерик навсегда останется ласковым, жизнерадостным, необыкновенно любимым и даже несколько забалованным, а также верным, понимающим тебя другом. Когда он уже подрос, тоже иногда выкидывал такие кренделя! Идем мы с ним, а он вдруг, ни с того ни с сего разлегся посреди дороги: дескать, устал, понеси меня на руках. «Ну и оставайся здесь, если хочешь», – говорю я, напускаю на себя «суровый» вид и иду вперед не оборачиваясь, а у самого сердце так и разрывается от жалости. Не выдерживаю, останавливаюсь, оглядываюсь назад. Джерик встает, трагически опустив голову, и плетется следом: ладно уж, пошли, уговорил ты меня, нехороший хозяин, но я тебя все равно люблю.

Любовь Зубкова:

– Альбом со старыми фотографиями, что мы сейчас листаем, – это целая летопись, целая история. И не только история Клуба, но и история всей художественной фотографии вообще. Сначала были только черно-белые снимки, потом появилась цветная пленка – можете себе представить, какой это был революционный прорыв, какой восторг, какой новый повод для вдохновения?

У нас был целый «ритуал»: собраться вместе и печатать фотографии. Комната полностью затемняется, чтобы не засветить пленку, работать приходится в тусклом свете красного фонарика, везде расставлены ванночки с проявителем-закрепителем, и вот происходит настоящее чудо – бумага оживает и становится фотографией! Мы собирались целой компанией фотоохотников, помогали друг другу, восхищались великолепными снимками. Все приходилось делать руками: по ходу печати сам решаешь, сколько времени держать фотографию в растворе, чтобы она не получилась слишком темной или светлой, как закрыть пальцем или кусочком бумаги «неудачный» угол или убрать что-то лишнее, чтобы композиция кадра была более симметричной и т.д. Потом появилась ретушь – неровности, дефекты пленки корректировались специальными кисточками… И все это – в обществе близких, родных людей, самых лучших друзей!

Александр Зубков:

– Когда всю жизнь проводишь на природе, меняется и жизненная философия, и взгляд на многие вещи. Вот, к примеру, человек, мужчина – надел лучший галстук, купил цветов и пошел на свидание к своей подруге. А знаете ли вы, что это – совершенно нормальный природный процесс? Все танцы, стихи и песни, подарки и прогулки, романтику и нежность любви человечество «позаимствовало» именно у животного мира! Я сам не раз видел, как птицы ухаживают друг за другом так трогательно, так красиво! Журавли танцуют, снегири сидят на веточке, тесно прижавшись друг к другу, а потом «мальчик» срывает с дерева почку и протягивает в клюве «любимой девочке»: это и подарок, и поцелуй одновременно. Канюк приносит добычу своей подруге, и она припадает к земле, словно «кланяется», благодарит его. Когда сова сидит на гнезде, охраняя маленьких птенчиков, ее супруг несет добычу с победным кличем: вот я какой, поздравьте меня, я принес малышам лакомство! Самка вылетает ему навстречу, чтобы забрать мышь, лягушку или заячью тушку, и «поет» в ответ: да, я слышу, сейчас тебя встречу. Однако даже папашу к гнезду очень близко не подпускает, ревностно хранит малышей от любой опасности…

Биологи скажут: природный инстинкт, ритуальное поведение, выработанное долгими тысячелетиями эволюции. Да, не поспоришь, но почему все это выглядит так красиво и благородно? Жизнь – она прекрасна во всех проявлениях, а все великое и значительное появляется из малого и на первый взгляд низменного. Человек разучился видеть красоту мира, но не разучился быть собой. Именно поэтому мы так тянемся к чему-то прекрасному, неизведанному, непонятному, вторгаемся в мир природы, чтобы ухватить ее частичку, напитаться ее силой и великолепием. Хотите меньше грустить, болеть и уставать? Как можно больше времени проводите на природе! Только не забывайте: в лесу и в поле, в горах и на равнинах, в жарких пустынях и на просторах моря мы – всего лишь гости. Как и всякий воспитанный гость, человек должен учиться всеобщему этикету: уважать хозяев и уметь не только брать, но и отдавать. Природа играет свою симфонию, пишет свой увлекательный роман, но у нее не бывает черновиков – то, что стерто, стирается навсегда.

Любовь Зубкова:

– Вы просили рассказать о фотоохотниках. Все они – достаточно незаурядные люди; для кого-то фотографирование – это хобби, а для кого-то – настоящая профессия. Евгений Горинов – инженер-конструктор, всю жизнь проработал с техникой. Он неподражаемый изобретатель – все время придумывает что-то новое, совершенствует фототехнику с помощью подручных средств и охотно делится своими секретами с остальными членами Клуба. Сергей Кузнецов, Валерий Шишенков и Константин Шатенев работают в частном бизнесе. Андрей Михайлов – переводчик, закончил филфак и знает множество языков; долгие годы работал за границей. Андрей и Лида Михайловы вернулись в Питер, когда у них родилась маленькая дочь Эрика, которая «выехала» на свою первую фотоохоту с мамой и папой, еще не умея как следует ходить и говорить, чуть не в коляске! Неизвестно, будет ли она увлекаться фотографией, но природу любить будет точно. Если говорить о преемственности поколений и общесемейных хобби – в нашем Клубе это уже стало доброй традицией. У нас есть семьи фотоохотников: мы с Сашей, супруги Михайловы, жена Евгения Петровича Горинова, которая много лет сопровождала его в походах: он считает, что за многие талантливые кадры благодарить стоит именно ее. Елена Кенунен, известный фотограф, приобщила к фотоохоте своего сына Олега, который влюблен в мир живой природы и сделал эту любовь своей профессией, – сейчас это очень перспективный молодой ученый, прекрасный орнитолог.

Валерий Смирнов. Птенец ушастой совы

Судьба многих фотоохотников идет рука об руку с Клубом – мы не просто «друзья по интересам», а действительно очень близкие, родные друг другу люди. Сколько было общих праздников, дней рождений, совместных отпусков, встреч Нового года!

Вот сейчас мы с вами беседуем, а если пообщаться с другими фотоохотниками, то они смогут рассказать вам множество не менее интересных историй. Каждый запомнившийся случай, каждый удачный кадр для любого фотоохотника становится фамильной драгоценностью, бережно хранится и передается родным, друзьям, детям, внукам. Вы тоже можете посмотреть фотографии и почитать интересные истории, посетив сайт нашего Клуба.

А теперь давайте послушаем пение птиц…

Саша достает из шкафа огромные пластиковые коробки, до отказа набитые аудиокассетами. На уютную кухню приносится старенький магнитофон, который служит Зубковым верой и правдой уже много лет, и начинается чудо…

Знакомые биологи из Зоологического института дали нам позаимствовать свои диски: 383 записи птичьих голосов. Мы всем клубом переписали и изучили эти звуки, чтобы уметь быстро ориентироваться в лесу: какую птицу можно увидеть и заснять именно здесь? Хотите послушать, как кричат разные совы? Вот голос длиннохвостой неясыти, а это – неясыть обыкновенная. Вроде похоже, но спутать невозможно: разный тембр голоса, разный ритм, разная продолжительность звучания. Кассеты очень помогают в лесу: многие птицы летят на голос своих собратьев.

Если хочешь, чтобы твоя фотоохота была удачной, – надо не только бегать с камерой по лесам и полям, но и много, серьезно готовиться! Изучать флору и фауну России и Ленинградской области, читать специальную литературу о животных, постоянно штудировать определители, чтобы уметь различать зверей, птиц и насекомых по внешнему виду, гнездам, яйцам и т.д., знать их повадки – где они живут, чем питаются, какой образ жизни ведут и где их легче всего встретить. Когда наступает зима и сезон фотоохоты закрывается, мы собираемся вместе и не только проводим друг для друга лекции и рассказываем о наших приключениях, но и приглашаем специалистов – биологов, которые могут дать нам море полезной информации и повысить уровень эрудиции, без которой фотоохотнику никак не обойтись.

Что мы делаем на коллективных выездах? Конечно же, общаемся, празднуем, веселимся – только не в пьяном угаре и залихватском веселье, а в лесу, собравшись у костра. Народ разбредается от стоянки – кто пошел дров собрать, кто палатку поставить, кто – с готовкой помочь: воды набрать, картошки начистить, а кто-то – просто погулять… А потом приходят – один говорит: я тут ондатру в речке встретил, другой рассказывает: а я птиц заснял. В этом мы все – фотоохотник не пойдет без фотоаппарата даже за дровами! Быть неисправимым чудаком и романтиком, увлеченным человеком – заразно и неизлечимо, но вряд ли кто-то из нас хочет исцелиться от этой «болезни». Если вы чувствуете заинтересованность и наше хобби созвучно с вашим – приходите к нам в Клуб, мы будем рады.

Поздравляем Клуб фотоохотников с юбилеем! Автор и редакция журнала «Зоопрайс» выражают благодарность Александру и Любови Зубковым за замечательное, плодотворное общение, помощь в подготовке материалов и предоставление фотографий из архивов Клуба.

Анна Курц, фото из того самого альбома

Поделиться в соцсетях:

ВКонтакт Facebook Google Plus Одноклассники Twitter Livejournal Liveinternet Mail.Ru



Разместить объявление


При полном или частичном копировании материалов прямая и активная ссылка на www.zooprice.ru обязательна.
Яндекс.Метрика Рейтинг@Mail.ru